Спецконтингент. Военная техника для бойцов ОМОНа в Чечне
Просмотров: 4479
17 Августа 2012
 Статья из архива (2004 год)

«БРОНЯ» КРЕПКА И «ТАНКИ» НАШИ БЫСТРЫ

В августе 2000 года, будучи обозревателем на очередном Московском Мотор-шоу, мне довелось познакомиться с опытной новинкой Уральского автозавода - трехосным бортовым грузовиком "Урал"-4320Б, который от обычного "Урала" отличался полностью бронированной кабиной. Машина предназначалась для горячих точек и могла защитить личный состав и двигатель от пуль и осколков. По заказу военных завод мог за бронировать и бортовой кузов.

Представители завода надеялись, что этот недорогой вариант бронетехники на базе популярного армейского вездеходв обязательно привлечет внимание чиновников из Министерства обороны, и там выделят деньга ни промышленный заказ. В чечне тогда очень нуждались в таких машинах.

На войне как на войне

С того момента прошло три года, и мне уже довелось пообщаться со знакомыми ребятами, сотрудниками ОМОНа Иркутской области, кто недавно вернулся из очередной командировки в Чечню. Помимо всего прочего меня интересовало, а на чем они, будучи не войсковым подразделением, там передвигаются. Не ездят ли на тех «Уралах», что я видел на Мотор-шоу? Ведь настоящей армейской бронетехники милиционерам как бы и не положено, даже отряду особого назначения в Чечне. Оказалось, на «Уралах» ездят, только на обычных. И «бронируют» их сами, как могут.

Именно в то время, когда в августе 2000-го я «лазил» по выставочному «бронеУралу» и общался с заводчанами, а рядом проходили нафуфыренные генералы с кожаными папками, за тысячи километров отсюда шла вторая Чеченская война. И наши ребята из ОМОНа, отряд которых стоял в Грозном, сами готовили для себя защиту.

В их штатном распоряжении были только «Уазики» и «Урал» в абсолютно стандартном исполнении. Те и другие как высокопроходимые транспортеры не вызывают никаких сомнений. «Урал», пожалуй, можно признать и самым стильным армейским вездеходом в мире. Но какой от этого прок в бою в «голом» виде? Ездить приходится много, и по служебным делам, и по хозяйственным, при этом риск подвергнуться обстрелу боевиков или нарваться на фугас очень высок в любом районе Чечни, даже где непосредственно боевые действия не ведутся. Конечно, броневое прикрытие на совместных операциях и на маршах со стороны армейцев обеспечивается на войсковых БТР и БМП, но ОМОНовская техника сама по себе была незащищенная. А попасть под обстрел или мину шансы равные.

Весь предыдущий чеченский опыт (и не только чеченский) показывал, что даже легкие превентивные меры безопасности позволяют минимизировать последствия от случаев диверсий и вооруженных нападений. Одно из укоренившихся правил — высокая скорость передвижения, само по себе дает гарантии проскочить, например, эпицентр взрыва, но как уберечься от действия осколков, взрывной волны или пуль? Поэтому ребята «бронировали» свою гражданскую технику как могли, из подручных средств, благо перед гаишниками за «неуставные» версии отвечать не надо.

Обычный УАЗ и броневик «Ладога». Второй больше простаивает

Главным подручным материалом стали обычные стальные листы толстого сечения, но не только. Тесную кабину «Урала», которая по сути представляет собой лобовое стекло и двери, защищали со стороны дверей как наиболее уязвимую часть. Снаружи дверей крепятся стальные листы, причем с уголками по всей площади, для лучшего рикошета. А внутреннюю полость дверей, выкинув оттуда механизм стеклоподъема, плотно набивают войлоком и другим материалом, способным если не уловить смертоносный металл, то хотя бы снизить его убойную силу. На проемы окон во время движения навешивают бронежилеты. Для таких целей у ребят есть запасные жилеты, чтобы не оставаться без своих.

Бортовой кузов, конечно, требовал особого подхода в защите и укреплении. Сидя на деревянных лавочках вдоль невысоких бортов из тонкого металла и за тентом, наши парни были защищены разве что от брошенного камня. Для защиты снизу в случае подрыва, на пол требовалось серьезное покрытие. Таким «ковром» стал лист металла толщиной в два сантиметра. Борта закрыли по-своему, двойными стенками из больших листов металла толщиной около сантиметра каждый. Высокими, почти в рост, с бойницами в виде прямоугольных окошечек. С такой железной «будкой» «Урал» потяжелел на несколько тонн, но с дизелем ЯМЗ в динамических характеристиках потерял не много. Как потом показал опыт, такие двойные стенки запросто задерживали небольшие осколки и оба АКМ-овских калибра. Пули 7,62 и даже 5,45 застревали во втором листе стенки, либо выходили изрядно ослабленными.

Полевые испытания

Боевое крещение грузовика в новом обвесе состоялось уже в декабре 2000-го. Машина возвращалась из Ханкалы в Грозный, когда в районе известной на всю страну площади Минутка рядом сбоку взорвался фугас. Правую сторону машины посекло осколками буквально в решето. Разорвало шины, пробило бак, серьезно повредило даже раму. Часть осколков навылет прошли «бронестенку», но в кузове в тот раз никого не было. В кабине были раненые и контуженые, но в целом обошлось без потерь, хотя машина восстановлению не подлежала.

Отряду выдали другой «Урал», и тоже в стандартной комплектации. Невозможность ездить на таком без дополнительной защиты была очевидной. И на него установили стальные листы с погибшего «брата», в таком вот посеченном виде. Образно говоря, надели боевые доспехи старого воина. Уцелевшие же агрегаты с подбитого «Урала» по обыкновению пошли на запчасти.

Но талисманом удачи проверенные в бою латы для нового «Урала» оставались не долго. Вскоре машина попала в засаду, причем все случилось как в кино, когда режиссер снимает маловероятную, но эффектную сцену. Вот только не кино это было совсем. Машина возвращалась в отряд с грузом продуктов, в кузове куча коробок с ящиками и сопровождающий. Боевик с гранатометом вышел на обочину после «Урала», прицелился и выстрелил в удаляющийся грузовик. Притом милиционер, сидевший в кузове, за мгновение до выстрела увидел боевика. Можно сказать, увидел направленный на себя гранатомет и момент выстрела.

Граната была с аккумулятивным зарядом. Возможно, предназначалась для серьезной бронетехники, но «досталась» этому «Уралу». Граната попала в задний борт, разорвалась, часть осколков оболочки срикошетили в сторону, а вот аккумулятивная струя, способная прожигать броню танка, кометой прошлась по полу кузова. Людей не задела, но коробки с продуктами по кузову раскидала, погасив в них энергию. Тут же начался обстрел из автоматов, в стальной коробке слева добавилось отверстий от пуль, но ребятам удалось проскочить на базу.

В январе 2001 года попали в засаду, в кузове был тяжело ранен сотрудник ОМОН из Ангарска. Спасти его не удалось, ранение прямо в сердце. В этой засаде со шквальным огнем были ранены и водитель, и командир, однако водителю с пробитой рукой и ногой удалось не потерять управление и вывести машину из-под обстрела! Как известно, именно на такие случаи американцы и предусмотрели в своем пресловутом транспортере Hummer автоматическую коробку. Но у нас весь расчет военных заказчиков на традиционные человеческие качества. Вообще, от водителей в такой ситуации зависит почти все. Мало того, что машина должна быть полностью исправна, в том числе система централизованной подкачки шин, самому нельзя растеряться в подобной ситуации, даже раненому. А ведь была бы здесь кабина, как на «Урал»-4320 Б, да нормально бронированный кузов, можно было избежать и ранений, и смерти.

Всемерная помощь

На блокпостах используются автоматические гранатометы
и мощные противоснайперские винтовки

Впрочем, броневики в отряд все же поступали. Иркутские шефы в 2001 году снабдили наших омоновцев довольно примечательной техникой, за что им отдельное спасибо. Это характерные внешне броневики «Ладога», которые на гражданке можно видеть в качестве инкассаторских автомобилей. Шасси в усиленном варианте, двигатель, трансмиссия — все Уазовское, только внешность довольно прогрессивная, совсем не военная. Сверху бронелистов идет пластиковый корпус очень обтекаемой формы. Лобовые и боковые бронестекла расположены с таким наклоном, что должны эффективно рикошетить пули и осколки, сводя на нет возможность пробоев. В общем, хороша техника. Но, к сожалению, сразу же стала местной достопримечательностью, и в первую очередь для боевиков.

По оперативным сведениям отряду стало известно, что попробовать столь эффектный броневик на прочность для боевиков дело чести и времени. За ним стали охотиться специально. Поэтому машина больше стоит, чем работает. А ездить предпочитают на обычных УАЗах, также защищая дверки железом, войлоком и бронежилетами. Еще один броневик, который находится при отряде, тоже был создан вне промышленных конвейеров, только уже на базе ГАЗ-66. Внушительный такой бронетранспортер с башней для пулемета, но судьба его тоже не сложилась. Что-то он постоянно ломался и особо не участвовал в службе. Может, потому что прозвище получил неприглядное — «Выкидыш»?

Так что постоянной транспортной единицей остается лишь «Урал», для которого, если надо, и на запчасти сбрасываются всем отрядом, если в тыловой службе таковых нет, и модернизируют защиту. Так, после нескольких засад и обстрелов в задней части будки появились дверцы из толстой стали. Менялась и кабина. А по опыту других отрядов и военных видно, что грузовики защищают не только металлом, но и деревом. Например, обкладывают борта толстыми брусьями, что как-то смягчает последствия подрывов и обстрелов.

Снайперской винтовкой хорошо и кабанчика завалить

В последнее время, когда войсковые масштабные операции в Чечне уже не ведутся, у милиции стали появляться броневички на базе автомобилей. Те же «Уазики», только в более привычных формах. Вот только надежность самих автомобилей по-прежнему невысока. Без брони обстрелянные «Уазики» горят легко, а в бронепанцире, как бывало у соседей, сгорали сами, например, от замкнувшей электропроводки. И потом, далеко не всегда бойцы стремятся укрыться за броней. Кадры по телевидению, где они едут на броне БТРов, вовсе не бравада, а негласные традиции. В иных случаях при подрывах вероятности остаться в живых на броне выше, чем внутри БТР. К тому же мягкий плавный ход восьмиколесной техники дискомфорта не создает. Иные «рейнджеры» даже на «Уралах» пытаются устроиться с пулеметом на запасном колесе за кабиной. Нарушают, конечно, устав, да и погибали уже на таком импровизированном посту.

Второй фронт

Кстати, об оружии и оборудовании. В начале войны дефицитом были устройства, которые блокируют радиосигнал противника на подрыв заложенного фугаса. Такое обстоятельство, конечно, здорово облегчало боевикам диверсионную деятельность. Сегодня, когда война перешла в «жанр» фугасной (то есть минной), без такого устройства колонны вообще не выходят на марш и наверняка предотвратили многие подрывы во время движения.

Стрелять милиционерам особого назначения тоже есть чем. Могут применяться не только АКМ, снайперские винтовки или ручные гранатометы, включая одноразовые «муха». На блок-постах, например, используются автоматические стационарные гранатометы (АГС) — очень серьезная штука, которая с магазином на 30 гранат в автоматическом режиме может «выкладывать» их в шахматном порядке, спокойно заменяя залп из десятков подствольных гранатометов. Или вот противоснайперская 12,7-миллиметровая винтовка ОСВ, дальность прицельного выстрела которой составляет 2,5 километра. Убойная сила что надо. Сама винтовка создана на базе легендарного противотанкового ружья времен Великой Отечественной, даже размер патрона один в один. Но здесь, конечно, магазин с автоматическим затвором и мощный оптический прицел. Жаль, сетуют ребята, не везде еще есть ночные инфракрасные прицелы для такого оружия.

Быт. Ну, здесь-то ничего особенного. Бесхитростный быт. Казарма в заброшенном войной здании (сейчас ОМОН Иркутской области дислоцируется в Аргуне), здесь же боксы для техники, подсобное хозяйство с кабанчиками, самодельный бассейн с родным названием «Байкал». И так вот по полгода. Ребята смеются при мысли увидеть американцев в этих условиях. Не выживут, говорят. Вот уж точно, где им? Ни в Ираке, ни еще в каких горячих точках, если верить телекадрам, таких «Уралов» они делать не умеют. Наверное, за ненадобностью.

Да, так вот ходишь на пышных салонах вокруг сверкающих опытных образцов новых массовых автомобилей, переживаешь за судьбу отечественного автопрома и российских частных потребителей, а в это время где-нибудь рядом грустно и забыто пылится готовый для производства грузовик. Слишком больших денег не требует, а помощь от такого неоценимая. Может, дальше что-то будет меняться.

Василий ЛАРИН
Фото предоставлены собеседниками

"Автомаркет+Спорт" №07  20.02.04

Поделиться ссылкой

Автофирмы Иркутска







Весь каталог