Байкал-Трофи-2009
Просмотров: 6534
29 Января 2010

ЛЕД ДРУЖБЫ

 















Рассказ об автомобильной экспедиции «Байкал-Трофи-2009»

Путешествие по льду Байкала для нашей команды — традиция. Перед прошлогодним маршрутом мы решили внести в него поправки — посетить новые места, а также включить соревновательные элементы (скоростные спецучастки, навигацию, движение по времени). На весь маршрут планировалось 10 дней — старт 20 февраля, финиш — 1 марта. Шесть автомобилей, 15 участников экспедиции, многие из которых стартовали не в первый раз.

 

По льду вокруг Байкала

Маршрут поездки

База отдыха Хадарта (Малое море) — мыс Хобой на Ольхоне — Баргузинский залив — Усть-Баргузин — Баргузин — п. Курумкан — п. Кучигер — Джергинский заповедник (по зимнику) — п. Кумора — п. Новый Уоян — курорт Дзелинда — Нижнеангарск — Северобайкальск — курорт Хакусы — Чивыркуйский залив — бухта Змеевая — Усть-Баргузин — база отдыха Хадарта.

Приключения начались еще до старта. Некоторые участники добирались до места не по федералке, а через Малое Голоустное, лесной дорогой, через деревню Куртун, с последующим выходом через деревню Петрово на основную трассу. Дорога эта хоть и непроста, зато живописна.

После замечательного вечера на базе, утром мы стартовали в сторону Ольхона. Первая навигационная точка маршрута — мыс Хобой. Внутренняя радиосвязь и GPS позволяют нам двигаться достаточно уверенно. Мы заявили о маршруте в МЧС и ежедневно докладывали спасателям о своем перемещении.

Баргузинский залив не порадовал нас ни ледовой обстановкой, ни погодой. Ветер со снегом не прекращались, под колесами сплошное торосовое поле, щедро усыпанное острыми кусками толстого льда. Множество сухих трещин. Все это сильно тормозило передвижение.

На сушу ступили в районе речпорта Усть-Баргузина. Вроде пока все без приключений. В Кучигере удалось устроиться на ночлег в большом брусовом доме — нетопленом и необжитом. Но очень быстро он наполнился теплом и уютом.

В советские времена курорт Кучигер был популярным и посещаемым местом. Тем обиднее видеть картину запустения. Говорят, летом здесь много отдыхающих, но зима — мертвый сезон. Посещение горячих источников подарило отличное настроение, заряд бодрости и порцию здоровья.

Пересекаем по льду реку Баргузин и въезжаем на территорию Джергинского заповедника. Упираемся в деревянный шлагбаум кордона — крепкий дом в тайге со спутниковой антенной на крыше, мини-метеостанция и официальная вывеска на стене.

Ни до, ни после экспедиции нам так и не удалось найти информации о следующем участке пути. По одной из версий, дорога по Джергинскому заповеднику использовалась для прямого сообщения строящихся объектов БАМа и Улан-Удэ. Сейчас она явно заброшена. Заросшие насыпи, изгнившие деревянные мосты через реки и ручьи, неустановленные конструкции металлических мостов, потихоньку разрезаемые и растаскиваемые на металлолом. Согласно путевой легенде, выход на основную трассу должен был произойти в районе поселка Новый Уоян к вечеру.

Чем дальше мы двигались вглубь тайги, тем сложнее становилось передвижение. Большие, высокие камни посреди колеи были занесены снегом и постоянно держали в напряжении. Мокрые наледи, крутые и обледенелые спуски и подъемы, множество пересекаемых ручьев и рек без каких-либо переправ и мостов. Наконец утыкаемся в один из притоков Баргузина. Несмотря на наличие чуть в стороне ледяного моста, решаемся двигаться через брод прямо по курсу. В итоге — разбитый передний бампер, уплывшие фары и другие потери у головной машины. К тому же высокие забереги толстого льда на обоих берегах реки уже не позволили ринувшемуся в брод автомобилю самостоятельно выбраться на твердую поверхность. Правда, с помощью дополнительной тяги выдернули его из реки без труда.

По льду вокруг Байкала

Таежные горные реки и ручьи зимой — труднопроходимый участок

Таежные горные реки и ручьи в большинстве своем зимой не замерзают. Живут они собственной зимней жизнью. Ищут и находят новые направления движения водных потоков. И если летом следуют по постоянным руслам и довольно предсказуемы, то зимой это труднопроходимые участки из наледей с крутыми уклонами и с пропаринами неопределенной глубины. Все эти и многие другие дорожные сюрпризы еще и снегом припорошены.

Вот в очередной раз колонна останавливается — уже в темноте. Впереди «кипящий» ручей. В свете фар и фонариков все выглядит довольно проходимо. Patrol Володи Козлова осторожно начинает движение. Вроде бы пока все идет гладко. Но недолго. Сначала правая сторона автомобиля, а затем и левая проваливаются в пропарину, и машина полностью ложится днищем на лед. Из проломленного льда, как бы радуясь неожиданному освобождению, вода буруном выходит на поверхность и растекается по льду.

Первую попытку выбраться предпринимаем по самой простой схеме. Находим обходной путь мимо застрявшего Patrol, и на Prado Сергея Шутова перебирается по нему на другую сторону реки. Достаем трос и цепляем застрявший автомобиль. В результате имеем только порванный, девятимиллиметровый стальной трос (китайского производства) и все ту же ситуацию.

Переходим к более трудоемким действиям. Экипаж Starex — Петя Кайчук и Женя Кукс, хлюпаясь по колено в холодной воде, лопатами выбрасывает снежно-ледяную кашу из-под застрявшего автомобиля. Миша Матвеенко и Витя Кайдаш пытаются связать остатки троса и готовят лебедку. Володя Козлов с Андреем Бобовским в это время домкратят Patrol и подводят под его днище доски. Все вроде бы готово для главного действа. Еще раз проверяем проделанную подготовительную работу и начинаем тянуть. Хоть и с трудом, но потихоньку идет, родимый! Хода лебедки оказывается все же маловато. Перецепляемся. Добавляем блок. В очередной раз утверждаемся в мысли, что коллектив с головой и единая, понятная всем цель — великая сила! Автомобиль потихоньку выбирается из ловушки.

Речь о прибытии на ночевку в запланированную точку — зимовье, которое указали егери, уже не идет.

В час ночи упираемся в новое препятствие — перед нами опять живая река. Ни одной ровной поверхности, по которой можно было бы безопасно проехать. Есть вроде бы колея — уходит в сторону, в обход сопки, которую по полуметровому снегу, оставил вездеход, судя по следам — «Урал».

Вперед уходит головной LC 100, ведомый Мишей Бобовским. У подножья горы, не выдержав веса автомобиля, ломается наледь, но мощный двигатель вытягивает машину из воды на косогор. Хвала дизелю! Но крутой подъем и глубокий снег не дают подняться автомобилю наверх. Всей командой буквально на руках заносим машину на вершину горы. Но сил на таскание остальных автомобилей у нас уже нет. Принимаем решение о холодной ночевке — прямо на льду реки. Двигатели не глушить. Машины против ветра, в разных местах, на расстоянии друг от друга. Фиксируем факты: оперативное время — три тридцать утра; температура за бортом -32. На удивление нашлись отчаянные ребята, решившие ночевать в палатке, на рассвете столбик термометра показывал -36 градусов.

Утром мы убедились, что основной путь покрыт замерзшей водой разлившейся реки. При этом местами вода выходила на поверхность, образуя все новые наледи и неровности. Проехать по такой поверхности невозможно, так как автомобиль непременно стащило бы в низину. Решение: по ледяному склону рубим желоб под колеса правой стороны автомобиля так, чтобы при движении он этими колесами цеплялся за его край, предотвращая тем самым боковое скольжение. Колею длиной порядка 50 метров предстояло вырубить в сплошном ледяном покрове. В ход пошли бензопилы, лопаты, пешни, топоры. Расчет оправдался. Один за другим автомобили осторожно проходят коварное место.

По валунам, крупным камням, между ними, по поваленным деревьям наша колонна упорно двигалась вперед. По ходу движения открывается равнина и красивейшая панорама озера Иркана. Впереди — поселок Кумора. Суровый горный участок пути закончился. Далее дорога ведет нас к Новому Уояну — поворотной точке нашего путешествия. Ночевка сегодня будет в курортном местечке, расположенном на реке с одноименным названием Дзелинда. Курорт славится своими горячими минеральными источниками. Договариваемся ночевать в помещении местного кафе. Купание в источнике — непременная составляющая нашего пребывания.

Несмотря на то что вечером был праздничный ужин по поводу Дня защитника отечества и дня рождения одного из участников, как и обычно с утра — зарядка и ванны. При удачном раскладе, финиш сегодня — курорт Хакусы. По дороге в Северобайкальске предстояло решить накопившиеся технические и бытовые проблемы. Дело в том, что у двух автомобилей — Prado и Starex, «кончились» амортизаторы. Но новые амортизаторы в Северобайкальске не купили — всего два магазина с импортом, ассортимент небогатый. Придется восстанавливать. С трудом находим сварочный пост и сварщика «дядю Васю», который берется за дело и оказывается настоящим мастером.

Быстро наступившие сумерки усугубляются внезапным и резким ухудшением погоды. Боковой порывистый ветер и колючий сухой снег сводят практически к нулю какую-либо видимость. GPS-приемник ведет себя очень достойно, бесстрастно указывая нам правильное направление движения. Глубокие снежные наносы служат ловушками для идущих в пурге автомобилей и заставляют терять драгоценное время. Находиться вне салона сложно и некомфортно. Того и гляди дверцы у машин поотрывает.

Решаем перевести дух и останавливаемся. Это фактическая, но неосязаемая середина Байкала. Кругом марсианские хроники. Ощущение неземного и величественного приходит, держит, заставляет трепетать и одновременно всем этим наслаждаться. Удовольствие от этого несказанное и новое. Ощущение восприятия времени странно теряется.

По льду вокруг Байкала

Хакусы — это полный восторг! В течение дня мы позволили себе по несколько целебных ванн горячего источника и рыбалку. Вечер провели за одним столом с экспедицией братчан — мы не одни в этом мире! Вечер прошел с песнями под гитару — проверенный и верный способ общения.

На следующий день стало чуть теплее — минус 20 градусов. Выходим на лед залива. Снег на льду порядка 20–30 см. Но путь непрост — острые края торосов, высокие надвиги льда, сухие трещины — все это вынуждает лавировать по ледяному полю.

Здесь сработал наш опыт путешествий по замерзшему Байкалу. В открытом море поверхность озера должна быть ровнее. GPS фиксируют примерно одинаковое расстояние до обоих берегов, и колонна автомобилей устремляется в южном направлении, к полуострову Святой нос. В размеренный темп движения свои коррективы вносили довольно объемные снежные наносы, яркое солнце и становые трещины. Они всегда опасны своим непостоянством, размерами и открытой водой. Удачно было пройдено порядка 13 становых трещин различной сложности. Особенно много их в районе дельты Селенги.

В пределах видимости периодически, как миражи, возникали и пропадали из вида различные автомобили, но их было немного. А один коммерческий грузовичок пристроился к нашей колонне в районе мыса Кабаний и так до самого Чивыркуя шел по нашей колее. Как сказал водитель — его путь лежал из Северобайкальска в Улан-Удэ.

После 200-километрового этапа вкатываемся в Чивыркуйский залив. Конечный пункт нашего сегодняшнего маршрута — бухта Змеевая, где опять предстоит холодная ночевка. Добравшись, приспосабливаем под кухню одну из береговых пещер, рядом сооружаем палаточную столовую. Все хозяйство, кроме кухни — на льду.

Традиционно, мы уже так сто раз делали, Миша Матвеенко цепляется за фал, привязанный к автомобилю, и с ветерком, стоя на лыжах, рассекает глубокий снег бухты. Скорость буксировки в этом году достигла шестидесяти км/час. Пока это рекорд!

Ужин получился роскошный. Пельмени, вареное мясо, салаты, соленья, чай, печеные изыски. Воздух в столовой грели газовыми горелками, и внутри было довольно тепло и уютно. Немного холодило снизу, ото льда, но в целом на обстановку комфорта это не влияло. Появились нарды и, ставший за время экспедиции почти любимым, DVD-проигрыватель.

Утро 27 февраля порадовало нас теплым, уже весенним солнцем. Не можем отказать себе в удовольствии погреться в горячих водах Змеевки. Осторожно подходим к берегу. Известно, что лед здесь, в районе источников, снизу вымывается, и довольно тонок. В одно из наших прошлых посещений этого места автомобиль проломил лед и повис днищем на краю полыньи. Тогда все обошлось без осложнений, и хватило обычного длинного буксира.

Купаемся. Благодать полная! Вода ласковая и расслабляющая. Чувство гармонии души, тела, природы — неописуемо и чертовски приятно.

Но надо вперед. Оставив след в глубоком снегу Змеевки, выходим на накатанную ледяную трассу. Позади остаются поселок Курбулик и деревня Монахово. Выскакиваем на перешеек полуострова Святой Нос.

Путь по Баргузинскому заливу вдоль перешейка полуострова в сторону материка всегда был связан с сильными ветрами, довольно глубокими и плотными снежными наносами, а также непроходимыми торосовыми полями.

В Баргузине появилась мобильная связь. Всю поездку у нас был спутниковый телефон, но он почему-то не мог найти спутники. Дома о нас волновались. Дело в том, что в Баргузинском заливе в беду попали местные жители и рыбаки, заблудившись среди торосов. Так как информация была противоречивая, нас дома тоже «потеряли».

В этот день наш маршрут должен был выйти на нитку второго дня путешествия и привести колонну в исходную точку — базу отдыха Хадарта. Но здесь мы приняли решение изменить оставшуюся часть путешествия и, к тому же, немного ее усложнить. Маршрут должен пройти в сторону юга Байкала. Минуем Турку и Горячинск, морем обходим дельту реки Селенга — одно из самых коварных и опасных мест для подобных путешествий, выходим на федеральную трассу и через базу отдыха Утулик — домой. Вот такая рокировочка!

Утром выкатываемся на трассу (в последнее время здесь идет активная реконструкция)и на одном дыхании доезжаем до Гремячинска. Ищем съезд на лед и находим его на одном из мысов Байкала.

Выезжаем на лед. Погода в этот день не балует. Снег, ветер, пурга. Пасмурно, солнца практически не видно. Видимость минимальна. Колонна идет в пределах визуального контакта. Наш Навигатор выводит нас на середину озера. Считаем, что так безопаснее. Свидетелями одного из моментов образования становой трещины нам повезло быть. Событие, надо сказать, впечатляющее.

В момент поиска прохода среди торосов все и произошло. Совершенно неожиданно вокруг все загудело самым жутким образом. Гул этот сопровождал процесс движения огромных ледяных полей, которые двигались и теснили друг друга. При этом в месте их схода образовывался ледяной непроходимый гребень высотой до полутора метров. Средняя толщина льда в этом месте была около 70 см. Впечатления остались незабываемые!

В одну из «перекурных» остановок забуриваемся в лед для оценки его толщины. Результат — 65 см, что довольно хорошо и надежно.

Обойдя дельту Селенги морем, начинаем забирать ближе к суше. В районе населенного пункта Посольское пытаемся найти выезд на берег. Весь залив забит торосами. На берегу видно зимующий рыбацкий флот. Все знают, что именно в этих местах добывается знаменитый посольский омуль. Выезд со льда оказался напротив местного храма, и в момент выхода наших автомобилей на землю колокола в храме били звонницу.

А затем почти 200-километровый участок пути был пройден на одном дыхании — до Утулика и базы АНХК, где комфортно располагаемся на ночлег. Здесь же принимаем решение: завтра идем колонной по трассе до села Моты. Там состоится официальное фактическое окончание экспедиции Байкал Трофи-2009. Вот там, в 45 км от Иркутска, экспедиция и завершилась. Всего за 10 суток ледового путешествия было пройдено 2020 километров.

В экспедиции участвовали: Toyota Land Cruiser 100 (М. Бобовский, А. Крутий (старший и младший), В. Кайдаш), Nissan Patrol (В. Козлов, А. Бобовский), Nissan Patrol (А. Квасов, А. Иванкин), Huyndai Starex (П. Кайчук, О. Иганов, Е. Кукс), Toyota Land Cruiser (Е. Тютрин, С. Степанов), Toyota Land Cruiser Prado 78 (С. Шутов, М. Матвиенко).

По льду вокруг Байкала

Команда экспедиции «Байкал-Трофи-2009»

 

Сергей Шутов

Автомаркет+Спорт № 02/2010

 
Поделиться ссылкой

Автофирмы Иркутска







Весь каталог