Танки В. Веревочкина

БРИГАДА ПОЛКОВНИКА ВЕРЕВОЧКИНА









Танки Веревочкина

Картина выглядела сюрреалистичной. А какое впечатление должна производить «тридцатьчетверка», прикрывающая фасад дома в селе, где всего три улицы, и те расквашены до состояния раллийного участка? Впрочем, надо признать, именно в подобных местах техническое творчество носит особенно изощренные формы. В Большом Оеше, что в 40 км от Новосибирска, оно приняло почти экзотический вид, какой не встретишь в других уголках России. Да и за рубежом такая деятельность — нечто экстраординарное. А уж hand-made коллекций, как у «Бронемастера» Вячеслава Веревочкина, — единицы. С ним и с частью его коллекции нам предстоит познакомиться 16 мая на стадионе «Труд» во время БайкалМоторШоу-2009.

Сутки в общении с ним пролетели как одно мгновение. Масса «живой» информации, тактико-технические характеристики, современный конструктив и особенности машин времен войны… Наконец, собственная оценка всего, что было создано, создается, принято на вооружение или строится в соседнем с домом боксе. Неудивительно, что этот человек знает о танках все — ведь он окончил Киевское танковое училище, почти 30 лет отдал армии, влюблен в профессию и бронетехнику, которая стала для него не только работой, но и хобби. За плечами значатся Афганистан, Чечня, служба зампотехом в десантно-штурмовой бригаде. Но для того, чтобы реализовать свое хобби, еще пару лет назад не было возможности. Зато был внук, в сущности, ставший тем толчком, который вывел Вячеслава Владимировича на «государственный» по массовости и значимости уровень.

Сейчас радиоуправляемые «поделки» (по сравнению с нынешними работами они выглядят так, хотя деталировка у них столь же потрясающая), выполненные в масштабе 1:6, с которых начиналось бронехобби, пылятся металлоломом. Застыл, судя по всему, на вечной стоянке первый натурный проект — далеко не лучшая копия Kubelwagen, созданная на агрегатах «Запорожца». Из них вырос и внук, и, в первую очередь, сам мастер, почувствовавший вкус к настоящему «железу» и открывший для себя то, что в аутентичном копировании с реальными размерами нет ничего принципиально невозможного.

Не будем кривить душой, хобби Веревочкина (одновременно и историко-технический кружок для местных пацанов) еще и его бизнес. Реконструкторское движение, незнакомое в Иркутске, на западе России — мощная сила. Даже в Новосибирске есть несколько тематических клубов, вышедших на довольно серьезный уровень: аутентичная вплоть до значков на петлицах и ремней форма, оригинальное оружие, глубокое изучение военной (и не только) специфики тех лет. Но бряцанья амуницией и пальбы холостыми уже мало. Единение реконструкторских клубов с ретроавтомобильными — здесь почти пройденный этап. Поняв это, «Бронемастер» занял свою эксклюзивную нишу, заодно удовлетворив дефицит реквизита, как выяснилось, у наших режиссеров.

Мой собеседник затрудняется сказать, во скольких фильмах снималась его техника. Говорит, что примерно в десяти. Особая гордость — главная роль T-IID во 2-й части «Утомленных солнцем» Никиты Михалкова. На раскадровке видеоматериала этой киноэпопеи пирозаряд, установленный на корпусе, имитирует попадание противотанкового снаряда. «Двоечка» дымит, скатывается в овраг и теряет башню…

Зная конструкцию танков Веревочкина, можно понять, что не все так трагично, как выглядит на первый взгляд. Башня установлена на простых круговых направляющих, не имеет никаких сложных приводов и легко водружается на место. Наклон ствола также меняется лишь снаружи и вручную. И вообще, в реконструкторском мире позволительна отнюдь не подробная деталировка и достаточно вольная трактовка экстерьерно-конструктивных решений. И в России, и за рубежом порой рождаются такие агрегаты, которым место в «технической кунсткамере». Для Вячеслава Владимировича аутентичность принципиальна. Поэтому размеры корпусов воссоздаются с точностью до сантиметра, а самая сложная и иной раз невыполнимая процедура — копирование ходовой части.

Само собой, создавать ее с нуля — значит обладать индустриальным оборудованием и литейным цехом, имея на постройку громадные суммы. Но ведь можно подогнать и все, что имеется под рукой. То есть, в колхозах и армейских частях. То, что завтра пойдет в лом и далее в Китай или будет продано за «жидкую валюту». Покупается, естественно, по цене утиля и, по сути, «подметается» абсолютно все имеющее катки и траки. Это так называемый «низ»: днище с подвеской из поперечных торсионов, опорные и поддерживающие катки с ведущими колесами и гусеницы. Всего этого хватает у наших тягачей ГТС и ГТТ, в частях же можно приобрести «ходовку» от БМП или Т-34. Тем более что последний танк стал донором для множества инженерных машин и тягачей, а расположение и количество катков у боевой машины пехоты подозрительно напоминает немецкий T-III, что неудивительно — преемственность нашей конструкторской школы очевидна.

Так что ходовую надо лишь расширить-сузить, либо добавить или удалить пару-другую катков. Сложнее всего давалась «гусянка» советского БТ-7. Созданная на основе имевшихся торсионов и траков, она заставила фрезерованием удалять лишний металл опорных колес, заимствованных у ГТТ. В итоге по подвеске получился очень аутентичный образ.

С копированием корпусов и башен ситуация попроще. Это в войну у нас последние начали лить в земле, а в 1939-40-м те же башни только сваривали, немцы и вовсе не сумели прийти к литейным технологиям. Отсюда простые рубленые формы, доступные в изготовлении. Другое дело, что подготовительные работы в сравнении с «ходовой» здесь значительно обширнее. Документации, которая была у военных даже на германскую технику, практически не осталось. Так называемые наставления по эксплуатации и боевому применению на некоторые образцы отечественных танков либо сохранились в единичных экземплярах, либо уничтожены за ненадобностью. И все же кое-какие чертежи Веревочкин достать сумел, иные «обрывки» вынул из Интернета. Но большую часть размеров получал натурно, обмеряя танки в музеях в Кубинке и на Поклонной горе. Колоссальный труд дал соответствующие результаты — сейчас даже специалисты из тех же реконструкторов или «бронеисториков» отмечают высокое качество копирования.

И превосходную деталировку! Машины имеют все то, что было у их оригинальных аналогов в 30-х и 40-х годах: расположение точек заклепки, смотровые щели и бойницы для огня, оптические приборы и дульные тормозы на орудиях. У того же БТ-7 обращают на себя внимание болты с противопульными головками, а пушечный бронеавтомобиль БА-10, заказанный киевской Киностудией им. Довженко, заставляет прилагать усилия для открытия бронедверок. Тут они выполнены не из обычного 4-мм листа — реально копируют корпуса. Все действия с машиной на камеру тоже должны быть аутентичны! Надо заметить, что заказчик может попросить и о таких нюансах.

Тем более что сейчас как параллельная ветвь реконструкций начинает зарождаться другое увлечение — танковые бои. Несмотря на то, что техника Веревочкина не стреляющая, всегда есть возможность установить в стволах пейнтбольные автоматы либо инфракрасные пушки с приемниками. Для такого апгрейда у башен и орудий создаваемых сейчас БТ-7, немецкого среднего танка T-III и самоходки StuG уже есть механические приводы. А все внутреннее пространство воссоздается с точностью экстерьера.

У припаркованного в огороде «Тигра» внутри ничего интересного. Разве что шестицилиндровая «половинка» современной версии знаменитого дизеля В-2, взятая от списанной ЗСУ «Шилка». В остальном — тракторные рычаги и пустота в интерьере. БТ-7 — иное дело. Конечно, силовая установка — тракторный агрегат Т-40 с коробкой. Но, забираясь в создаваемую башню, уже полноценно чувствуешь себя заряжающим или наводчиком в первые недели войны. Чувствуешь и понимаешь — чтобы служить и воевать здесь, нужно было иметь мощную идеологическую и патриотическую основу. Теснота чудовищная (хотя Веревочкин говорит, что в башне современного Т-90 места еще меньше). Ладно, танкисты всегда были «породой специально выведенных людей» (невысокие и далеко не исполинского телосложения). Но ведь экипаж тут — потенциальный груз двести (по процентному соотношению в танковых войсках были максимальные потери). От «внешних воздействий» защищает броня толщиной всего 13-22 мм, на стенках часть боеукладки. Одно попадание и… Да даже если мимо выстрелов — осколки брони, что шрапнель. Убивают или ранят почти гарантированно. Это не говоря о том, что смотровые окна обеспечивали обзор, будто у зашоренной лошади. Отсутствие же эжекторов в бою буквально душило танкистов пороховыми газами.

Прокатившись на БА-10 — тоже ничего нового для себя не открываешь. Заволжский двигатель по тяге и шуму вполне воспроизводит агрегат ГАЗ-11, что стоял на этом бронеавтомобиле. Первый и второй ведущие уазовские мосты никоим образом не противоречат слабой проходимости машины, которую толкала 4WD «тележка» (базой служил ГАЗ-ААА). Не аутентичное водительское место, тем не менее, сравнительно выдержано по размерам «сбоку, под и над». Опять же очень тесно — сидишь, втягивая голову в плечи и рассуждая, как на таком можно было нестись по проселку (я всего лишь тащусь по расквашенной сельской улочке), оценивать окружающую обстановку и стрелять?! Видимо, надо было быть сверхчеловеком! И иметь железную голову — запаса над макушкой нет совсем, в то время как вся наша бронетехника, в том числе гусеничная, имела, вопреки немецкой, очень жесткую подвеску. Добавьте радиус разворота в 7-8 м и массу более пяти тонн, разумеется, при отсутствии усилителя; не война на таком — тяжелая работа.

Тем не менее, для своего времени БА-10 с мощным на тот момент 45-мм орудием неплохо подходил для поддержки пехоты. А вот для боевых действий внутри страны — не очень. Проходимость его была неважной, часто перегревавшегося двигателя явно не хватало. Вся линейка быстроходных танков, за исключением мощности, заслуживает такой же оценки.

По-настоящему серьезным оружием, приспособленным под наши условия, были Т-34 и КВ-1. «Тридцать четверка» создана одной из первых. Копирует модификацию предвоенного 1939-го — еще со сваренной башней и «оптикой» у механика-водителя (потом ради экономии ее удалили). Красивая все-таки машина, хотя и не лишенная многих недостатков — у первых партий было очень много технических проблем. 76-мм пушка (да и 85-мм орудие на Т-34-85) были далеко не идеальны по характеристикам, а дуэли с «Тигром» должны были проходить при соотношении 1:10 (хотя иной раз с десяток наших танков отправлялись на батальон T-VI, кто сравнивал их боевые возможности).

КВ-1 был лучше, по крайней мере, по бронированию. Для немцев стало шоком то, что подбить в начале войны его можно было только из зениток крупных калибров (противотанковых пушек не было). И именно КВ-1 и КВ-2 станут следующими моделями. Достать «низ» для них не проблема. Послевоенный (и, по мнению Веревочкина, лучший из отечественных танков) Т-64 по подвеске рисовался с предвоенного «Клима». От него теперь избавляются в невероятных количествах (при невыработанном ресурсе и широкой возможности модернизации!). Это позволяет собрать другой, куда более уникальный агрегат — пятибашенный Т-35. В качестве существенно переработанной основы для этого анахронизма, участвовавшего в войне с Финляндией, а в первые дни Великой Отечественной доставшегося немцам, выступал тот же КВ. Точнее, даже два.

И все это «Бронемастер» собирается сделать до ближайшего 22 июня, когда в окрестностях Оеша состоится очередная реконструкция. А чтобы «немцы» были не в меньшинстве, пехоту будет прикрывать полугусеничный бронетранспортер SdKfz-251.

Впрочем, нынешний «мехпарк» Вячеслава Веревочкина лишь небольшая часть того, что он собирается создать. Цели в буквальном смысле наполеоновские — собрать своими руками всю бронетехнику, воевавшую во Вторую мировую войну, без каких-либо национальных ограничений, то есть не только советскую и немецкую, но и американскую, английскую, японскую. А, возможно, даже какую-то экзотическую, вроде польских танкеток или примитивных итальянских танков. Уже сейчас в его электронных и печатных архивах накапливается информация об образцах, оставшихся в единичных экземплярах и знакомых самым узким специалистам. Почему-то кажется, что если не все из них, то многие в свое время обязательно вырастут в гараже небольшого села Большой Оеш.

Сельский танкоград

Когда узнаешь обо всем созданном, неизменно приходит удивление. Менее чем за два года бронебригада времен Второй мировой разрослась до 23 единиц — в среднем постройка одного танка или бронетранспортера длится месяц. Промышленные темпы! И это не принимая во внимание стрелковое оружие (в свое время «наштамповали» ППС, противотанковое ружье, пулемет Максима и ряд немецких автоматов) и не посчитав «минометный батальон» да несколько пушек. Правда, сейчас от «ручного» Веревочкин отказался — технически неинтересно, в то время как свободно продается деактивированное оружие, с консервации или восстановленное после раскопок. Артсистему еще можно соорудить, но основная тяга — к самоходным машинам.

И ладно бы была мощная база, но все бронетанковое хозяйство — традиционные 12 соток, густо удобренные всяким металлом, и мастерская рядом с домом, гаражный бокс под фуру, он же безостановочный конвейер. Ежедневный процесс, возглавляемый Вячеславом Владимировичем, не терпит прогулов и похмелий — на четыре рабочих места в Большом Оеше и соседнем поселке внушительная живая очередь. Зарплата-то постоянная, а кризис по селу с «танковым заводом» прошелся, похоже, не фатально. Конечно, некоторые заказы притормозились, но не со стороны исполнителя. Во всяком случае, конвейерные темпы не снизились. Так же параллельно создается сразу несколько машин. Благо, для них был запас по листовому металлу, двигателям с трансмиссией и ходовой части.

Пожалуй, большее негативное воздействие оказывалось в прошлом году со стороны местной, районной, прокуратуры, где один чин на мероприятии «Джипы против танков» узрел в последних пропаганду фашизма. На самом деле и в Европе, и в России символика фашизма запрещена, но по закону — это знаки СС и развернутая на 45 градусов свастика. А на той машине был лишь крестообразный тактический знак, который известен по всем историческим фильмам. В общем, нашелся повод. Разбирательство длилось довольно долго, с частыми вызовами в прокуратуру Веревочкина и организаторов (ими выступал новосибирский джип-клуб) и при содействии едва ли не всех областных СМИ. В результате заплатили копеечный штраф за какую-то ерунду, а с прокуратурой подружились (правда, с тех пор на машинах рисуются только порядковые номера). Теперь у «Бронемастера» поддержка по всей районной, городской и областной «вертикали власти». Столь мощная, что недавно около родного села ему были выделены 10 гектаров земли под проведение реконструкций и создание музея Великой Отечественной войны. Единичный, но все же приятный пример попытки сохранения отечественной истории.

Противостояние

Когда общаешься с таким человеком, понимаешь — все, что было прочитано и услышано ранее, теперь надо переосмысливать. Быть может, даже с крушением технических и исторических стереотипов.

В июне-августе 41-го немцы очень педантично документировали свой победный марш. Фото первых месяцев войны, которыми поделился Веревочкин, показывают страшную картину. Всегда считалось, что Красная армия в это время несла боевые потери, а на снимках — повальное отступление. Причем не организованными колоннами — вот пара «тридцатьчетверок», Т-34 и БА-10, «полуторка» и ФАИ. Шли, пока было топливо, ломились через болота и застревали. Любопытно, что довольно много танков засняты провалившимися при переезде через мосты. Последние не были на это рассчитаны?

А как было не отступать? На тот момент Вермахт имел безальтернативную систему управления войсками. В сущности, именно она стала тем оружием, которое помогло взять всю Европу. В СССР до 1943 года командование даже в рамках танкового батальона осуществлялось не рацией — флажками. Что говорить о связке родов войск. Само собой, сказывалось и удобство экипажа — у немцев уже были эжекторы для удаления пороховых газов, на относительно крупных T-III и T-IV башни вращались с помощью электроприводов, механикам-водителям помогала гидравлика. Крупп был законодателем мировой оружейной моды, а Цейс — оптической. Даже появившиеся на ИСах 122-мм пушки по бронепробиваемости уступали германскому 88-мм орудию.

В то же время на начало войны количественно, по мощности вооружения, скорости и бронированию советские танки на голову превосходили «Панцерваффе». Оставшиеся без горючего БТ для немцев были практически бесполезны. В их авиационных двигателях использовался бензин Бакинский 1 и 2. Кормить танки подобным самолетным топливом для Вермахта было непозволительной роскошью. Зато технику берегли и не единожды восстанавливали. У нас же чаще отправляли в переплавку.

Увы, ситуация не изменилась ни после войны, ни сейчас. По словам Веревочкина, только в Кубинке на стрельбах уничтожили десять T-VI. А сколько их расстреливали в других местах? Никто тогда не думал о том, что в мире останется лишь шесть «Тигров». Более того, любой найденный танк — имущество Министерства обороны, которому зачастую уготована участь ржаветь под открытым небом или быть порезанным на металлолом. Такая же судьба ожидает и машины, создававшиеся в 50-60-е годы, среди которых также есть интересные образцы. К сожалению, сохранение технической истории в России — удел одиночек.

Анонс

Краткая информация о копии бронеавтомобиля БА-10

Максим Маркин

Автомаркет+Спорт № 17/2009

БТ-7 создается по другому принципу — в нем (как и в самоходке StuG, и в танке T-III) проработка будет не только внешней, но и внутренней… | Танки Веревочкина
Агрегат от трактора Т-40, разумеется, не блещет мощностью, однако от копий танков не требуется высоких «тактико-технических характеристик». Главное, чтобы ползал и выглядел на все сто  | Танки Веревочкина
А этот снимок дает представление о том, как служилось и воевалось его экипажу. Людям с клаустрофобией путь внутрь заказан | Танки Веревочкина
Поверьте, самоходное орудие StuG очень харизматичный аппарат. Стоит сказать, что за свою жизнь оно прошло путь от штурмового до противотанкового и имело тираж больший, чем базовая «тройка». Сказывалась простота и дешевизна постройки | Танки Веревочкина
Внутри у «Тигра» единственная интересная деталь — шестицилиндровый дизель от зенитки «Шилка». По сути, это половинка от танкового V12, который в свое время эволюционировал из В-2, устанавливавшегося на Т-34. Любопытно, что танковые дизели не отличаются ресурс | Танки Веревочкина
Очень много техники из той, что пережила первые артиллерийские и авианалеты, была взята в качестве трофейной совершенно нетронутой. Просто кончался бензин и, видимо, не было возможностей ее уничтожить (хотя встречаются и обратные примеры). Эти Т-34 и БА-10, с | Танки Веревочкина
То, что отступление (или бегство?) было хаотичным, сомневаться не приходится. Причем мосты еще до знаменитого приказа «ни шагу назад» явно не рассчитывались на большую нагрузку. Но почему, видя проломленные пролеты, подвиг командира Т-34 пытался повторить эки | Танки Веревочкина
тут были комменты. RIP!






Поделиться ссылкой

Автофирмы Иркутска







Весь каталог