Из Иркутска в Анабар и обратно на внедорожниках
Просмотров: 13591
27 Апреля 2007

ГОЛЫЕ НА СЕВЕРЕ

Иркутск - Анабар - Иркутск

«Всё, что видели, погружало нас в небывалое изумление».
Анри Брейль

В этом году, в марте, мы, группа единомышленников, решили в очередной раз совершить автомобильную экспедицию на север. В прошлом году, также в марте, два экипажа уже добирались до самой северной точки Иркутской области, посёлка Хамакар, который на 120 км дальше Ербогачёна. Уже тогда, вернувшись из поездки, решили: «А не двинуть ли нам за Полярный круг?».

Иркутск - Анабар - Иркутск

Наледь на реке Чона

Как только встал «зимник» и немного спали морозы, засобирались в дорогу. К поездке готовили три машины: два стандартных Toyota Land Cruiser Prado и специально подготовленный Toyota Land Cruiser Prado клуба «Протектор». Последний должен был стать головной машиной и эвакуатором в экстремальных ситуациях. Но в последний момент по серьёзной причине автомобиль не смог принять участие в автопробеге, и вместо него в команду был включен внедорожник Mitsubishi Montero Sport, а экипаж «Прадика» распределился по другим машинам.

При подготовке к экспедиции собиралась всевозможная информация о предстоящем маршруте: карты, прогнозы погоды за несколько лет, рассказы «бывалых». Очень много дельных советов было получено из Интернета. Предполагалось несколько вариантов маршрута, советовали, где остановиться, где свернуть, заправиться топливом, где и как встречают и провожают, узнали о двойном остеклении, подогреве топлива и еще о многом, чем могли воспользоваться...

Маршрут был утвержден таким: Иркутск—Магистральный—Мирный—Удачный—Оленёк—Саскылах—море Лаптевых. Да, нам советовали взять с собой ещё спутниковый телефон для того, чтобы хоть позвонить и «попрощаться с родными». Но, по сводке погоды, всё выглядело не так уж страшно — не ниже -30, и это обнадёживало.

Иркутск - Анабар - Иркутск

Пикет «Медведь»

9 марта в 9.00, в то время, когда наши коллеги из клуба «Протектор» стартовали в «Больших ледовых гонках» по Байкалу, мы собрались в Пади Топка, что на выезде из города. Первый экипаж, Ваня и Женя — на Prado (1999 г.в.), второй экипаж, Миша и Дима — тоже на Prado (1997 г.в.), третий экипаж, Юра и Виктор, — на Montero (2002 г.в.). Автомобили не проходили никакой дополнительной подготовки — чистый стандарт. Были только закуплены канистры для запаса топлива. В первых двух машинах — по 60 и 90 литров, а вот в Montero заготовили аж 170 литров дополнительных ёмкостей, так как она «бензинка», а на севере с 92-м бензином туго. Ко всему этому — две баночки антигеля и по 1,5 л моторного масла на машину. Ну, ещё провианта на два раза покушать, пиво и т.п. Когда уже собрались, установили радиостанции — очень нужная в дороге вещь. Но из трёх стационарных одна отказала, пришлось в третьей машине воспользоваться переносной рацией с небольшим радиусом работы.

И вот выезд из Иркутска. Я включаю свой диктофон и начинаю вести хронику нашей северной экспедиции. Записи на диктофон мы решили делать ещё после прошлогодней поездки, когда по возвращении многое стерлось из памяти.

10 марта

9.30. Первую остановку в этот день сделали на водоразделе рек Лены и Енисея. Примечательный знак. Все, что слева, если смотреть на указатель, мелкие ручьи и речки — впадают в Лену, а справа — в Енисей. Здесь, можно сказать, зарождаются величайшие реки России, которые несут свои воды в Северный Ледовитый океан, куда держим путь и мы.

Иркутск - Анабар - Иркутск

Ну как тут не уступишь...

Отметив это дело и уничтожив домашние пирожки, двинулись дальше. За это время на улице поднялась настоящая метель. Впереди идущую машину за сотню метров уже становилось не видно. Ещё одна остановка у знаменитых Шишкинских писаниц на берегу Лены. Среди метели и крупного снега не удалось разглядеть наскальное искусство древнего человека. Зато рука современного человека сразу видна: «Здесь был...». В Жигалово погода наладилась.

13.40. -8°C. В очередной раз заправившись, держим путь на Магистральный. Дорога проходит мимо геологоразведочных вышек и заброшенных посёлков исправительных колоний. В гостиницах Магистрального мест не оказалось. Всё занято рабочими, осваивающими Ковыткинское газовое месторождение. Но мы согласны переночевать и на полу в холле, где и так уже стоят дополнительные кровати. Ночью просыпаюсь от страшного храпа полутора десятка мужиков. В темноте нашариваю диктофон и записываю. Потрясающая музыка!

11 марта

7.00. -27°C. Магистральный. Утро в Магистральном выдалось прохладным. На заправке заливаем все пустые дополнительные канистры, так как дальнейший путь лежит по «зимнику» до Мирного, где АЗС не предусмотрены. Конечно, никто не откажет в помощи, но лучше иметь своё. «Зимник» — это проложенная по замёршим рекам и болотам, по тайге автодорога, действующая только зимой.

Иркутск - Анабар - Иркутск
В Красноярово поворачиваем налево, к Верхнемарково. В районе заброшенной деревни Улькан пересекаем Лену. Мы ещё в прошлый раз обратили на эту деревню внимание и, свернув, специально по ней проехали. Сама деревня состоит дворов из двадцати, все в относительно хорошем состоянии, окна застеклены, голубые ставни — и всё это брошено! А место красивое. Странно!

Обедаем на первом пикете «Лена», на Мирнинском «зимнике». Немного о пикетах. Для нас, туристов, это столовая и место ночлега, а вот для водил, которые гоняют по «зимнику» КАМАЗы, КрАЗы, MANы, Volvo, обеспечивая север всем необходимым, они как дом родной. Здесь радушно встречают, всегда готова банька, вкусная еда и тёплый ночлег. Мы не раз наблюдали, как дружески между собой встречаются шофера: «Ты откуда и куда, как дорога, где наледи?..» А как трудно достаётся им эта трасса, мы неоднократно убеждались сами. Да и нам давали дельные советы. Пикеты — это большие рубленые дома, дворы, и трудно представить, что летом они стоят одинокие среди непроходимой тайги.

Иркутск - Анабар - Иркутск
18.04. -13°С. Пикет «Ужман». Преодолеваем первую наледь, прошли без проблем, но, по нашему мнению, дорога в этом году немного хуже, чем в прошлом. Может, в этом виновата аномально тёплая зима? Уже двигаясь в полной темноте, едва заметили, как что-то маленькое, беленькое, как призрак, пролетело навстречу. Из связи с остальными узнаём, что это была «Ока».

22.20. -28°С. Пикет «У пожилого зайца». Оказалось, здесь нет свободных мест для ночлега, но нам посоветовали проехать ещё 30 км до пикета «Медведь».

12 марта

8.20. -33°С. Пикет «Медведь». Переночевав в просторной теплой комнате над банькой, собираемся ехать дальше. Начинаем опять привыкать к холодам. Водилы предупреждают, что дальше дорога пойдёт хуже. Местами уже «закипели» речки, то есть вода пошла верхом. Дорога сильно петляет, приходится быть внимательным, в снежной круговерти от впереди идущей машины плохой обзор. Но по рации с первой машины нас заранее предупреждают о «встречках» и ЧП на дороге.

Иркутск - Анабар - Иркутск

Карьер «Мир». Самая большая яма, которую выкопал человек

9.35. Пикет «Крест». Здесь дорога разветвляется. Одна, менее наезженая и нам уже знакомая, идёт на Ербогачён, а другая — на Мирный, до которого около 500 км. За перекрёстком — небольшой участок хорошей дороги, где мы шли со скоростью до 120 км/час. Но недолго радовались. Многие большегрузы обуты в цепи, покрытие от них как бы насеченное, и это даёт дополнительное сцепление с дорогой. Днём ехать по извилистой трассе сложнее, чем ночью. Встречную машину ночью видно издалека по свету фар, а днём едешь между высоких снежных отвалов, как по тоннелю, не видно, что там, за поворотом.

На реке Чона в наледи мы увидели две провалившиеся машины. КАМАЗ вмерз в лёд уже несколько дней назад, и сейчас его выпиливали бензопилами, а дизельный ЗИЛ провалился недавно. По обеим сторонам переправы уже начала образовываться очередь. Мы, как более лёгкие, разведав лед, обошли стороной опасное место. Собравшись, шофера разгрузили ЗИЛок от муки и пробовали дергать, пропустив тросы через покрышку — получился своеобразный динамический трос. Но, не дождавшись результатов, мы поехали дальше. На ночлег в машинах остановились на трассе Ленск—Мирный.

13 марта

Иркутск - Анабар - Иркутск
7.07. -35°С. Дорога Ленск—Мирный. Впервые за поездку переночевав в машинах, остались довольны. Дизельки не глушились всю ночь, а мы на Mitsubishi прогревались всего один раз. После холодной ночёвки мы не гоним автомобили, даём им размяться, согреть свои подвески и покрышки.

8.30. -25°С. Мирный. Пункт ДПС на въезде в Мирный миновали без проблем. Здесь уже заработали мобильные, отзвонились домой, в МЧС, где мы зарегистрировались перед поездкой. В очередной раз заправившись, поехали искать моторное масло, так как всё своё отдали на «зимнике» камазисту, который боялся, что у него скоро «кончится» движок. Главным событием этого дня было посещение карьера «Мир», как говорят, самой большой ямы, которую выкопал человек на Земле. Смотровая площадка сварена на шасси здоровенного экскаватора. Да-а-а, сколько трудов и средств вложено, чтобы вскрыть кимберлитовую трубку и добыть алмазы!» Мы долго не могли оторваться от открывшейся панорамы, поражающей своей мощью и величием. Город на другой стороне огромной воронки казался игрушечным.

Иркутск - Анабар - Иркутск
Но дорога звала дальше. Перекусив и закупив всё необходимое, выехали из города в 11.30 на Удачный. По отличной и прямой, как стрела, автодороге мы летели под 130 км/час. Примерно посередине пути до Удачного остановились на обед на пикете «Маркока». Скорее, это не пикет, а посёлок дорожников из 4-х жилых домиков и нескольких производственных зданий. Во внешне неухоженном доме оказалась современная, хорошо оборудованная столовая. Видимо, в посёлке дела идут неплохо, мы видели троих молодых мам, гуляющих с колясками, и это примерно на сотню жителей.

19.30. -24°С. Удачный. Заправляемся с запасом и ищем возможность перекусить и устроиться на ночлег. Поужинав в кафе «Баттерфляй», наняли таксиста, и он нас проводил в Новый город. В гостинице «Юбилейная» нашлись для нас места. Все с удовольствием приняли душ и улеглись спать в свежие постели.

14 марта

Иркутск - Анабар - Иркутск

Момумент первопроходцам в Удачном

8.50. -31°С. Удачный. Город Удачный расположен рядом с местом разработки и добычи алмазов. Это единственное в мире место, где две кимберлитовые трубы находятся рядом. Сейчас с открытого метода добычи переходят на шахтный, и народ помаленьку разъезжается. Насколько помнят администраторы гостиницы, самая низкая температура в этом крае была -72°, а летом доходит до +40°. Но жара переносится плохо из-за отсутствия высоких деревьев.

Позавтракав в приличной столовой ГОКа и запечатлев себя на фото у монумента первопроходцам, спешим дальше. Здесь, на севере, всё держится на деятельности компании АлРосса, и всё, что с ней связано, основательно и современно. За городом мы испытали настоящий шок, когда в плотном тумане (-40°) на приличной скорости надвигается на тебя целый дом! Это проехал по встречной карьерный самосвал с рудой с трубки «Муна», скорее всего, это был Caterpiller.

Иркутск - Анабар - Иркутск

Погрелись....

Когда двигались по «зимнику» на п. Оленёк, датчик внешней температуры заклинило на отметке -40°. По рации с «Прадиков» у нас постоянно интересуются показаниями термометра: у них уже давно -30°, машины сделаны для Японии, а вот наш Mitsubishi изготовлен для американского рынка, и здесь предел -40°. А вот какова реальная температура, можно только догадываться.

В один из моментов, когда мы печку переключили на обдув лобового стекла, оно лопнуло с внешней стороны по всей ширине автомобиля. Наложили на трещину высокопрочный скотч, но это, скорее всего, «припарка мертвому».

Вот он, ПОЛЯРНЫЙ КРУГ!

Минимум программы мы выполнили! В честь этого на очередном перевале (там теплее) устроили торжественный обед. Развели костер, отварили пельмешек «Таёжных» и прилично приняли фирменной клубной настоечки «Джиперка».

Иркутск - Анабар - Иркутск
В окружающей растительности давно уже преобладают низкорослая корявая лиственница и мелкие кустики. Частенько встречаются следы переходов оленей, а возможно, и волков.

20.30. -38°С. Оленёк. В посёлок Оленёк мы въехали уже в темноте. У редких прохожих узнали, где находится заправка и, естественно, она была закрыта. В гостинице аэропорта (она для перелётных экипажей) нам всё-таки нашли места; спасибо администратору, её вызвали из дома среди ночи.

15 марта

9.00. -33°С. Аэропорт п. Оленёк. Позавтракав в столовой гостиницы, мы выдвигаемся на заправку. И так как аэропорт расположен на возвышенности, а поселок внизу, мы наблюдали интересный эффект. По мере спуска показания термометра менялись с каждой сотней метров, а в посёлке было уже за -40°.

Иркутск - Анабар - Иркутск

Чем ближе к дому, тем больше грязи

При заправке соляркой Миша предусмотрительно влил в бак «Прадика» определённое количество антигеля, а вот Ваня не стал... Утром возле гостиницы к нам подъехал экипаж ДПС и довольно дружелюбно поинтересовался, кто мы и куда держим путь. Выслушав, пожелали нам доброго пути. Мы, в свою очередь, расспросили про деревню Джилинда, известную крутыми нравами местных жителей. Нам предстояло проехать через неё. «Да, это наш Чикаго, но вы пройдёте её низом, по реке»,— успокоили они.

Дальнейший наш путь до пикета «Прибрежный» лежал по возвышенностям. Дорога на этом перегоне разбита, поэтому скорость не превышала 20 км/час. Кухни на пикете не оказалось, но нам предоставили комнату с электроплитой, где мы заварили лапшички. По сведениям хозяина, сегодня ночью было -45°! Отсюда зимник пойдёт по льду реки Мал. Куанамка до слияния с Бол. Куанамкой и далее — по Анабару на север. Дорога по льду значительно лучше. На пикете «Мария» мы проверили километраж по карте, и оказалось, что расстояния между точками увеличились практически вдвое. Это внесло изменение в скоростной режим, пришлось перейти на более экономичный.

19.47. -37°С. Джилинда. Деревню Джилинда прошли в темноте, без эксцессов. Здесь был отмечен рубеж в 3000 км от Иркутска.

Иркутск - Анабар - Иркутск

«Башни» Анабара

И вот первая проблема — встал Ванин «Прадик». Как выяснилось, соляра пошла шугой и забила фильтр. Срочно решили развести костёр, снять фильтр и отогреть его. Запустили бензиновые лампы, но одна из двух отказалась работать, да и костёр без солярки не хотел гореть. А на улице мороз крепчал, пришлось надеть припасенную тёплую одежду, валенки, у кого что. Не дождавшись, когда разгорится костёр, фильтр отогревали в другой машине под струёй горячего воздуха из печки. Наконец, его раскачали, пролили антигелем, подогрели бак лампой и также залили в него антигель. Погоняли несколько раз стартёром двигатель, и машина завелась! Быстро собрав инструмент, поехали дальше. Но через пару километров история повторилась! Сейчас костёр не разводили, работали только с бензолампой. Основная часть работы досталась нашему механику Диме. Работая в свете фар, мы не видели, что творится вокруг нас. И тут, случайно отойдя в темноту, я обалдел: в полнеба переливалось северное сияние! Все побросали работу и несколько минут любовались этим зрелищем. Делали фотоснимки, но, как потом выяснилось, ничего не получилось. Заменив фильтр и опять пролив всё антигелем, запустили движок. На этот раз «брызнув Бурхану», мы рванули подальше от этого гиблого места. Термометр давно уже заклинило на -40°.

2.05. -40°С. Анабар. Подъехав к поселку, мы увидели странную картину: стоит здоровенный БелАЗ, и в него сверху заливается вода. Оказывается, кузов весь заварен и из него сделана водовозка для рудника.

Пока Ваня с Женей ходили к шофёру БелАЗа выяснять обстановку, Миша решил немного «прогазовать» двигатель. И тут случилось непредвиденное: движок «пошел в разнос»!

Ключ выдернут из замка зажигания, обороты за шесть тысяч, двигатель не глохнет, а из выхлопной трубы ручьём гонит масло! Дима рывком открывает капот и ударом по воздушной заслонке возвращает её в закрытое положение! Оказывается, на ней образовался лед и её заклинило в максимальном положении. Но непонятно, как работала электроника на таком морозе? Ещё немного, и пришлось бы собирать шестерёнки по сугробам! Да-а... нас всех слегка потряхивало. На щупе масло было на самом кончике. Залили до нормы всё приобретённое в Мирном масло и попробовали запустить двигатель. Он завёлся, но с нехорошими стуками, которые постепенно прошли.

Понемногу успокоившись, поехали за БелАЗом, который терпеливо ждал, чтобы проводить нас до тёплого бокса. Но тёплых мест не нашлось, и нам пришлось устраиваться на ночлег в машинах. В какой-то момент я услышал звук разбитого стекла — это Женя захлопнул заднюю дверку «Прадика», и пластмассовая рамка номера рассыпалась на кусочки!

16 марта

Анабар. Прослушивая записи на диктофоне, обнаружил, что не зафиксировал время подъёма и температуру за бортом. Под утро в машину постучался водитель водовозки и предложил переехать в тёплый гараж, где освобождалось место. Но мы, уже пригревшиеся в спальниках и уставшие за ночь, вежливо отказались. Видимо, поэтому и поднялись довольно поздно, но гаражом всё-таки воспользовались. Там ремонтировался автокран на базе КАМАЗа, и на наши три машины хватило места. Переложили всё имущество, просмотрели двигатели, подвески и, не найдя серьёзных неполадок, стали думать о нашем дальнейшем маршруте. Ситуация складывалась такая: если ехать дальше на север, возникает проблема с бензином — можно вообще не вернуться, не было запаса моторного масла, и главное — мы не представляли, как себя поведёт движок в Мишином «Прадике» после ночного заскока. Посовещавшись, приняли решение: возвращаемся!

Очень жаль. Прошли более трёх тысяч километров, оставалось пройти около трёхсот... В первую очередь, на принятие данного решения повлияла неподготовленность нашей экспедиции к суровым условиям. Мы поехали как будто на двухдневную загородную прогулку, не сумев сломить сопротивление владельцев «Прадиков», противников каких-либо доработок японских автомобилей. Но даже то, чего мы достигли, что пережили, вызывает у нас гордость! МЫ СДЕЛАЛИ ЭТО! Координаты, зафиксированные по GPS: 70°53°; E 113°32°.

Предстоял ещё не менее трудный и опасный путь назад, но, как говорится, путь домой всегда короче.

13.00. -17°С. Анабар. В Анабаре весна. Хоть здесь есть заправка, но за наличные топливо не отпускают. Могут, конечно, но только с разрешения самого директора рудника. Пока ждали возможности попасть к директору, выяснили температуру прошедшей ночи. Электронный термометр зафиксировал в посёлке -43°, а так как на реке — на 8-9° ниже, мы хватанули -52! Неудивительно, что машины взбунтовались.

Подписав заявление у директора, мы отправились на заправку. Перед нами заправлялся соляркой «Урал» и, не вытащив из бака пистолет, рванул по своим делам. В результате — вырванный с корнем из единственной колонки шланг. В сложившейся ситуации нам помог один из начальников, которые подъезжали посмотреть на дыру в колонке. «Мои мужики сломали, я вас и заправлю», — сказал он. Остановив на дороге бензовоз, залил в наши ёмкости 200 л. На предложение с ним расплатиться, сказал: «Не надо, это от ГОКа». Вот так. Возвращаясь днём по реке, которую мы прошли ночью, мы любовались красивыми отвесными скалами, обрамлявшими берега реки Анабар. Местами они представляли собой отдельно стоящие столбы.

До пикета «Прибрежный», где рассчитывали переночевать, добрались без проблем. Но там было какое-то начальство и заняло все места. Поднявшись на перевал, устроились спать в автомобилях.

17 марта

По пути заехали в Оленёк, купили тушу оленя. Целиком в автомобиль она не помещалась, а при -40° рубить топором несподручно, будет колоться. Завели бензопилу и аккуратно распилили на куски.

Обратная дорога проходила по уже пройденному нами маршруту и поэтому путевых заметок меньше. Конечно, каждое мгновение неповторимо, и, покидая эти заснеженные, промороженные просторы, мы старались всё запечатлеть на фото и видео.

По дороге из Оленька в Удачный мы подвезли одного из местных охотников, у них сломался снегоход, и надо было съездить за запчастью. Иван, будучи заядлым охотником, стал расспрашивать его обо всех особенностях местной охоты. Как рассказал охотник, они заготовители. Добывают по нескольку десятков оленей, потом приезжает машина и забирает добычу. Встречаются и лоси, но их охотнички не стреляют: «Большая машина, работы с ней много». Оленей они сдают по 3000 тыс. руб. за штуку, а вот если добудут волка, то можно получить за него 12000 тыс. руб. Самое вредное животное в местной тайге — росомаха. Подъедает всё, даже костей не оставляет.«Охота — это работа, а вот рыбалка — это да-а-а!!! Вы спиннинг знаете? А блесну?» — спрашивал он, одновременно рассказывая, какая интересная рыбалка в местных реках. В прошлом году его племянник поймал гигантского тайменя, длиной 1,5 м и весом в 51 кг! «Однако сильно испугался, кричал: Помогите! Помогите!» — рассказывал он. «Рыбалка — это красиво!» — закончил он свой рассказ. Вот такие впечатлительные здесь рыбаки.

В Удачном также посетили карьер, где добывали алмазы. Сейчас он законсервирован до весны. По размерам уступает мирнинскому, но выглядит не так заброшенно. На ночлег устроились в уже знакомой нам гостинице «Юбилейная». Заняли все свободные места, даже пришлось кое-кого переселить.

18 марта

-21°С. Обратно двигаемся примерно по тому же графику. Завтрак в Удачном, обед в Маркоке, а к вечеру уже в Мирном. По дороге к Мирному по состоянию природы чувствовалось, что мы продвигаемся к югу. Среди лиственниц стали встречаться берёзки, сосенки, да и вообще тайга становилась богаче. Нас забавляли названия местных ручейков и рек: Чуоналыыр, или Улахан Ботуобуйа — с первого раза и не выговоришь.

В Мирный мы спешили попасть до закрытия автомагазинов, необходимо было приобрести закончившееся у нас масло.

Но нам не хватило приключений, и мы решили пройти на Магистральный другим путём: Мирный—Ленск—Пеледуй—Витим—Киренск—Магистральный. На имеющейся у нас карте «зимник» от Ленска до Киренска указан. У кого только по дороге ни спрашивали, никто не мог сказать точно, есть он или нет. В Ленске надеемся всё разузнать.

18.26. -5°С. На перекрестке, где примыкает Усть-Кутский «зимник», перекусили вкусными беляшами, приобретёнными ещё в Удачном. Ближе к Ленску дорога приобрела горный характер, стали часты крутые подъёмы и спуски.

20.37. -9°С. Ленск. За воскресенье прошли часть намеченного пути: Удачный—Мирный—Ленск.

19 марта

8.57. -21°С. Ленск. Заправились снова на полную, дальше едем в неизвестную местность. В гостинице связывались по телефону с местным МЧС и дорожной службой. Нам подтвердили наличие «зимника» до Пеледуя—Витима, а дальше — неизвестно. «Езжайте, а там узнаете, и если что, то с Пеледуя уйдёте на Усть-Кутский «зимник». Получается небольшой круг в лишние 100 км, но зато посмотрим, что это за «зимник» по Лене. И, можно сказать, мы не пожалели о выбранном пути. В районе Ленска пойма реки довольно широкая, а какова она в нижнем течении?!

По льду мы уже привыкли ездить. Но обозначилась другая проблема: дорога частенько идёт по склону берега с приличным боковым наклоном. Пока мы шли на заднем приводе, нас эффектно занесло на снежный барьер. Подключив передний мост, пошли уверенней, но всё-таки лишний раз не рисковали.

10.34. -19°С. Красивые берега Лены с высоченными скалами, торосами льда запомнятся надолго. А какая эта река бывает мощная, можно было судить по ржавеющему кораблю, выброшенному высоко на скалистый берег.

Вот и наледь, о возможном появлении которой нас предупреждали в Ленске. При въезде на наледь скопилось несколько машин, все наблюдают, как навстречу нам проходит «Урал». Вроде бы большой опасности нет — и в воду ныряет «санитарка». Прошла. Тут решились и мы. Как-никак сегодня День подводника. Идём группой, не отрываясь далеко друг от друга. Вокруг пар, месиво из воды, снега и

льда. Такие наледи образуются от слияния с рекой боковых притоков. На улице оттепель, и вода, уже не замерзая, идёт «верхом» и «кипит», подтачивая нижний слой льда. Уф, прошли! Монтировками выбиваем застрявшие в подвеске обломки льда.

В этот день мы повстречали интересного парня, жителя Ленска. Он баптист, и ему приходится много ездить по всей Якутии к своим единомышленникам, снабжая их всем необходимым. По его мнению, лучшей машиной для севера является УАЗ-санитарка. До этого он перепробовал всевозможные джипы и остановился именно на этой. «Да у тебя колёса дороже машины», — смеялись наши ребята, а «обут» его автомобиль был в шипованные NokiaHakkapellitta, а впереди была установлена лебедка «Спрут».

17.31. -3°С. Пеледуй. Здесь нам подробно рассказали о «зимнике» на Киренск. Как выяснилось, его нет! За последние десять лет его пробивали всего один раз, да и действовал он недолго из-за наледей от множества боковых речек. Так что отсюда придётся опять выходить на Усть-Кутский «зимник».

19.24. -12°С. В этом районе активно разрабатывается «Талаканское нефтеносное месторождение», и поэтому дорога соответствующая. Хорошая бетонка, но чтобы проехать по этому району, надо на КПП выписать пропуск, а выезжая из него, сдать.

Заночевали в машине уже на Усть-Кутском «зимнике», проехав пикет «Крест».

20 марта

8.10. -22°С. Позавтракав на известном уже пикете «Медведь», продвигаемся всё ближе к дому. Но нам опять не хватает приключений. В районе пикета «У пожилого зайца» есть отворот на «зимник», во всё тот же Киренск. Может, стоит попробовать? Но, как сказал один из водителей: «Это козья тропа». Свернув на него, мы призадумались. Сразу видно, что машины ходят здесь редко, да и шириной он в одну машину, так что при свидании со встречной будет большая проблема. Вот если бы с нами был Женин клубный «Прадик» с его двенадцатитысячной мощной лебёдкой, мы, может, и сунулись бы туда. А в таком виде «голый стандарт» отступил.

12.40. -3°С. Припекает. Дорога становится очень скользкой, сама по себе бугристая, а сверху покрывается ещё тонким слоем талой воды. Сцепление с дорогой минимальное, видимо, из-за этого Ваня и устроил танцы на льду. Машина сделала два полных оборота, приложившись дважды задней частью в снежные отвалы. Судя по возбуждённому состоянию экипажа, впечатлений им хватило. Хорошо ещё, что встречный КАМАЗ успел остановиться.

4.09. -1°С. Дорога стала лучше. Лёд растаял, сделался более рыхлым, и машина за него лучше держится.

15.00. Река Ужман. Ловушка. Подъехав к реке Ужман, видим, как специально дежуривший здесь «Кировец» вытаскивает КАМАЗ. По обеим сторонам переправы приличная очередь. Рядом, на льду, видны следы легковых машин. Разведываем дорогу. Ваня проскочил этот участок почти без проблем, вторым должен был идти Юра на Mitsubishi. Выложили для него своеобразные сэнд-траки из валявшихся недалеко металлических автомобильных бортов. Но он пошёл своим путём по казавшемуся надёжным снегу и хорошо «пристроил» машину. Пробовали тянуть «Уралом», но неудачно: вырвали с корнем из рамы проушину. Обрубив лёд вокруг машины, потянули уже «Кировцем», и пленник Ужмана на свободе. Миша же, надев на передние колёса своего автомобиля цепи, аккуратно прошёл по основной трассе.

15.49. 0°С. Пикет Ужман. Хочется сказать о поведении автомобилей на «зимнике». «Прадики» хорошо «проглатывали» все неровности дороги, но имели значительную боковую раскачку. У Mitsubishi часто «пробивало» заднюю подвеску. По словам хозяина автомобиля — это конструктивная недоработка данной модели. Замена амортизаторов на более жёсткие ничего не дала. Теперь на очереди замена пружин.

21.33. -5°С. Верхнемарково. Ужинаем на знакомом пикете «Лена». На основной трассе Киренск—Магистральный укромного места для ночёвки не нашли. Выбрали какую-то боковую дорогу, видимо, ведущую на лесозаготовки. На ней через 50-70 м были своеобразные карманы. Вероятно, это бульдозер выталкивал снег в сторону от дороги. И получилось так, что машины стояли каждая в своём «номере». Это была последняя ночёвка по пути к дому.

21 марта

9.43. -4°С. Магистральный. В такую рань все кафе в Магистральном, естественно, закрыты. В одном из магазинов закупили свежих и вкусных чебуреков. И вот сейчас едем вдоль БАМа. На ходу успеваем завтракать и запивать чебуреки уже не пивом, а «Дюшесом».

13.12, -2°С. По дороге на Жигалово. Навстречу попадаются совершенно грязные автомобили, видимо, впереди всё уже «поплыло». И здесь, на перевале, среди бескрайней белизны снегов, они выглядят чужеродными.

Ну вот, и до нас дошла очередь грязевых ванн! Интересно, что грунт здесь рыжего цвета, и всё, что движется по дороге или находится рядом — дома, заборы — тоже рыжего цвета. Сейчас полным ходом идёт подготовка понтонных мостов, работает сварка, рубится свежий деревянный настил. Но мы переезжаем речки ещё по ледовым переправам.

14.00. 0°С. Жигалово. Закончив обед в Жигалово торжественным тортом, надеемся, что это последняя трапеза до прибытия в Иркутск. С нетерпением выходим на трассу. Дорога оказалась довольно грязной, с большими лужами, встречная машина нередко окатывает нас глиной до самой крыши.

17.19. 0°С. Качуг. Всё чаще и чаще смотрим на часы, считаем каждую минуту до возвращения домой.

20.08. +2°С. Иркутск. Всё, доехали! Все довольны! Но большого ликования не наблюдалось, видимо, сказывалась накопленная за всю поездку усталость. Разъезжаемся по разным районам, договариваемся в ближайшее время встретиться, попить пивка, посмотреть все фото и видеозаписи.

Общий итог: пройдено 6500 км, в основном путь лежал по «зимникам». Сделано около тысячи фотоснимков, записано несколько часов видео. Интересным получился аудиодневник. И главное — ощущение гордости за всех нас, потому что мы прошли через это, выполнили задуманное, преодолели сложную трассу с честью, можно сказать, легко и весело. Хотя на Анабаре, при -52, было не до веселья...

Виктор МАРТЫНОВ.
Фото членов экспедиции

Автомаркет+Спорт № 17/2007

Поделиться ссылкой

Автофирмы Иркутска







Весь каталог