Байкал-Экстрим-Трофи – 2009

ЭКСТРИМ С ИСТОРИЕЙ






Байкал-Экстрим-Трофи

Вряд ли кто-то из участников этого соревнования мог подумать, что начавшееся с Култукского тракта, оно окончится в столь живописном месте. Хитрая речушка Ангасолка, которую в самом начале можно перепрыгнуть одним движением, а где-то в середине приходится форсировать, оставляя в ней тяги и бамперы, словно бы изменила пространство и время. Впрочем, все предпосылки к этому были — как говорили организаторы, спорт спортом, однако нельзя списывать со счетов и туристическую составляющую. Именно в таком формате состоялся первый «Байкал-Экстрим-Трофи», в котором ключевые для любого джипера понятия тесно переплелись с туризмом и экологией.

Легковые автомобили и прочие паркетники по сравнению с другими доступными видами транспорта все-таки очень условно раздвигают границы познания даже не каких-то отдаленных уголков — окрестностей Иркутска и прибайкальских земель. Пригорок за деревенькой Глубокой, на который по пути к местам летнего автопоклонения не обращаешь внимания, едва видимый поворот налево, а за ним… Здесь другая жизнь, заметная с трассы только по характерного облика мужичкам, торгующим шишкой да вениками. Но они лишь незначительная часть того людского водоворота, что привлекается кедровым да ягодным богатством и туристической притягательностью этих мест. Достаточно отказаться от «легкового» руля, «встать на ноги» или сесть на внедорожник.

Заболоченные распадки, каменные россыпи, будто оставленные какими-то доисторическими извержениями вулканов, нагромождения глыб — маршрут по петляющему и каждый километр пересекаемому речкой направлению популярен даже зимой. А нынешний «золотой» сентябрь с его кедровой благодатью вызвал таежный аншлаг. Допускаю, что многим завсегдатаям этого, увы, уже не девственного уголка колонна из тридцати с лишним джипов была не по нраву тем, что испортила традиционный въезд на места сбора ягоды и ореха. Но, к сожалению, для всех исконных потребителей леса и тайги признаем — урон, что наше off-road сообщество приносит сибирской природе, гораздо меньше, нежели тот, который наблюдаешь после пребывания, так сказать, «натуральных посетителей». Тем более, что помимо соревновательного интереса были у нас и благие цели.

Прежде всего, «Байкал-Экстрим-Трофи» организовывалось как жесткая альтернатива не первый год проводимого четырехэтапного Кубка по трофи-ориентированию. Для этого, например, были подобраны такие места, которые исключали участие стандартных внедорожников — только «Туризм» и «Экстрим», с колесами от 33-х дюймов и больше. В первый соревновательный день спрессовали и ориентирование с порядка тридцатью контрольными точками у каждого из классов, и восьмикилометровый рейд, чье время прохождения определили в 16 (!) часов (причем положительным результатом, безо всяких мест, был сам факт приезда на финиш). Наконец, старт ориентировки назначили на шесть часов утра.

Но вместе с тем, дабы разнообразить грязевой драйв, второй базовый лагерь был устроен в живописном местечке у моста Кругобайкальской железной дороги через Ангасолку. Дошедших туда ожидал не менее экстремальный заплыв с экологическим этапом в заключение. Правда, до КБЖД еще нужно было добраться…

То, что организаторы, стремясь оправдать название, сработали качественно, было ясно еще до старта. В Интернете выложили ролик с прокладки трассы, где пара очень серьезно подготовленных внедорожников не без сложностей бороздила будущий трофийный маршрут. Не стоило сомневаться и в том, что контрольные точки расставлялись, как обычно, пешком. Предзнаменованием будущих потерь стал и отказ от борьбы одного из экипажей, явных претендентов на победу — на УАЗе «продуло» головку. Такое бывает. Однако после восхода солнца «батальная картина» предстала во всей своей красе. Если на каменных точках джипы еще как-то интенсивно шевелились, то болотные участки, напротив, превратились в камни преткновения. В переносном смысле и прямом — приткнулся в разверзнутой агрессивным протектором колее и сиди себе на «брюхе», занимаясь «самокопанием» (опять же в двух ипостасях) или рассчитывая на помощь, благо, таковая на этом мероприятии была разрешена.

Ну, а три экипажа сошли, едва стартовав. Сломанная сошка, захрустевший привод, порванная полуось и срезанный хаб. Несмотря на то что уже по окончании соревнования кто-то заявлял о том, как «щелкал точки, словно орехи», пусть они расскажут это тем, кто искал сварку в Култуке или, оставшись на «заднеприводном двухобъемнике», повернул домой. Хотя, как обычно бывает, тут могут существовать противоположные мнения. Ведь трофийную трассу основная часть участников в классе «Экстрим» вместе с внедорожниками организаторов прошла хотя и не с жесткими контактами с камнями, но без единого использования лебедки. В то время как некоторые «туристы», определив свой выход из соревновательного процесса, попросту миновали размеченные коридоры. А кто-то даже застыл с развороченным рычагом подвески. Говорят, летом при прокладке трассы о лебедке здесь даже не думали, сентябрь же подкорректировал уровень воды.

Вообще сама эта тропа, вьющаяся по краю национального парка (в него караван участников почти не заходил, прокрался по границе) вызывает много вопросов. По историческим источникам, за исключением каменной породы — основного строительного материала, что добывался на месте — все снабжение будущей Кругобайкальской железной дороги шло по озеру, по воде или льду. Но чем тогда объяснить появление такого странного направления? Недавно образовавшиеся деляны лесозаготовок остались вблизи Култукского тракта. Да и разрушенные мостки через Ангасолку были построены явно не в «советское вчера». Грибники-ягодники подобное бы точно не осилили ни в наше рыночное время, ни, тем более, на заре XX века.

Словно в подтверждение наших рассуждений то тут, то там по сторонам джиперской тропы обнаружились остатки старых заборов и выпасов для скота. А под финал поездки за несколько сот метров от Байкала показалась кульминация нашей исторической off-road экскурсии — три одиноких надгробия из тесаного камня. Известно, что возведение КБЖД не обходилось без многочисленных несчастных случаев, и рабочих здесь погибло множество, в том числе из арестантов и каторжных. Но под плиты с крестами и напутственными надписями положили людей не последних. По тем временам такой обелиск — особая почесть.

Труд тех безымянных зодчих впечатляет до сих пор. Лагерем мы встали у одного из самых монументальных сооружений «железки» — арочного моста, заставляющего вспомнить снимки римских и византийских акведуков из учебников истории. Кстати, такой монументальный фон выглядел логичным для предпоследнего этапа — перетаскивания через Ангасолку полноразмерной запаски. Сбор же мусора в финале наверняка облагородил местную природу. Приходится с сожалением признавать, что расставленные вдоль пути контейнеры никоим образом не корректируют нашего сознания — за полчаса в спортивном порыве силами 22 оставшихся экипажей отбросов цивилизации удалось собрать в размерах не менее кузова пятитонного грузовика.

И, знаете, мы были за это вознаграждены. Не всегда (даже зная об этом заранее) можно вот так запросто встретить будто материализовавшийся из середины прошлого века состав с двумя паровозами серии Л во главе. Это вам не тепловоз-«мотанец» — туристический подарок советских времен. Хотя и люксовый по своим шести вагонам, но настоящий ретро-эксклюзив! В чем-то странно, что он когда-то бегал именно здесь. Этот гигант полной массой 103 тонны, развивавший 2200 л. с., построенный в 1954 году и ставший одним из последних советских паровозов, готовился для длинных перегонов по стране. Кругобайкалка же к тем временам начала приходить в упадок, ведь электрифицированная альтернативная ж/д линия была построена еще в 1949-м. Так что его появление — настоящий подарок. И для пассажиров. И для джиперов, пытавшихся перекричать сигналами его протяжный, не похожий на свист легендарной «кукушки», ящероподобный рев. А в конце говоривших: «Мне б такую дудку».

Если с «дудкой» ничего не получится, то с появлением нового формата внедорожного мероприятия дела обстоят оптимистично. Еще до дебюта «Байкал-Экстрим-Трофи» его организаторы высказывали осторожные надежды на то, что подобный сплав спорта, туризма, экологии и отдыха может стать неплохой альтернативой «просто соревнованиям» и «просто off-road вылазкам». Теперь можно заявить, что их надежды сбываются. К следующему подобному событию остается лишь найти маршрут, столь же насыщенный историей, на финальном отрезке которого можно будет встретить нечто такое, что заставит сердца встрепенуться от прикосновения к чему-то экстраординарному. А попутно, конечно, очистить природу от признаков своего и чужого пребывания.

Генеральный спонсор: компания X-Dyna

Спонсоры: фирма «Сафари», Иркутский внедорожный центр» и «Спорт-Фейерверк»


Максим Маркин
фото автора

Автомаркет+Спорт № 30/2009

Отголосок событий 105-летней давности. Думается, таких вокруг КБЖД немало, а могилок безо всяких обозначений и вовсе сотни, если не тысячи. Все-таки над воплощением этого гигантского проекта в жизнь трудились не только вольнонаемные работники, но и многочисленные каторжники | Байкал-Экстрим-Трофи
Байкал-Экстрим-Трофи
Доставка на другой берег двух запасок — дело весьма увлекательное для сторонних наблюдателей и очень мокрое для участников. Комбезы по грудь, называемые в джиперской среде «телепузиками», явно недостаточная для такого занятия экипировка. В них надо бы идти вертикально, а тело благодаря скорости перемещения и каменному дну упорно принимает горизонтальное положение | Байкал-Экстрим-Трофи
Он словно вынырнул из середины прошлого столетия. Если бы не стоящие поодаль джипы и другой современный антураж… Серию Л выпускали с 1944 по 1955 г. Почти 24-метровая машина теоретически могла разгоняться до 80 км/ч и еще используется в некоторых регионах для аналогичных ретро-экскурсий. Она же снималась в фильме «Адмирал» | Байкал-Экстрим-Трофи
В таком месте чувствуешь, на какие трудовые подвиги был способен российский инженер и мужик. До 1986 года КБЖД состояла из двух веток. Сейчас считается, что даже в теории дорога не примет второй путь — из-за большой высоты современных вагонов | Байкал-Экстрим-Трофи
«Я там видел вот такой мешок с мусором. Соперники отобрали». Можно было бы, конечно, посмеяться, но, к сожалению, ажиотажа и попытки засунуть одну консервную банку в два пакета не наблюдалось — отходов человеческой жизнедеятельности хватило на более чем полсотни человек | Байкал-Экстрим-Трофи
Надо полагать, только самые отпетые домоседы и те, кто вообще не воспринимает дикий отдых, не будут удовлетворены таким коротким (с вечера 11 до обеда 13 сентября) выездом, в котором удалось получить адреналин, посидеть у костра и прикоснуться к местной истории | Байкал-Экстрим-Трофи
тут были комменты. RIP!






Поделиться ссылкой

Автофирмы Иркутска







Весь каталог