Большое путешествие. Экономический оазис (Маньчжурия)
Просмотров: 10347
14 Декабря 2007















Маньчжурия

В картинках и словах Маньчжурия «не играет». Читал своих коллег, восхищался, удивлялся, а увидел — обомлел. Даже не столько оттого, что после разбитого асфальта и грунтовки, после нашей «забайкальской Припяти» попадаешь в настоящий китайский «неоновый Вегас», а скорее, от осознания бесспорного факта — особенности китайского менталитета, глобально отличные от наших, русских, причина такого бурного роста экономики. И, напротив, российская ментальность никогда, как мне кажется, не сможет для создания чего-то подобного переступить через копившиеся веками барьеры. Будь жив Лев Гумилев, автор многих исторических трудов, посвященных пассионарности народов, уверен, он бы расценил нынешнюю Поднебесную как один из ярчайших примеров национального подъема. Нас же в Маньчжурии интересовала куда более прозаическая составляющая этого явления — автомобильная инфраструктура и все то, что связано с путешествием в эту провинцию Китая на машине.

Сборы были недолгими. Пока товарищу делали загранпаспорт (месяц назад, по крайней мере, в Ангарске эта процедура занимала чуть больше трех недель), я штудировал Интернет и общался со знакомыми, не единожды посещавшими Маньчжурию, удивляясь тому, сколь разными могут быть отзывы о поездках. Однозначно благоприятными были только те впечатления, что складывались от посещения города полтора-два года назад. Самые же последние оказались диаметрально противоположными. Кто-то по-прежнему говорил о пребывании в Маньчжурии с исключительно положительных позиций. Другие отмечали существенное повышение цен на все товары и изменившееся отношение к русским со стороны местных жителей, приводя в пример довольно неприятные инциденты. В общем, ситуация для расстановки акцентов сложилась как нельзя более своевременная.

Таможня дает добро

Одни из самых характерных «ужастиков», прочитанных и услышанных, конечно же, касались преодоления таможенного перехода (работающего круглосуточно). Как повествовали многие «виртуальные» авторы, это на автобусе въезжающие проходят через российскую и китайскую стороны, словно нож сквозь масло (купленные путевки обеспечивают столь необходимое покровительство турфирм), а «частники» на собственных авто парятся на километровом участке долгими часами, вплоть до суток и более.

С учетом подобных рассказов наше проникновение за границу прошло без проблем — на все про все три часа. Сначала российские таможенники сверили соответствие «фэйсов» фото на паспортах, чисто формально проверили машины, но почему-то через рентген — ручную кладь, потом — китайский терминал с получением визы. Последнее также не вызывает трудностей. Надо заполнить простое заявление, какую-то бумажку, оформить страховку (100 рублей), сфотографироваться и встать в очередь на получение соответствующей наклейки в паспорт (сама она, то есть пятидневная виза, стоит теперь 670 рублей). Все бы ничего, да аномально трудоголичные китайцы на госслужбе мало чем отличаются от русских. Обед — как непреодолимый временной барьер: очередь стоит, а молодые служащие кто спит, положив голову на руки, кто развлекается компьютерными играми. Минут сорок вынужденного простоя, какой-то неведомый сигнал, и муравейник китайской таможни опять пропускает российские паспорта через свой государственный жернов.

Далее пассажиры идут сквозь здание, а машины через двойной «входной контроль». Любопытно, что большинством операций по передвижению автомобилей на китайской стороне руководят не сотрудники-контрактники, а совсем еще юные пограничники- срочники, весьма жестко жестами и гортанными вскриками отдающие приказы на тему, куда ехать и где встать. При этом если первые получают довольно приличную по местным меркам зарплату (3-4 тысячи юаней — около 10-13 тысяч рублей по курсу 1:3,34), то вторые, чтобы попасть на границу и вообще в армию, дают взятку — порядка 1-4 тысяч рублей. На сие китайцы замечают: «Нас много, кормиться как-то надо. Армия же — халява. Впрочем, сами оговариваются, что попадает туда далеко не самая лучшая часть нации.

После всех «пешеходных» оформлений настает очередь узаконить автомобиль. Признаться, прочитав то, с чем приходилось сталкиваться нашим предшественникам, мы не решились ради экономии пытаться самостоятельно заполнить все необходимые «бумажные портянки». Отдались в руки одной из встречающих турфирм (о выборе профессионального «помогая» читайте отдельно), о чем впоследствии ни разу не пожалели.

Хотя бы потому, что по пути обратно прохождение китайской части пограничного перехода не потребовало от нас каких-то лишних «телодвижений». Отдаешь сто рублей за очередную бумазейку с каракулями (ее предназначение мне неизвестно), еще девять сотен за общие услуги (до этого пришлось заплатить 350 рэ за так называемую «долларовку», чье отсутствие «на выходе» карается 350 юанями), сам же ставишь лишь пару печатей. Казалось бы, все это простое вымогательство, без которого можно обойтись, однако на опыте людей, желавших пересечь границу без помощи «встречающей стороны», то есть нанятой в лице сотрудника китайской турфирмы, нам стало отчетливо понятно, что осуществить подобное чрезвычайно трудно. Бизнес таких «встреч» возведен в ранг государственного. Китайцев-то много, надо как-то выживать.

Вообще пограничный «вояж» в направлении Китай—Россия оставил двойственные впечатления. Минут за тридцать уладили упомянутые формальности с китайцами, два часа стояли в очереди и еще час проходили досмотр уже на нашей стороне. Сам он — и смех, и грех. Получаешь листок, на котором опять же ставишь две печати и укладываешь багаж на весы. В принципе четыре транспортных нитки позволяют пройти взвешивание достаточно быстро. Надо только не попасть в очереди вслед за «Газелью», нагруженной как верблюд в африканских караванах. Необъятные тюки на верхнем багажнике и перекошенный как у фатально больного сколиозом «торс» навевают мысли о тягостном ожидании перемещения поклажи туда-обратно, хотя, надо отдать нашим челнокам должное, оперируют они своим «хлебом» с феноменальной быстротой.

Мы же с 18 кг на двоих (раз в месяц можно ввозить 35 кг, перевес «наказывается» 1,5 евро за кг) не вызвали у досматривавшего таможенника никакого интереса. Рассказывают, что когда выезжающих особенно много (что было в тот раз) проверка превращается в очень поверхностную. При такой в скрытых полостях автомобиля, как нам показалось, без видимых последствий можно раскидать помимо положенного еще десятка два килограммов. Надо ли?

Очутившись на своей стороне, мы удивились количеству желающих попасть в Китай — в очереди стояло больше ста автомобилей. Дело было в пятницу вечером, а номера на машинах были сплошь читинские. Похоже, жители соседней с Поднебесной области на выходные ездят за границу развлечься.

Житие-Бытие

С гостиницей мы определились помимо своей воли. Нас, можно сказать, доставили, попросили отдать загранпаспорта (в этом, поверьте, нет ничего страшного) и не потребовали оплаты. «Постоялый двор» под названием «Цзинь Чжу», однако, нам приглянулся. Двухместный номер (65 юаней или 217 рублей с человека за сутки) порадовал наличием телевизора (ловятся 6 российских каналов), туалета в общем с двумя комнатами коридоре (пустых номеров в ноябре было в достатке) и отсутствием неприятных запахов (говорят, это бич китайских гостиниц). Разумеется, при наличии средств можно остановиться и в номерах за 1,5-2 тысячи рублей. Но в том, что оценивается дешевле «нашего» ценового уровня, рекомендуем не поселяться. Были в номерах у людей, приехавших по турпутевке на автобусе. Убожество! Шесть человек на считанных квадратных метрах, отклеивающиеся обои, вонь и топчаны, стоящие прямо в прихожей. У тех, кто едет в Маньчжурию на автомобиле, несомненно, есть огромное преимущество выбора.

Пристроить «на ночь» машину значительно сложнее. Три (по нашим данным) теплые стоянки в холодное время года забиты до отказа (главным образом «челночными» «Газелями», рядом с которыми стоит собственность китайских владельцев). Каким-то чудесным образом нам удалось засунуть автомобиль на теплый паркинг, отдав за три ночи 500 рублей. При этом наш переводчик, выбивая «койко-место» для машины, очень долго на повышенных тонах спорил со сторожем. Такая манера общения вообще характерна для китайцев. Спорят, кричат, брызгают слюной по любому поводу. И очень часто на одном рабочем месте собираются группами. Охранников на стоянке я насчитал как минимум шесть, что для небольшого помещения, оснащенного камерами, было, конечно же, много.

Плотность «населенности» паркинга заставила отдать сторожам ключи от машины. Несмотря на то что «наш» китаец успокоил маловероятностью в таких местах даже мелких краж (а угон для Китая вообще немыслимое явление), сам по себе этот факт нельзя назвать приятным. Возможные опасения подтвердились на следующее утро, когда в своем MarkII и рядом я обнаружил человек пять, активно «ползавших» по салону и что-то обсуждавших. К счастью, все вещи остались в сохранности. А через день Toyota оказалась поставленной в другое, отличное от вечернего, место. Полагаю, что найди я на кузове или в салоне последствия небрежного отношения, с охраны вряд ли удалось бы получить какую-то компенсацию.

Теплая стоянка — не единственное «место жительства». Многие гостиницы имеют мини-паркинги непосредственно перед входом или на заднем дворе. Можно оставить машину прямо на улице, прижавшись к тротуару. Опять же местные жители утверждают, что вы гарантированно ее там найдете безо всяких повреждений. Верится с трудом, поскольку броуновское движение разношерстного «подвижного состава» наводит на мысли о жестких «кузовных» контактах. Да и откровенно холодно в ноябре. Минус 15-20 со злющим ветром остужают мотор за какие-то полчаса.

расслоение

Само собой, после покосившихся избенок российских деревушек Маньчжурия воспринимается как этакий степной оазис и центр цивилизации всего Забайкалья. Подвеска автомобиля говорит спасибо за те краткие дни, что можно отдохнуть на китайском асфальте, глаз радуют разнообразной архитектуры здания, вечером буквально утопающие в подсветке. Вот симпатично-разноцветный детский сад, вот частная школа, что выглядит импозантнее здания нашей областной администрации. А это что за домина? Офисная высотка или административный небоскреб? Отвечая на некоторые подобные вопросы, наш «экскурсовод» пренебрежительно не акцентирует внимание на практической нагрузке сооружения: «Это? Старое! Снесут скоро!». Как скоро? Точных цифр получить не удалось, но совершенно определенно, что десять лет для здания срок критический. Причем вне зависимости, принадлежит оно государству или частнику (квартиры в Маньчжурии с позиции наших цен недорогие — около 7 тыс. руб. за квадратный метр).

Вообще специфика коммунистически-буржуазной политической системы рождает, похоже, еще более сильное, чем у нас разделение социальных слоев. Так, в Маньчжурии, живущей, главным образом на торговле (хотя и есть, как у нас принято говорить, три градообразующих предприятия — ЛПК, цементный и битумный заводы), не редкость зарплата в 300 юаней. И в то же время местные жители вполне могут получать до 6 тысяч юаней. Это хорошо заметно на примере транспортного потока. Он — смешение темного средневековья в виде повозок с осликами да очень потрепанных трехколесных велосипедов с кузовом впереди и ручным тормозом (я предполагал, что оба этих «вида» уже исчезли), и таких представителей автомобильного настоящего (которое в Иркутской области еще не доступно), как Mercedes SLK и Infiniti G35. Даже между детищами китайского автопрома строгое расслоение — на лицензионные копии отвратительного качества сборки и модели, созданные на китайских филиалах японских компаний, что четко демонстрирует разрыв в социальном положении. И в техническом тоже. Рядом с подретушированной Camry последнего поколения (надо сказать, что китайский вариант дизайна смотрится интереснее европейского) и Honda Odyssey третьей генерации Chery Amulet и Volkswagen Santana выглядят, будто экспонаты петровской кунсткамеры. А весь маньчжурский транспорт олицетворяет собой большую под открытым небом машину времени, в которой произошли какие-то сбои, и она смешала разные эпохи в одном временном промежутке.

Наверное, для Маньчжурии, как свободной экономической зоны и, в сущности, относительно небогатого города, характерно, что дорогие автомобили японо-китайских союзов здесь не приобрести. Ближайший дилерский форпост — Харбин. Единственный же городской автосалон предлагает модели Kia (Pride, Cerato, Sportage), Honda City (она же Fit Aria) местного производства и не идентифицированной марки пикап (очередное «сочинение» на тему первого и второго Hi Lux). Судя по количеству буклетов, этот ассортимент может расширяться. Однако какие-то комментарии по этому поводу нам получить не удалось. Во-первых, персонал никак не отреагировал на наше появление, оставшись в служебных помещениях. Во-вторых, увидев наши европейские лица и узнав о чисто гипотетическом желании прицениться, сотрудники категорически отказались общаться. Видимо, запрет японцев распространять их продукцию, созданную в Китае, на внешних рынках, действует на продавцов как магическое заклятие. Что ж, следование корпоративным интересам в столь глобальных масштабах должно только приветствоваться. Кстати, качество сборки у машин было далеко не таким, каким мы привыкли его видеть у откровенных подделок автопроизводителей Поднебесной.

Рынка second-hand в Маньчжурии тоже нет. Продается и покупается б/у техника исключительно по объявлениям. И стоит по иркутским меркам недорого. К примеру, клон Seat Toledo 80-х годов в подержанном виде удастся приобрести за 130-200 тыс. руб., в то время как новым он стоит порядка 270 тысяч. Можно ли россиянам приобрести это исчадие китайской промышленности, нам неизвестно, но, что точно, продажа машин, заехавших из России, в Китае запрещена. Известен случай, когда наш «торговец», «скинув» автомобиль, был вынужден возвращаться на родину через другой таможенный переход.

Упорядоченный Хаос

Об особенностях дорожного движения в Китае и непосредственно в Маньчжурии написано немало. И все равно, только попав на улицы этого приграничного города, понимаешь, что стремительное экономическое развитие далеко не всегда подразумевает интенсивный прогресс других столпов жизненного уклада современного общества. ПДД в Поднебесной, естественно, существуют. Хотя бы в виде разметки, которая не рисуется на асфальте, а представляет собой рельефную ленту. Ей строго обозначены места стоянок, границы перекрестков, разделительные линии, и вообще к ее отсутствию на дорогах трудно придраться.

Имеются и светофоры, что отображают в цифровом формате время работы того или иного сигнала, по причине чего желтого в нашем понимании нет, а при красном можно всегда поворачивать направо.

Вот дорожный знак мы смогли найти только в единичном экземпляре. Поэтому такие понятия, как главная и второстепенная дороги или регулируемый перекресток, для китайских водителей чужды, будто для их земляков-инженеров догматы пассивной безопасности.

Соответственно, и правилами в нашем понимании они руководствуются по принципу «кто первый, тот и прав». Показал нос на перекрестке раньше других — можешь (не забывая на всякий случай вращать головой на 360 градусов) проезжать вперед всех (приятно, что на очередность движения никак не влияет стоимость автомобиля). Совсем не обязательно при повороте налево пропускать тех, кто движется прямо (психологически не сделать это очень сложно, я не смог). Законно пересечение сплошной осевой линии. А тормозить перед пешеходами — в Маньчжурии это признак дурного водительского тона.

Впрочем, последние в долгу не остаются. Создается ощущение, что на дороге водители и пешеходы стараются друг друга не замечать и, вместе с тем, делать жизнь оппонентов максимально сложной. Какая-нибудь разгуливающая посередине проезжей части парочка — обычное дело.

Мотоциклисты и велосипедисты — эти в принципе вне правил. Стремительные «пике» от обочины к обочине, езда «против шерсти» по улице с односторонним движением, суицидальные броски от тротуара под колеса потоку — все же не зря скорость на улицах Маньчжурии редко когда превышает 40-50 км/ч. Между прочим, такое поведение всех колесных участников движения довольно просто можно объяснить — месяц обучения в автошколе кажется китайцам очень длительным сроком, и многие (из относительно обеспеченных) предпочитают отдавать за водительское удостоверение порядка 10 тыс. руб.

Я как-то сразу решил, что передвигаться буду исключительно за рулем и, на удивление, довольно быстро привык к китайской интерпретации открытия Роберта Броуна. Главное не перебрать со скоростью и всегда быть готовым к «лосиному тесту», спровоцированному очередным «двухколесным самоубийцей».

Кроме того, как бы парадоксально это не звучало, необходимо в обязательном порядке соблюдать правила дорожного движения! Всего-то несколько принципов, за игнорирование которых местная полиция вправе спросить со всей строгостью. Запрещен проезд на красный, парковка на односторонних улицах у левого тротуара или там, где отсутствует специально ограниченная сплошной полосой зона. Мы так и не узнали, каково будет наказание за несоблюдение этих пунктов. Но если вас поймали без водительских прав или пьяным, то помимо тысячи юаней штрафа есть все шансы отсидеть 15 суток в китайском «зиндане». Такие случаи известны. Как рассказывают маньчжурские водители, большая вероятность их возникновения проистекает от общения с полицией на китайских микроавтобусах — на таких передвигается личный состав подразделения, схожего с нашей спецротой, отличающийся своей строгостью. Кстати, предложение взятки по местным законам довольно тяжкое преступление. В крайнем случае, можно надавить на жалость, когда экипаж в конце смены сдает изъятые водительские удостоверения, аргументируя свои «крокодильи слезы» заканчивающейся визой. Был как минимум один прецедент, когда проштрафившемуся пошли навстречу.

Желательно же маньчжурскому ГАИ не попадаться вовсе. Русский язык его сотрудники не понимают, а все дорожные инциденты будут решаться в пользу китайцев. Любопытно, что при жестких карательных мерах, касающихся всего связанного с коррупцией, авария, скажем, с участием недорогого «рыдвана» и элитного автомобиля не оставляет сомнений в положительном решении в пользу владельца последнего. Чего уж говорить о ДТП «в исполнении» русских.

Развод по-китайски

Несмотря на дружбу между Россией и Китаем в самых высших сферах, «на низах», как отмечают люди, не единожды бывавшие в Маньчжурии, отношения уже не те, что были год-два назад. То ли сказался лимитируемый по весу вывоз товаров, отчего жители приграничного города существенно потеряли в заработках, то ли относительно недавние выдворения из РФ «бесправных» подданных КНР. Мы на себе никакой агрессии не ощутили, но узнали о ней и о способах обмана достаточно.

Слыханное ли дело — поножовщина между покупателями и продавцами. Смертельными случаями не заканчивается, однако имеет место быть. Маты в адрес русских, не купивших вещь, и кулачные бои на ее фоне — обыденность. Которую, нужно отметить, провоцируют сами наши «челноки», ведущие себя в Маньчжурии, мягко говоря, неподобающим образом. Торг буквально за каждый юань, сопровождающийся нецензурной бранью, гулянки «до синевы» каждую ночь — моральный облик граждан России часто очень похож на то, что приходилось лицезреть в разгульно-бандитские 90-е годы. Китайцы, в своем большинстве законопослушные граждане, относятся к этому осуждающе, но в силу специфической экономики региона терпят. Другое дело — простите за столь заштампованное определение, криминальный элемент.

Нет, если соблюдать элементарные правила, то с вами вряд ли произойдут нижеописанные ситуации, однако мы бы о них вообще не упоминали, не имей они под собой реальных оснований.

Увы, приходится признать, что на периферии коммунистического Китая в ходу поддельные юани. «Отовариться» такими можно у менял на улице, в то же время в банках, гостиницах или ресторанах легальность валюты не вызывает сомнений. Мы обменивали рубли у нашего переводчика. Не знаем, что уж он с этого имел, однако проблем при оплате у нас впоследствии не возникало. Правда, сам факт обмена выглядит лишним — практически везде в ходу рубли.

Категорически и русские, посещающие Маньчжурию, и китайцы, с которыми пришлось пообщаться, не советовали нам пользоваться такси. Стоит оно копейки — 7-10 юаней (проезд на общественном транспорте и вовсе оценивается в одну «условно-китайскую единицу»), но за время пути алчность таксиста может вырасти в разы. Нам рассказали о случае, когда пьяный русский, находясь ночью в двух сотнях шагов от своей гостиницы, не мог ее найти. За «доставку» с него попросили ни много ни мало 200 юаней. Днем жадность водителей таксомоторов меньше — требуют от 20 до 50 юаней. И попробуй не заплати. В лучшем случае скандал с подключением находящейся рядом «общественности». В худшем — вмешательство полиции, которая, повторимся, при любом раскладе поддерживает соплеменников.

А желающие любовных утех — по сути, группа риска. «Разводят» их разными способами, начиная от банального воровства и заканчивая опять же вызовом представителей закона. С аморальным поведением в Китае борются сообразно коммунистическим принципам, чье давление ощущают в первую очередь иностранцы, то есть русские.

Впрочем, находясь в здравом уме и твердой памяти, гости Маньчжурии также имеют хороший шанс ощутить все прелести местного гостеприимства. В этом материале мы не осветили ту громадную индустрию, что занимается продажей запчастей, аксессуаров и ремонтом автомобилей. Любой, даже самый незначительный контакт с ней — всегда лотерея. Об этом — в следующем номере «А+С».

Максим Маркин
Фото автора

Автомаркет+Спорт № 45

Маньчжурия
Маньчжурия
Маньчжурия
Пару лет назад этой дороги, ведущей на маньчжурский ЛПК, не было и в помине. Рассказывают, что ремонт дорожного полотна вообще никогда не длится более одной ночи | Маньчжурия
Связь в Маньчжурии относительно недорогая. Звонок в Россию обойдется в 2 юаня минута. Позвонить можно из многочисленных уличных «узлов связи», где телефон располагается между продающихся продуктов или вещей | Маньчжурия
Маньчжурия
Поделиться ссылкой

Автофирмы Иркутска







Весь каталог