Личный Опыт. Дела заправские (Работа на АЗС)
Просмотров: 55650
1 Января 2007
Работа на АЗС

Когда я пришла устраиваться на работу в качестве заправщика на эту АЗС, во время предварительного собеседования начальство, само собой, поинтересовалось моим предыдущим местом работы. Я абсолютно честно ответила — автомойка. И, увидев слегка погрустневший взгляд своего собеседника, поняла, что автомойщик — это плохо. Как мне пояснили, на заправки в качестве пистолетчиков не очень любят брать, наряду еще с несколькими профессиями, бывших автомойщиков. Ответ на мой вопрос «Почему?» в высшей степени поразил: автомойщики привыкают к более легкой работе — в тепле, в достаточно сносном графике, получают хорошие чаевые. Работа автомойщика как-то расслабляет, и этим людям потом сложно адаптироваться к профессии пистолетчика. Ну ничего себе, подумала тогда я. Скакание весь день без продыху по лужам, с губкой и ведром в руках, переворачивание килограммов грязи за день расслабляет?! И после этого тяжело вставлять пистолет в бензобак?! Так подумала я тогда, а сейчас могу сказать совершенно однозначно: если судьба припрет к стенке, то лучше я буду мыть машины. Хоть по 20 в сутки. Но на заправку не пойду ни за какие коврижки.

Работа на АЗС
Мой первый рабочий день начался с получения спецформы: теплый фирменный комбинезон, куртка — и, как говорится, вперед и с песней. Краткий инструктаж от бригадира всех заправщиков сводился к следующему: это только кажется, что работа проста — вставляй пистолет в бак да вынимай оттуда. На самом деле все не так. Клиента нужно встретить, поприветствовать, спросить, какое именно топливо он будет брать, громко и внятно сказать номер колонки, открыть бак, вставить нужный пистолет, затем его вытащить, бак закрыть, а клиенту пожелать счастливого пути. В среднем на одного заправщика приходится три колонки. Как обслужить по этой схеме сразу трех клиентов — мои личные проблемы, надо успевать. Помимо всего, когда заканчивается час пик, и очереди в 2-3 машины возле колонок рассасываются, нужно убирать территорию. Если идет снег, чистить его специальной, так сказать, лопатой. (Бригадир назвал ЭТО милым словом «скребок», который при ближайшем рассмотрении оказался вдвое больше меня по размерам.) После этого территорию промести метлой, постоянно убирать мусор. Если снег валит весь день, значит, территорию нужно чистить в течение всего дня, как только появляется свободная минутка. На первый день меня от этих тяжких обязанностей как стажера и просто девушку освободили и отправили на колонку.

Все гениальное просто, но очень тяжело

Обслуживание первых трех машин мне продемонстрировал бригадир, а дальше — давай сама. К колонке подъехал респектабельный, вымытый и отполированный до блеска BMW... и я впала в ступор. Потому что вот так, сразу, сделать все действия одновременно и быстро, да еще с улыбкой на лице почему-то оказалось непросто. Смущало в большей степени то, что вместе с BMW на две параллельные колонки тоже подъехали машины, и их водители выжидательно смотрели в мою сторону в надежде получить-таки обслуживание. Из-за быстроты, с которой пришлось носиться между колонками, и объема хлынувшей на меня шквалом информации (у каждого клиента нужно спросить, сколько он будет брать бензина — не ради праздного любопытства, а для того, чтобы самой знать, сколько времени потребуется на заправку той или иной машины и иметь возможность обслужить всех сразу и одновременно), я постоянно забывала сказать какие-то стандартные фразы — либо поздороваться, либо назвать номер колонки, либо пожелать чего-то доброго и приятного напоследок. Напарники, глядя на меня с легкой укоризной, по-отечески объясняли мне мои ошибки. Да еще, как назло, первый день работы совпал с одним из самых первых крепких морозов, и уже после 20 минут стояния на колонках я поняла, что ноги близки к стадии отделения от тела. Да еще толстые перчатки на руках никак не давали быстро включить пистолет, и их постоянно приходилось снимать и примораживаться пальцами к металлу. Комбинезон оказался безнадежно большим — я поминутно наступала на собственные штанины, и в качестве апофеоза всего этого действа грохнулась-таки к ногам очередного клиента. А клиенты мне в мой первый день попадались все какие-то хмурые да недружелюбные и даже на мое жалостное «До свидания» абсолютно ничем не отвечали. И уже после первого часа работы я поняла, что люди, гордо именуемые операторами-заправщиками, в глазах приезжающих на заправку никто. Приложение к колонке, к пистолету, к собственной машине, если хотите, но никак не живое существо, и уж тем более не человек. Просто удобный плод современной цивилизации. Нет, не все так думают, но в большинстве своем...

Работа на АЗС

Наш бензиновый эксперимент: мы купили разное количество бензина, чтобы убедиться — погрешность не сохраняется при заливе разного количества топлива. С трех литров не хватило 25 мл...

Обидно, досадно, но коль назвался груздем, полезай в короб. И чуть-чуть отогревшись, я вновь пошла работать. Первые два-три часа после пересменки клиенты идут одним сплошным потоком, и к концу так называемого часа пик я поняла, что работу заправщика освоила почти в совершенстве. Тут же выяснились и первые нюансы работы пистолетчика, не слишком благовидные со стороны клиента. Машины идут стройными рядами, в самое пиковое время (с 8 до 9-10 часов) они стоят возле колонок очередью — не дай Бог, кому-то придется простаивать и ждать, пока заправщик обслужит соседа, а потому и делать все приходится быстро — как результат, сам клиент и страдает: вставить пробку в бак правильно, да еще в перчатках, да еще в суете не всегда получается с первого раза. Если этот маневр долго не удается, и она все равно падает с резьбы, то ее закручивают прямо так — затягивают, насколько сил хватит, закрывают лючок и с милой улыбочкой говорят: «До свидания!». Либо могут не закрутить вообще. Очень неудобны пробки, прикрепленные к лючку на пластиковую «проволочку». Открутить их легко, а вот с закручиванием может возникнуть морока — она постоянно норовит обернуться вокруг пробки, прогнуться, а то и вовсе попадает на резьбу. Мучиться с этим долго никто не будет, а потому закрутят, как судьба распорядится: либо не до конца, либо оторвав ее вообще. Еще одна деталь — правильно поставить пистолет: им могут просто ударить по крылу, по лючку и т. д. Дай Бог, если краска останется целой, но всякое бывает. На моих глазах подобный инцидент произошел, и владелец машины просто-напросто ничего не заметил: такова психология людей, приезжающих на заправку — вышел, сказал пару слов, заплатил, сел, поехал. Интересоваться целостностью тех частей автомобиля, что были вверены заправщику, никто даже не думает. Конечно, такие случаи не так часты, но все же. Еще один нюанс — это грязь, которая может попасть в бензобак машины с пробкой. Класть пробку на багажник или крышу автомобиля заправщикам строго-настрого запрещено (не дай Бог, что-нибудь поцарапать или испачкать бензином!), и открученные пробки кладутся на колонку. Положено их класть резьбой вверх, но на практике это получается далеко не всегда. Если погода хорошая, то ничего страшного от этого не будет. А вот если идет снег, то на резьбу успевает налипать порядочно снега и грязи, которые потом стряхиваются в бензобак.

Нередки случаи, когда крышки от бензобаков просто забывают. Происходит это чаще всего, когда клиент изъявляет желание заправляться самостоятельно (есть такая категория людей, которые принципиально вставляют пистолет в бак только сами). Заправиться-то заправился, а вот закрыть бак забыл и уехал. Крышку в этом случае сохраняют, потому что клиент может вернуться.

Крышку также без особых усилий можно сломать — когда она сама по себе уже на грани между жизнью и смертью, либо когда открыть ее крайне трудно. У меня был такой случай: на заправку приехала старенькая Camry, водитель пожелал 92-го бензина и ушел рассчитываться, открыв лючок бензобака. Я уже привычным движением руки дернула крышку, но та не поддалась. Попробовала другой рукой — бесполезно. В общем, прыгала я рядом с этой крышкой минут 5, а сидящие внутри салона машины двое парней с интересом за моими манипуляциями наблюдали. Усложнялось все дело тем, что центральная выступающая часть крышки была уже разломана, остались только два островка по бокам, крутить за которые было крайне неудобно. В итоге водитель заплатил за бензин, походил по магазину, поговорил по телефону, вернулся с полными руками покупок, я же все еще пыталась вскрыть бензобак. Он попробовал сам, но эффект был точно таким же. В итоге бригадир сходил за плоскогубцами, потом еще за одними, и такой вот конструкцией крышку бака с легким «чпоком» удалось открыть. Как мне потом объяснили напарники, когда люди приезжают на заправку с практически пустым баком, где паров бензина — и тех уже почти не осталось, да еще оставляют машину с включенным мотором, пробку просто всасывает внутрь и открыть ее без подручных средств почти невозможно.

Работа на АЗС

...с пяти литров уже — 60 мл

На данный момент это был самый большой «криминал», который удалось обнаружить. Усложняло работу то, что постоянно приходилось следить за действиями водителей: еще при собеседовании мне дали краткий инструктаж по технике безопасности, в рамках которого и рассказали целую кучу всяких страстей. Самое страшное и опасное в профессии заправщика — если машина со вставленным в бензобак пистолетом начинает ехать. Как мне сказали мои коллеги: «Если видишь, что бензин льется, и машина поехала, ударь ее ладошкой по багажнику и ложись, убегай, прячься. Чем дальше, тем лучше. Если не хочешь остаться инвалидом». В этом случае шланг очень сильно натягивается, да еще бензин идет через него под достаточно солидным напором, и когда пистолет вылетает из бака во время движения машины, его просто начинает кидать во все стороны. С достаточно приличной силой. И если этим пистолетом, летящим на всех парах, аки птица в свободном парении, достанется по голове, то консультации у психиатра будут гарантированы. В качестве доказательства силы шланга мне даже продемонстрировали пару вмятин на колонках.

Запрещено пистолетчикам пользоваться сотовыми телефонами. Во-первых, потому что таков этикет: не пристало заправщику вставлять пистолет в бензобак, держа другой рукой трубку мобильного. А во-вторых, из-за создаваемого сотовым телефоном электромагнитного поля. По этой же причине не рекомендуется носить на работе синтетическую одежду — она образует статическое электричество.

Что особенно примечательно: на заправках тоже существует своя градация клиентов на своеобразные статусы. Правда, качество обслуживания от стоимости машины никак не зависит, а вот оказание/неоказание услуги заправки, в принципе, — да. Поначалу я заправляла всех подряд, а уже к середине рабочего дня мне сказали, что ко всем без разбору подходить не стоит. «Грузовики — ГАЗики, ЗИЛы, КАМАЗы, УАЗы не заправляй. Пусть они сами разбираются. Старенькие машины заправляй, если очереди большой нет». Грубо говоря, если вы обладатель «копейки» и приехали на заправку в аншлаговое время, то еще не факт, что вам не придется марать руки бензином самому. Не нужно мучиться и с канистрами — клиент будет заправлять их сам. Если я берусь за это дело, то от канистры уже никуда не отойду, просто потому, что она неустойчивая и пистолетом ее опрокидывает, особенно когда начинает литься бензин. Другим клиентам в это время придется остаться без обслуживания.

За целый день сквозь мои руки прошла, наверное, сотня машин, а то и больше. Движения уже на автомате, а улыбка на лице — словно приклеенная. Чем ближе к вечеру, тем интенсивнее поток машин, а вскоре наступает вечерний заправочный бум, когда автомобили вновь выстраиваются у колонок в очередь, и приходится бегать между ними с крейсерской скоростью. Бак, пистолет, пистолет, бак — кажется, что до бесконечности. Наконец-то, моя смена закончена, и бригадир отпустил меня домой, куда я приехала уже глубоким вечером, с гудящими ногами, ноющими от непривычно тяжелой куртки плечами, и вся насквозь пропахшая бензином.

Под мраком тайны

Смены заправщики могут выбирать себе сами: работают здесь в основном студенты, большинство из которых параллельно учится на дневном в институтах. На большинстве заправок максимальная смена 12 часов, можно поставить меньше. Расчасовку по дням и ночам тоже подбирают индивидуально. Но меня, как стажера, в ночную смену ставить пока не спешили. Первое предложение выйти в ночь поступило только на четвертый день работы, да и то с перспективой через месяц. Стало очевидно, что перед этим ответственным делом ко мне хотят присмотреться.

Второй мой день был гораздо веселее первого: опыт, сын ошибок трудных, приходит со временем, и я просто перестала воспринимать так близко к сердцу тот факт, что меня идентифицируют с топливно-раздаточной колонкой. Наличие в обслуживании сразу трех колонок уже не казалось столь страшным, как вчера, управлялась я с ними без особого труда и уже зазубрила стандартную речевку приветствия клиента.

Как это ни странно, но первый день не принес мне абсолютно никаких чаевых. Вообще. Быть может, потому что на все колонки я просто не успевала, и чаще клиентам приходилось доделывать мою работу самостоятельно — убирать пистолет и закрывать бак. Сегодня же я работала по полной, и пошел приток финансовых средств. Увидев первые протянутые мне чаевые, я смутилась просто до крайней степени и на протянутые мне в руке монетки чуть было не начала совать их обратно со словами: «Да что вы, не нужно!». Благо, вовремя опомнилась, но за все время работы брать «на чай» столь грациозно и непринужденно, как это получалось у моих коллег, я так и не научилась: все говорила «спасибо», опуская взгляд.

Если сказать об их количестве, то оно крайне переменчиво: тут стоит учитывать и сколько бензина берет клиент, и получаемую им сдачу, немаловажную роль играют его характер, настроение и работа заправщика. Утверждение, что люди на дорогих красивых и респектабельных машинах оставляют больше чаевых, чем обладатели автомобилей классом ниже, — абсолютное заблуждение! Пример: мои первые чаевые мне оставил владелец новенького Land Cruiser — 3 рубля 60 копеек. Кто-то дает больше, кто-то меньше. Как правило, это сдача от оплаты на кассе — мелочь. А вот ближе к обеду второго дня, когда машин на заправке практически нет, я заправляла старенькую ржавую «копейку». Ее водитель, немолодой веселый мужичок, подходя к машине после заправки, протянул мне плитку шоколада, на которой сверху лежала 10-рублевая купюра, со словами: «Милая, попей чайку, синяя уж вся». Девушек-заправщиц вообще частенько балуют шоколадками и чаевые дают охотнее, нежели парням. Чаевых в день заправщик может насобирать немало: от 100-150 рублей до 350-400. Неплохой ежедневный приработок для простого студента.

В целом, работа второго дня проходила безоблачно, первый интересный факт в жизни АЗС возник ближе к обеду — приехал бензовоз. Меня, как стажера, отправили посмотреть на систему приема бензина. Суть заключается в следующем: по прибытии бензовоза подачу того вида бензина, который привезли, на колонках отключают. Заправщик должен открыть специальный ящик, достать оттуда заземляющее устройство и подсоединить его к бензовозу. Затем на крыше цистерны снимается пломба и открывается люк, пломба же снимается и со специального вентиля, который нужно открыть при переливе топлива. Открывается резервуар, в котором хранится топливо, к нему и к бензовозу подсоединяется гибкая труба. В этом месте заправщик должен оповестить операторов-кассиров о том, что все готово к приему топлива, они все проверяют, открывается вентиль, бензин переливается. Если на бензовозе отсутствует хотя бы одна пломба, об этом также оповещаются операторы-кассиры. По завершении приема топлива нужно открыть специальный ящик-контейнер, который есть почти на любой заправке, и достать оттуда бутылки, в которых хранятся пробы топлива с бумажными печатями сверху (на них указана дата взятия пробы). Вообще-то, по-хорошему, нужно брать новые пробы со свежепривезенного топлива — из бензовоза. НО! Здесь этого никто не делает. Просто достается такая бутылка, ее несут операторам, те отдирают старую бумажку и клеят поверх новую, со свежепропечатанной датой. Вот так. Само собой, в этих бутылках бензин высочайшего качества. Все остальное я комментировать не буду, поскольку это могут быть только предположения.

Работа на АЗС

Мой заработок чаевыми за 12-часовую смену: к вечеру почему-то клиенты расщедрились, как говорится, на «бумажные», а вот днем все больше копилась мелочь. Выручка за день работы составила 166 рублей 75 копеек

Если уж говорить о самом наболевшем и сокровенном — качестве бензина и точности его «розлива», то ничего однозначного я сказать, увы, а может, и к счастью, не могу. Все мои усердные расспросы издалека так и остались без ответа. На вполне прямые уже вопросы либо не отвечали вовсе, либо уходили от разговора, но прямым текстом не озвучил никто и ничего. Вполне однозначный ответ я получила только на мой вопрос относительно всяческих инспекций и проверок, которые хоть и редко, но проводятся на заправках города — когда «нежданно-негаданно» на заправку приезжает специальная комиссия и проверяет колонки на точность подачи топлива и берет образцы бензинов для анализа в лаборатории. Мне вполне внятно пояснили, что фраза «нежданно-негаданно» должна восприниматься именно так — в кавычках. Все это вполне жданно, заправки, как правило, информированы и вооружены. Все остальное так и осталось тайной, усердно укрываемой от меня мраком.

К слову, на той АЗК, где работала я, к качеству бензина никаких претензий еще не было, а заправляются там чуть ли не все мои знакомые. Но ведь это не везде так, кое-где бензин откровенно разбавляют, да в таких пропорциях, что в жидкости проще обнаружить что угодно, кроме бензина. Проверить октановое число топлива простому смертному можно только одним способом: приехать на АЗС или АЗК и попросить ее работников, чтобы они провели экспресс-анализ. Такое возможно, потому что на каждой заправке есть прибор октанометр. Он должен быть в наличии в обязательном порядке. И если клиент того требует, то анализ должны провести. То же самое и с точностью подачи топлива колонкой: вам также могут ее проверить, залив бензин в специальный мерник. Но! Еще одно «но»: на практике это невозможно. Почему — расскажем чуть ниже.

Мы решили провести свой собственный эксперимент на точность «розлива». Заключался он в следующем: на одной из заправок города (выбрана она была совершенно случайно) мы купили в канистру 3 литра топлива. Отъехав от заправки, это топливо мы стали с помощью мерных стаканов переливать в бак. В результате оказалось, что с 3 литров 92-го бензина нас «обвесили» на 25 мл. Для чистоты эксперимента мы приехали на ту же заправку еще раз и с той же самой колонки налили в канистру еще 5 литров, которые затем точно так же отмерили мерным стаканом. С 5 литров недостача оказалась уже 60 мл. На третий раз мы приехали к той же колонке и, расплачиваясь уже за третью дозу топлива, попросили, чтобы нам провели экспресс-анализ бензина и проверили точность колонки. Кассир от такой просьбы впал в легкий шок, но заверил, что «сейчас все сделаем». Несколько минут ожидания возле колонки, и появился заправщик с той же фразой: «Подождите минутку, сейчас все сделаем», — и опять исчез. Согласно закону, попросить провести все эти процедуры имеет право любой заправляющийся, и отказать ему в этом не могут. В любое время дня и ночи. Еще через несколько минут ожидания появилось сразу трое работников заправки — кассир, заправщик и охранник, которые с легкой виноватостью в голосе пояснили, что оборудованием для данных манипуляций заведует бригадир, и его самого сейчас нет, потому что смена его закончилась, и он ушел домой вместе с ключами от комнаты, где это оборудование хранится. «Приезжайте завтра утром, мы вам все обязательно сделаем», — сказали нам. Как нам пояснили в иркутской ГосНефтеинспекции, сделать все процедуры должны по первому требованию клиента хоть в 3 часа ночи, если заправка работает круглосуточно. Это во-первых. Во-вторых, в закрытую комнату и отсутствие ключей верится с трудом, поскольку заправка — так сказать, объект «повышенной опасности», и закрытых комнат на ней не должно быть в принципе — на экстренный случай дубликаты ключей должны находиться у кассира либо у охранника. А потому открыть эту комнату с оборудованием нам должны были в любом случае. Вот так. Для чистоты эксперимента мы обратились с подобной просьбой еще на две заправки. На одной из них «бригадир болел» и ключей опять-таки не было, а на другой «оборудование сломалось, и его отвезли в ремонт». Вот и получается на практике, что объективной информации о качестве бензина и том количестве, которое не доливает нам колонка, узнать-то мы никак и не можем.

Так как сделать нам официальные замеры отказались, мы воспользовались имеющимися у нас. Итак, недолив с 8 литров получился 85 мл. Хорошо, пусть будет 80 мл, путем недолгих математических вычислений получаем средний недолив с 1 литра топлива в 10 мл. В среднем, машина на заправке берет 15 литров, т.е. ей не доливают 150 мл топлива, стоят эти 150 мл, допустим, 92-го бензина 2,88 рубля. За день через заправку может пройти и до тысячи машин, но возьмем за среднюю цифру 700 автомобилей, каждому из которых недолили эти 150 мл, — получается, что за день заправка недовесила своим клиентам 92-го бензина на 2016 рублей. Арифметика дальнейших подсчетов совсем уж проста. А теперь внимание! Этот бензин заправка имеет полное право не доливать, ей это разрешено законом, и облагаться налогами этот доход не будет, потому что топливно-раздаточной колонке по государственному стандарту разрешено не доливать около 100 мл на 10 литров. Что интересно: не доливают колонки почему-то всегда почти по максимуму, а вот чтобы они перелили на 100 мл — о таком я не слышала еще ни разу.

Почему я пришла к выводу, что работа заправщика — намного хуже автомойщика? Да все очень просто: у меня кожаные толстые перчатки на натуральном меху через четыре дня работы полопались на пальцах, а кожу на руках разъело даже через эту, казалось бы, надежную защиту. На рабочих перчатках — такие тряпочные с резиновым напылением на тыльной стороне — эти резиновые точечки расплываются по поверхности ладони одним большим пятном. Заметьте, не от прямого контакта с бензином, а всего лишь от его постоянных испарений. Кожа на лице — все равно что наждачка, а одежда впитывает запах топлива даже через толстые комбинезон и куртку. Полгода — на постоянном морозе, в почти безостановочной беготне между несколькими колонками. У меня стойкий привкус бензина во рту сохранялся еще в течение 3-4 дней, у заправщиков со стажем он постоянный. Хамство клиентов, тяжелый физический и опасный труд. Стоит все это «удовольствие» при усердии и плотном графике около 8-10 тысяч рублей в месяц плюс чаевые. Плюс бронхиальная астма и язва желудка. Хроническое недосыпание и усталость. Нет уж, увольте.

Наталья НОВИКОВА

Автомаркет+Спорт № 01

Поделиться ссылкой
Другие материалы номера
Важное на форуме

Автофирмы Иркутска







Весь каталог