Фестиваль OFF-ROAD – 2006

КОГДА ROAD НЕ МОЖЕТ БЕЗ OFF


Дорога к лагерю тоже предлагала несколько сюрпризов

Праздник души и тела! Хотя последнее, конечно, здорово страдает от финального 10-часового 40-километрового броска по бездорожью. Но душа ликует и требует продолжения off-road банкета. Это после двух дней поддомкрачивания, лебежения и интенсивных гонок по щедрым в начале мая грязям. Могу сказать, что это мероприятие — Фестиваль off-road`а, прошедшее с 7 по 9 мая — удалось клубу «Протектор» лучше всех прошлых выездов и соревнований. Повод того стоил — клубу-то нынче пять лет. Есть что вcпомнить.


Здесь руль уже почти не крутится

Удар, еще удар. Джип-ориентирование, в котором надо собрать максимум залегендированных точек за минимум времени — не свободный вояж. Здесь надо выдерживать хороший темп и потому нельзя отвлекаться на каждый ухаб, который зубодробильной жесткостью проходит в салон. Из багажника «семидесятки» предусмотрительно убрано все ненужное, и единственный балласт, прыгающий по внутреннему пространству, — это я.

Где-то рубятся «неподготовленные». У них максимум 33-и колеса и запломбированные, у кого они есть, лебедки. Желающие могли бы пробовать себя и в классе настоящих «проходимцев» (в этом случае им было бы разрешено использовать лебедку), но уровень подготовки последних многим не оставляет никаких шансов — огромный лифт, принудительные блокировки, резина диаметром 35, а то и 36 дюймов.


Эх, размахнись, шатуны, раззудись, аппаратура. Дымим, но едем! К сожалению, в первый день фестиваля у этого «Сафарика» кончилось сцепление

Поражает уровень организации и количество участников. Из города, с Нижней набережной к лагерю под прикрытием ГАИ, обеспечивавшей частичное перекрытие улиц и безопасное тем самым движение в колонне, выдвинулось около сорока машин. Дошли в прямом смысле не все. Несколько экипажей, видимо, побоявшись ухабистого местами расквашенного проселка, что вел к стоянке, срулили еще на асфальте. А УАЗ-«санитарка» на колесах от какой-то спецтехники, несомненно, один из претендентов на победу в стандартном классе, прямо в колее отстрелив поворотный кулак, остался «трехногим». Но и те, что дожили до волнительного момента старта, явили собой внушительное механизированное зрелище — 25 машин в обоих соревновательных протоколах. Пять лет назад «Протектор» даже и не мечтал об этом.

Перед стартом — обязательная процедура снижения давления. Без бэд-локов — до 0,8-1 атм. Плющится «диагоналка» все равно плохо, однако едет на таких атмосферах гораздо лучше

Пять лет назад «Протектора» еще не было. Лишь три человека, нашедших друг друга на форуме сайта auto. ru в том его месте, что посвящался общению владельцев «Нивы». Да, в своем нынешнем виде клуб начинался с «нивоводов». Причем у теперешнего его президента, Дмитрия Кононова, был пятидверный тольяттинский джип. Как говорится, «какой ты на фиг танкист». Созвонились, встретились и поехали через Хею на Большой Луг. 12 часов буквально по-пластунски мерили каждую пядь земли корявым, не приспособленным для этого вазовским днищем. Сейчас то время вспоминают с иронией. Не было ни представлений о том, как месить грязь, ни опыта, а прочно засевшие теперь в лексиконе слова типа лифт и хай-джэк тогда бы показались чем-то иностранно-матерным. Однако же не зарегистрированное нигде сообщество получило название «Нива-клуба». ВАЗ-2121 и его версии в то время казались самыми оптимальными по соотношению стоимости и внедорожных качеств борцами с бездорожьем.

Две руки, конечно, хорошо, но четыре... Впрочем, в данном случае в объектив попали несколько другие части тела, в деле покорения бездорожья отнюдь не главные

...Взята первая точка. Легко. Перепрыгнули через небольшой овражек и проштамповались в привязанном к передней панели и запломбированном блокноте. Если так пойдет и дальше, то ничего сложного в том, чтобы отметиться на всех 13-ти контрольных местах нет. А так хочется настоящего офф роуда с глубокой колеей и глинистым «мылящим» протектор месивом.

Получили, блин. Правда, несколько другое. Уже есть пара-тройка штампов, и каждый следующий берется труднее предыдущего. Очередная отметка предполагает опасный на грани фола барраж по довольно крутому склону, утыканному тонкими березками. Первым идет Nissan Safari. «Коротыш» тяжел и высок. Откренивать его дело сложное, но в итоге благодарное. Еле удерживая равновесие, почти на двух колесах он протискивается между двумя деревцами и, застыв на краю глубокого оврага, получает награду. Наш Land Cruiser 70 ниже, и сохранение его равновесия не столь трудоемкий процесс. Но длинная база в условиях леса не то чтобы мешает, а даже способна привести к последующей кузовной реабилитации. Связка пилот-штурман должна работать тут во сто крат слаженнее. Ежесекундно имея возможность притереться к коварным стволам, мы проникаем в заветный створ. Награда нашла героя! А где же грязи?


Первой жертвой фестиваля пал УАЗ с позывным «Катюша». Отвалился поворотный кулак. Говорят, не впервой, обыденно, то есть. Но эта обыденность конкретного автомобиля, случившаяся на ровном месте, еще по пути к лагерю, в чем-то стала предзнаменованием других досадных сходов, кои постигли самые подготовленные экипажи

«Нива-клуб» не просуществовал и года. Уже в 2002-м к «нивоводам» присоединились владельцы далеких от отечественного автопрома машин. Например, Land Rover Discovery. А чуть позже бездорожьем заинтересовался Владимир Ендальцев, ныне хозяин прославленного «Сафаря»-«Секача». Тогда у него был совсем бесперспективный Toyota Surf. Именно наличие в сообществе любителей офф-роуда столь несерьезных аппаратов вкупе с желанием бороздить (и получать от этого удовольствие) более тяжелое бездорожье послужили толчком для глобального перевооружения. Осознание того, что настоящий джип должен быть обязательно рамным и мостовым к кому-то пришло сразу, кого-то постигло постепенно, но так или иначе, а клуб «Протектор», уже получивший свое нынешнее название, стал вставать на полноценные внедорожные рельсы. Появились Toyota Land Cruiser 70, Nissan Safari и УАЗы. Спустя какое-то время в клуб вступили Виктор Суриков на своем тракторе Land Cruiser BJ40 и Владимир Боклащук, чей УАЗ с самого момента покупки стал претерпевать изменения исключительно руками хозяина. В итоге образовался костяк этой общественно-внедорожной организации, чьи замыслы простирались далеко за пределы асфальтовых или грунтовых дорог. Очень далеко.

Финита ля комедиа. Хотя какая уж тут комедия. Шли ведь здорово. Быть может, имели шанс попасть в тройку, но этот хаб, точнее, его заглушка... Михаил Крусанов, шаря в луже руками, сокрушается. «Были родные «автоматы», убрал и соединил намертво полуоси с колесами. Включается теперь только в «раздатке». Чистое железо против электрики. Шесть шпилек против десяти. Представляешь, срезает. Не первый раз! Уже проварил по стыку, и все равно срезало». О месте не мечтаем, хорошо хоть недалеко в бездорожье зашли, есть возможность вернуться «на честном слове и на одном крыле». То есть на заднем приводе и лебедке. Лебедимся.

А по рации сплошной потусторонний «белый шум». Неужели в местных лесах когда-то заблудились джиперы, и теперь их души, застрявшие между землей и небом, выходят в эфир в надежде быть найденными и получить долгожданное успокоение? Нет, черт возьми, то шлют беспрерывный SOS читинцы. Какой из трех экипажей — «Круизер», УАЗ или «Нива»? Непонятно, ясно лишь, что у кого-то развалилась одна из передних ступиц и двигаться дальше нет никаких физическо-автомобильных сил. Нам им не помочь. От дерева к дереву у нас теперь одна дорога — go home, то бишь в лагерь, чем усердно и занимаемся.


«Не уйдешь»! «Не догонишь»! Примерно такой диалог мог бы объяснить это фото. На самом же деле убегающий от машины человек — это штурман, показывающий дорогу пилоту. А штурман в экипаже, как известно, самый полезный атрибут. Естественно, после больших зубастых колес, хай-джэка и лебедки

Аппетит приходит во время еды. Эта применимая ко многому поговорка как нельзя лучше отображает положение вещей во внедорожных видах человеческой деятельности. Я помню первую робкую попытку «Протектора» достичь порта Байкал. Из почти пятнадцати экипажей лишь три-четыре имели машины, способные кое-как бороться с попавшим под колеса бездорожьем. Попеременно они тягали из плена весь остальной пелетон, надрываясь лебедками и всеми своими механическими организмами. В результате не дошли, оставив покорение той сложной, построенной еще полвека назад японскими военнопленными тропы, на следующий раз.

Я говорю кое-как бороться, рискуя вызвать гнев местных джиперов, потому что все познается в сравнении, и те аппараты, которые позорно, как немцы под Москвой, «сдали назад», не идут ни в какое сравнение с нынешней степенью их внедорожного апгрейда. Тогда-то наши офф-роудеры прямо-таки гордились совсем не бескомпромиссной подрезкой кузова или ампутацией стабилизаторов поперечной устойчивости. Сейчас такие вещи — само собой разумеющееся, о чем даже не говорится наивному журналисту, пытающему создателей этой техники. Давно уже пройден отнюдь не ультимативный лифт в любом из двух своих видов — подвесочном и кузовном. Обыденностью стали силовые каркасы, включающие в себя обвязку кузова из труб, пороги и бамперы, в изготовлении которых местные умельцы здорово поднаторели. Все это — проза внедорожной жизни. А джиперская душа требовала поэзии выверенной до абсолюта механики, в которой еще было к чему стремиться.


Тот самый «Бабай»

Home, sweet home, то бишь лагерь, конечно. Уже рады, что хотя бы доехали, а не стали призерами. Тем временем, вместе с машинами, возвращающимися с трассы, оттуда приходят сводки — как с фронта. И среди них самая впечатляющая — первым, собрав все 13 точек и не выйдя из четырехчасового лимита, на горизонте показывается УАЗ Владимира Боклащука. Переживший несколько трансформаций его автомобиль теперь вооружен комбинированной рессорно-пружинной подвеской и 36-м Simex`ом. Это при поставленных ранее механической лебедке и всех блокировках. Но Владимир шел вне зачета и его формальное первое место — лишь для самоутверждения. А борьба тем временем продолжается. Где-то в лесах трансмиссию рвут три неплохо подготовленных Safari и еще несколько экипажей.

Все — раскорячился

Приходят уже по темноте и не в том порядке, который ожидался с учетом лифта, больших колес и прочих нужных на бездорожье вещей. С двумя первыми экипажами-то все в порядке — это Андрей Никонов на Nissan Safari (о нем мы писали в №18/2006 г.) и читинский Cruiser во главе с Александром Бизяевым. А вот третьим никто не ожидал увидеть «агатовский» ГАЗ-69 Олега Малыгина с позывным «Бабай». Из силового апгрейда у него только лебедка. Но третий результат! Где же остальные?

Двух основных претендентов, двух Safari все нет и нет. Однако вот появляется пилот одного из них. Приносит дурную весть — один Nissan уже тянут домой, кончилось сцепление, а у его машины, которая недавно встала на ульяновские портальные мосты, выломало ШРУС. На этом фоне «стандартные» отделались «легким испугом» в виде помятых порогов и бамперов. «Хорошее» начало!


Очевидное-невероятное, сказал бы Петр Капица, я скажу — такое бывает, но лишь тогда, когда приоритеты создателя джип-монстра сводятся к принципу «лучше быстро ехать, чем медленно разматывать». В этом случае на автомобиле появляются обе самоблокировки и 35-е Simex'ы, а лебедка и хай-джэк считаются вещами вовсе не необходимыми. УАЗ, построенный в соответствии с этой концепцией, прошел всю трассу, засев лишь дважды. Для особо «интеллектуально одаренных» повторю – машина ни разу не «лебедилась». Кстати, это же говорит об опытности пилота

Четыре года потребовалось членам клуба «Протектор», чтобы морально и материально подготовиться к переосмыслению возможностей своего автопарка. Поняли, что лифт и большие колеса — лишь начальный этап, после которого повысить проходимость можно только путем кардинального изменения имеющейся технической начинки. В ход пошла работа над трансмиссией. Замена главных пар на заимствованные у редукторов, работавших с другими двигателями. Внедрение самоблокирующихся дифференциалов и дифференциалов с принудительной блокировкой. Все это выпускается и давно используется в западной части России. Но есть и свои оригинальные решения. Взять хотя бы переваренный картер редуктора у Nissan Андрея Никонова, в который он поместил межколесный дифференциал от Safari в кузове Y61. Серьезная, грамотно выполненная трансплантация, уже доказавшая свою жизнеспособность.

Запломбированный блокнотик, печать — точка взята!

Да какие там редукторы, если начали уже ульяновские военные мосты адаптировать под японские джипы. Пока таких машин лишь две, но главное, что счет открыт. Возникают, конечно, вопросы по надежности, однако здесь альтернативы благодаря нашему территориальному расположению уже никакой. В мире только три фирмы когда-либо выпускали портальные мосты: УАЗ, Volvo для своего вездехода Laplander и Mercedes на Unimog. Есть еще какая-то американская спецтехника, чьи балки янки используют при постройке прототипов для рок-кроулинга. И то, и другое, и третье при большом желании можно приобрести, но встает проблема ремонта. Пока из Сибири закажешь полуось или подшипник. Так что даже не финансовые возможности, а географическое нахождение ограничивает порыв наших джиперов.

Правда, и финансовая сторона вопроса вносит свой вклад. В центре для триала и трофи уже вовсю создают прототипы. Мы же пока выжимаем последние соки из стандартных джипов, чьи пределы по подготовке далеко не безграничны. Но в целом возможности местных машин лишь на два-три года отстают от того, что сделано на данный момент на другом краю России. И тут возникает закономерная дилемма — есть ли смысл готовить что-то на порядок более проходимое, если нет шансов показать себя на соревнованиях национального уровня?


No hubs, no problem. Словом, уже можно не торопиться и спокойно на заднем приводе и лебедке телепать до финиша. Между прочим, хабов как таковых здесь уже нет. Вместо них поставлены заглушки, крепящиеся шестью шпильками и дополнительно проваренные. А все равно срезает. Быть может, причина в слишком злой резине Simex Jungle Trekker, чьи фрикционные свойства лежат за пределами возможностей металла

Сильно поредели наши ряды. Три машины за один неполный день — внедорожное сито безжалостно к самым серьезно настроенным экипажам, к претендентам. Но в лагере смятение среди «стандартных». Один за другим они признают себя не выездными. Костерок, выпивка-закуска, представители иркутского Terrano-клуба довольно флегматично посматривают в сторону выстраивающихся для броска к месту старта участников. Их машины не тянут даже на «неподготовленные». Легковушки! Тем не менее «кворум» набран, и состав участников не ограничивается только протекторовцами. Со стороны берега неожиданно появляется абсолютно простой Land Cruiser 60. Его хозяин простодушно просится проехать к месту старта той же дорогой, что прибыл сюда, аргументируя свое решение тем, что традиционный путь — та грунтовочка, по которой мы все доехали до лагеря — может оказаться ему не по силам. Взираем на него недоуменно, резонно спрашивая, а как, собственно, он собрался выступать. Парень нервно хмыкает и отходит к «шестидесятке». Кажется, у нее уже помят бампер.

В прошлом году один из джиперов потерял здесь свой позолоченный «Ролекс». Но нам до него дела, конечно же, нет. Лишь бы найти заглушку ступицы. Тщетно...

Позже, на старте к нам присоединяется еще один «экипаж». Из чистого «заводского» УАЗа вылезают ребята возрастом не более 20-ти. Брючки, курточки, остроносые туфельки, видимо, едут на дачу, оторваться. «Можно и нам»? «Да, конечно, можно! Только выберите себе того монстра, которого вы решили порвать». Пошли, естественно, в стандартном классе, но только до первой лужи. В модельной обуви особо по грязи не попрыгаешь. Что касается «шестидесятки», то ее «три танкиста» уже были готовы присоединиться к душам заблудших джиперов, придя на финиш поздним вечером. У людей разные понятия о бездорожье.

Свое первое соревнование «Протектор» провел в 2003-м. Из оргкомитета «Зимниады» поступило предложение организовать что-то эдакое. Место клубного сбора, «Песочница» — участок земли, похожий на лунную поверхность, в Университетском — как нельзя лучше отвечал триальным стандартам. Помню, было тогда всего-то чуть больше десяти участников. А сколько осталось впечатлений и восторга у зрителей, среди которых, уверен, наметились новые члены клуба. Провели еще два триала, расширив попутно географию соревнований. Перебрались в Ангарск, на мотокроссовую трассу, где в 2004-м состоялся первый джип-спринт. На последнем ангарском соревновании машин собралось уже под сорок. Итого за два последних года «Протектор» провел шесть этапов. Но, как отмечают в клубе, чего-то не хватает. «Песочница», в которой каждый сантиметр поверхности стал родным, кажется тесной, а спринтовая трасса и, собственно, этот вид соревнований отвечает пожеланиям не всех джиперов. Ведь не всегда в результате дело, увлекает сам процесс борьбы с бездорожьем. А где его взять в городских условиях?

Теперь я на УАЗе Андрея Борика. 33-й Maxxis Mudzilla в арках, лебедка (куда ж без нее) и силовая обвязка кузова. Впрочем, последняя нам не понадобится. Контрольных точек в лесу теперь не предусмотрено, с позволения сказать, дорога проходит по непонятно кем проложенной тропе, частично выходя на болотистые с гатями участки памятной трассы на порт Байкал. Нам всего лишь надо взять единственную отметку и дойти до финиша.


Чай, кофе, потанцуем. Брод, болото, полежим. Ребята из «Агат-Авто» рубились до самого конца, который был обусловлен внедорожной подготовкой их машин. Без шноркеля и на простенькой резине особо не повоюешь, зато на узеньких дорожках можно мешать серьезной технике. Почему, если есть возможность, оттрубивши свое, просто не позагорать на солнышке?

Эх, ремешок генератора ослаб. Подтягиваем, благо, мы стартуем предпоследними, а участников в подготовленном классе девять, и интервал три минуты. Успеваем. Пошел родимый! Вполне приличная грунтовка змеей уходит по редкому пролеску. Бездорожье не под нашу «мурзилку». Чиркаем картерами мостов, однако с ходу прем весьма успешно. Вот экипажам из «Агат-Авто» на стандартных «буханке» и ГАЗ-69 (ребята пошли на участие среди неравных себе для того, чтобы иметь возможность пользоваться лебедками) приходится туго. «Родной» дорожный просвет исчезающе мал в колеях, а лысая в таких условиях «резина» мылится и тащит машины на хилые березки. Хорошо, что в правилах четко прописано — уступать быстрейшему. Но козодоевская в исполнении Андрея Миронова фраза «пшел к черту, щенок» работает далеко не всегда. Упираемся в речушку, на обоих берегах которой расположился почти весь наш караван. На этом отдыхают, на том идет кропотливая работа — грузная «восьмидесятка», преодолев брод, прочно села на мосты. Лебедка, хай-джэк — народ работает слаженно и четко, а мне, как праздно взирающему, в голову лезут всякие крамольные мысли. Например, о том, что LC80 не такой уж и крутой «проходимец», каким его принято считать. Резина здесь, конечно, неважнецкая, 33-й диаметр и BF Goodrich, но дело не в этом. Тяжел, зараза. Не помогают ему даже три жесткие блокировки. Сел днищем, присосался и перекрыл направление. Самые отчаянные идут в обход там, где более высокий берег и густые заросли кустов. Выхода нет, за рекой начинается болотистая степь и якорем надо использовать автомобиль, а «восьмидесятка» сидит прямо в створе выезда из брода. Кстати, в подтверждение своих выводов скажу, что на УАЗе мы проходили верхом по тем местам, где LC80 опять же прочно погружался в трясину.

Прошедшей осенью «Протектор» созрел до принципиально иного мероприятия, которое по сложности и профилю трассы стало отголоском джип-спринта. Обычные покатушки превратили в ориентирование, в котором надо было за определенный промежуток времени собрать максимум контрольных точек. Направления выбирали с минимумов непроходной грязи, но с длинными грунтовыми участками, по которым джипы носились как раллийные болиды по допам. По-моему, никто ни разу не размотал лебедочного троса, не вынул из багажника домкрата. Удовольствие, безусловно, получили, однако такое соревнование никак не укладывалось в представления многих местных джиперов о бездорожье.


Хорошо подготовленная «семидесятка» из Читы на 36-м Simex`е заняла второе место в трофи-рейде. Отличный результат. Но как сказали сами читинцы, в их внедорожной вотчине это самая лучшая машина. А всего в местном клубе «Диверсант», отметившем недавно свое трехлетие, лишь около восьми автомобилей. Наш «Протектор» более серьезная общественно-внедорожная структура

Вообще, надо сказать, что за пять лет своего существования клуб «Протектор» успел разделиться на поклонников дальних рейдов и любителей лесной целины. Никакого непонимания между теми и другими не существует. Более того, часто совершаются совместные выезды, тем не менее каждые хотят своего и объединить всех в рамках одного мероприятия, проходящего за городской чертой, довольно сложно. Были поездки на Окинское плато и в Боргойскую степь, что находится в Бурятии, в которых не участвовали самые «отпетые» внедорожники. А были лесные прогулки до того же порта Байкал или подобных ему недалеких, но столь сложно посещаемых мест, куда дойти может лишь очень хорошо подготовленная техника. Однако в мае этого года «Протектор» в честь своего пятилетия, похоже, удовлетворил тех и других. Три дня фестиваля off-road`а совместили в себе ориентирование с разделением по уровню внедорожной адаптации автомобилей и трофи-рейд с аналогичной градацией плюс день не связанных с размешиванием грязей развлечений. Удовлетворены, кажется, были все. И те, кто тяжко продирался сквозь дебри, и те, кто стегал по ухабистым грунтовкам. По словам Дмитрия Кононова, это далеко не последнее мероприятие. Впереди у клуба кое-что еще, более грандиозное.

В такой ситуации, как эта, от штурмана требуется уже не быстрота ног и ловкость рук, а хороший вес. Как вы понимаете, не в обществе. Тут каждый килограмм на счету, будь то жировая прослойка или мышечная масса

Позади осталась добрая половина участников. Два экипажа из «Агат-Авто» не рискнули идти через брод. У «буханки» нет шноркеля, а ГАЗ-69, имея его, явно не справится с предстоящим бездорожьем. С того берега ребята нам машут — в добрый путь. Ну, для кого как. С трудом извлеченная из грязи «восьмидесятка» опять сидит, рядом суетится экипаж длинного Nissan Safari, вызволяет. Вперед ушли два Prado, иркутский и читинский, УАЗ и трехдверный Safari. Начинаются памятные заболоченные гати, ведущие к тропе на порт Байкал. Дежавю! Разгон, удар, взято бревно. Прыжок на следующее и так далее. В тот раз я тоже ехал на УАЗе и так же скакал по полусгнившим плодам японского труда. Настил с того времени стал еще хуже, и между остатками бревенчатого покрытия разверзлись топкие ямы. В одну из таких угодил местный LC70. Передние колеса в болотных объятиях, задние скользят по «антифрикционной» поверхности. Чуть поодаль на сухом стоит УАЗ. У него проблемы с передним ступичным подшипником, пилот постоянно подтягивает его. Похоже, у нас есть все шансы стать хотя бы третьими. Быстро выдергиваем Toyota и в сообществе второго «ульяновца» (его хозяин моментально справляется с готовой подвести ступицей) трогаемся дальше.

Читинский УАЗ не отличался внушительной внедорожной подготовкой, тем не менее самопожертвование его экипажа заслуживает самой высокой оценки. Отмотать полторы тыщи верст до Иркутска, сразу «вступить в бой», сломаться и починиться. А назавтра уже обратно. Молодцы!

Сибирский ландшафт щедр на сюрпризы. Только что месили колесами равнинную полустепную полуболотную топь, теперь входим в лесную глушь с подъемами и спусками. Она, конечно, во многом благодатнее для джипера, поскольку справа и слева есть за что «ухватиться» — крепкие стволы деревьев не дадут сгинуть на несколько дней. Однако явно борющиеся за первое место экипажи иркутского Nissan Safari и читинского Toyota Land Cruiser 70 уже порядком размесили тропу своими яростно грызущими землю «Симексами». Периодически проваливаемся и изредка лебедимся. Чуть поодаль маячит второй УАЗ. Подбадриваемый отсутствием лебедки и хай-джэка идет хорошо, на моей памяти лишь однажды попадая в ловушку. В лесу местами лежит снег и даже лед, в одном месте образовавший крупный массив, в котором ручей проточил глубокую канаву. Ушедший на несколько сот метров вперед, наш невольный компаньон сидит в ней задним колесом. Да, ходом здесь идти опасно, слишком узка западня и глубока, можно чего-нибудь вырвать. А внатяг в лучшем случае проскочишь передними колесами, что и демонстрирует попутчик. Мы садимся передком, через мост перекатывает вода. Второе место ни нам, ни им уже не светит, поэтому экипажи, не слишком спеша, возятся с тросом. Меня пока никто «не запрягает», мое «оружие» камера. Щелк-щелк, хороша прогулочка.

Это нормально, когда некая формация, общественная или коммерческая, достигнув всех обозримых высот в своем регионе, стремится выйти за его пределы. Так и «Протектор», как уже говорилось, организовавший не одно внутригородское соревнование и множество выездов «на природу» (чего только стоит зимнее покорение порта Байкал, приуроченное к «Зимниаде»-2004, когда караван опять состоял из полутора десятков автомобилей, а из Тальян был приглашен «Вепрь»), почувствовал себя тесно в иркутской области. Жажда общения (в клуб, кстати, постоянно вступают новые любители внедорожного экстрима), желание «себя показать и на других посмотреть» заставляет расширять горизонты. Уже установлен тесный контакт с читинским клубом «Диверсант», чьи представители нынче приехали к нам во второй раз. Осталось самим сгонять в Читу. А ребята заглядывают на далекий российский запад.


О том, что жизнь продолжается за внедорожными пределами, напоминала передвижная дискотека на базе Toyota HiLux Surf, предоставленная гостиничным комплексом «Ангара»

В мае, быть может, когда уже выйдет этот материал, три экипажа отправятся на покорение самого культового трофи-рейда в нашей стране — «Золотая бочка — Ладога». Но и это не все, чем может порадовать в этом году поклонников офф-роуда клуб «Протектор». На начало июля запланирован всероссийский фестиваль джиперов. Вот так, ни больше ни меньше. Разумеется, это будет не некое подобие понтовой «Экспедиции-трофи», где есть видимость off-road соревнования, но нет его самого. В первую очередь, местные джиперы в соавторстве с московским журналом ORD хотят устроить слет влюбленных в бездорожье людей, который обязательно щедро будет приправлен соревнованиями. Уже есть заявки от людей с самых западных регионов России и даже ближнего зарубежья, а на форуме сайта клуба (irkutsk-4x4.ru) идет активное обсуждение предстоящего фестиваля.

Сейчас, когда я пишу эти строки, у меня возникает сильное желание, простите за столь громкое и далеко не объективное сравнение, провести аналогии с фронтовыми операторами, которые, отложив камеру, брались за оружие. Вот и я в итоге, забросив фотоаппарат, взялся за трос, бампер, кенгурин. Очень, знаете ли, хотелось выбраться «из грязи в князи» — доехать-таки до лагеря, поскольку этому мешало сразу несколько факторов.


Некоторые контрольные точки находились в прямом смысле на краю бездны. Еще один «шаг» вперед, и можно не мечтать о месте на подиуме

В какой-то момент наш пилот сообщил, что машина «не рулится» и что только что баранкой ему конкретно вдарило по пальцу. Идем на результат, а тут такое. Решаем хотя бы взять контрольную точку, а там будь что будет. Но колеса вообще перестают слушаться руля. Там, где нужно переть промеж колеи, УАЗ тяжело в нее плюхается. Резина-то у нас тоже всего лишь 33-я, а блокировки даже мягкие еще не установлены. В неглубоких засадных местах машину разворачивает поперек, и нам грозит диагоналка. В глубоких же нам катастрофически не хватает клиренса. Автомобиль трамбует грунт картерами редукторов и в итоге садится на них. Фатальная беспомощность в условиях усложняющего с каждым километром бездорожья! Надо что-то делать. Диагноз ставится сразу — замысловатой дугой изогнута верхняя рулевая тяга. Пробуем поправить ее лебедкой. Получается, но через сотню-другую тяга снова начинает складываться, а руль опять клинит в положении «на колею». Ползем уже «на доезд» в надежде дойти до точки, рядом с которой расположено зимовье. Может быть, там найдется какой-то подручный материал, хотя бы для плахи. 

Один человек, искушенный в спорте, сообщил мне как-то свой взгляд на положение вещей у наших сибирских спортсменов. По его мнению, чтобы наш спорт жил и процветал, они должны постоянно выезжать на центральные соревнования. «Тогда, — говорил он, — будут посещать и вас. Хотя, — продолжал после некоторого замешательства, — далеко вы слишком». Это, конечно же, не означает, что к нам никогда не приедут спортсмены из центра. Но доставка «боевого» аппарата туда, где нет серьезного чемпионата или кубка выглядит бессмысленной. Будем надеяться, что на всероссийский фестиваль off-road`а этим летом кто-нибудь каким-то образом все же привезет реального «проходимца». Пока же в клубе «Протектор» мне сообщили другой выход из этой, казалось бы, непоправимой ситуации территориальной отчужденности. Созрел он не в Иркутске — на Алтае, чьи джиперы по сети предложили организовать свои, восточные аналоги, кубка и чемпионата России, объединив спортсменов от Тихого океана до Уральского хребта. Что из этого получится, можно будет узнать как минимум в августе этого года, когда планируется встреча председателей клубов из разных городов. В идеале такая off- road серия могла бы серьезно поспособствовать развитию внедорожных видов спорта, а так получается, что все мы крутимся в пределах своих регионов.


Кажется, руку в вентилятор засосало. Но опытный штурман может обходиться и одной верхней конечностью

Тяга разве что узлом не завязана. Погнута в нескольких местах, ничего твердого в округе не видно, а имеющейся кувалдочкой можно забивать гвозди в оконные штапики. Не вдаваясь в подробности ее выправления и того, к чему оно привело, скажу лишь, что провозились мы без малого два часа и имели хороший шанс от того зимовья уйти пешком. За новой тягой. Вдобавок обнаружилось, что кронштейн гидроусилителя, выполненный из 5-миллиметровой стали, лопнул прямо по «телу». Что уж с ним сделаешь, просто подвязали, чтобы не болтался под капотом. Полный набор рулевых бед! Сопровождавший нас УАЗ (или мы его?) к тому времени давно ушел вперед, сзади же никаких признаков внедорожной жизни. Ни эха ревущего дизеля в лесу, ни самих машин. Точно будем четвертыми, если доедем.

Усталость убийственная штука. Ладно, мы можем еще работать с лебедкой, таская ставший многожильным и многопудовым трос с крюком по весу, кажется, от могучей крановой установки. Можем толкать машину туда-сюда и после скрюченными пальцами цепляться за внешний каркас, так как запрыгивать вовнутрь не стоит — все равно через пару минут разматывать и тащить. Но усталость металла не терпит глубокой колеи, в которой от попыток выбраться, она гнется словно сделанная из пластилина. Выправлять ее смысла нет, изгибается уже от усилия. Поэтому езда проходит по принципу шаг вперед, два назад. Дорога уходит то влево, то вправо и пилот периодически сдает задним ходом, чтобы идти по «руслу». Потом руль оживает, и какое-то время удается держать его в узде. Метров сто-двести, затем вновь начинается «тяни-толкай».


Результаты фестиваля Off-road
Джип-ориентирование, класс «стандартные»
1 место Виктор Верхозин«Нива»
2 место Владимир ВолковNissan Safari
3 место Дмитрий КовалевToyota Land Cruiser 70
Джип-ориентирование, класс «подготовленные»
1 местоАндрей НиконовNissan Safari
2 место Александр БизяевToyota Land Cruiser 70
3 место Олег МалыгинГАЗ-69
Трофи, класс «стандартные»
1 местоРоман БоровикSuzuki Vitara
2 местоМаксим ИвановУАЗ
3 местоВиктор МартыновУАЗ
Трофи, класс «неподготовленные»
1 местоАндрей НиконовNissan Safari
2 местоАлександр БизяевToyota Land Cruiser 70
3 местоАлексей ШестаковУАЗ

Как мы в таких условиях доехали? На честном слове, и на одном крыле? На легком УАЗике с одним пилотом внутри (трое пассажиров, как я говорю, то бежали рядом, то ехали на подножках) и благодаря опыту последнего. В оставшемся до финиша болоте, тоже хорошо запомнившемся мне по первому порту Байкал тем, что сидели мы в нем на УАЗе глубоко и долго, не имея под боком спасительного деревца, на удивление не застряли. Лишь бревенчатый мосточек брали поворотом в несколько приемов. А на финише, как часто бывает с техникой, рулевое отказало вовсе. Нет смысла рассказывать путь домой. Мы поворачивали, поворачивали, сдавали назад и опять поворачивали, полагая, что еще легко отделались, так как уже знали, что где-то «там» сидят три экипажа.


Вы думаете, зачем человеку нужен джип? «Поколбаситься» в грязи? Вы совершенно неправы! Джип — это отличное средство связи, приближающее даже самого далекого от глубинки сотового оператора. Встаешь на высокий капот и уже можешь прямо с места событий живописать все прелести off-road баталий. Как вы понимаете, последние, конечно же, вторичны на фоне рассказа о них

Имеются у клуба и другие идеи, касающиеся нашего региона. К примеру, есть желание сотрудничать с РОСТО — для культивирования в области автомобильных видов спорта и получения спортсменами официальных разрядов. Появился у «Протектора» свой сервис, где члены клуба могут получать обслуживание, а другие люди — консультации (тел. в Иркутске 115-876). Предлагают ребята всем желающим многие внедорожные атрибуты. Наконец, ждут новых и новых товарищей и друзей, готовых разделить с ними все тяготы и радости нашего сибирского бездорожья. Словом, сейчас клуб — это внушительная организация, насчитывающая 27 автомобилей и 35 человек (на самом деле эта цифра кажется мне существенно заниженной), которая из года в год прогрессирует технически, организационно, я бы даже сказал, человечески. Ведь своих на растерзание бездорожьем в клубе не бросают. Да и в жизни, мне кажется, держатся как не по-нынешнему, дружно. Это ли не основная ценность любого сообщества в наши времена.

Последние вести, полученные уже после фестиваля, еще больше, чем в первый день напоминали сводки с передовой. Читинцы на LC70 поменяли две рулевых тяги, у Safari Андрея Никонова (ставшего первым в обоих соревнованиях, причем во второй день он прошел дистанцию за три часа, а мы, для сравнения, копались в грязи все десять) она лопнула, когда его джип выполнял роль эвакуатора для трех пропавших экипажей. Hunter Дмитрия Кононова, исполнявший то же амплуа, лишился заднего привода, в котором не стало редуктора. Бронзовый призер, Алексей Шестаков, долго сопровождавший нас на своем УАЗе, потерял по дороге передний редуктор. Ну а те три экипажа? Два дошли без особых потерь, а вот тяжелая «восьмидесятка» хлебнула горя за всех. Не знаю, что уж там было первично, что вторично, но лебедка не выдержала своей ноши, а одна из передних полуосей — жесткой блокировки. Вынули, забили березовый чопик и, заблокировав дифференциал, двинули дальше. Все-таки формула 4х3 куда лучше, нежели 4х2.

Поломки, обляпанная грязью одежда, тяжкая во всех членах ломота. Говорю же — праздник! Души и тела! Он закончилась, но остались воспоминания и ощущение победы. Не среди участников, хотя четвертое из девяти выступавших и четырех дошедших место — отличный результат, к которому, я надеюсь, также приложил свои отваливающиеся под конец дня конечности. Победа над собой. Финишировать хотелось с девизом организаторов легендарного Camel Trophy — You made it. Ты сделал это! Впрочем, я считаю, что участники не существующего уже внедорожного испытания таких впечатлений не переживали.

В этом рейде, как и во многих других, «Протектор» спонсировали фирмы «Агат-Авто», «Аукцион-Авто», «Х-Мастер», «Japanшина» и ЕВРААС

Максим МАРКИН
Фото автора

Автомаркет+Спорт № 20/2006

тут были комменты. RIP!






Поделиться ссылкой

Автофирмы Иркутска







Весь каталог