Остров Ольхон
Просмотров: 7841
2 Ноября 2007

РОМАНТИКА ОСЕННЕГО ОЛЬХОНА


















о.Ольхон

Самый большой из 26 островов на Байкале: его длина 71,7 км, наибольшая ширина – 15 км, площадь 730 кв. км. По характеру рельефа остров гористый. Восточный край его практически на всем протяжении обрывается к Байкалу скалистыми утесами высотой до 80 м, а западный полого спускается к мелководным заливам Малого Моря. Остров является географическим, историческим и сакральным центром озера — средоточием древних легенд и исторических преданий. Остров, защищенный от непрошеных гостей студеными водами Байкала, дольше других мест сохранял традиционное мировоззрение и обычаи бурят. Здесь, по преданию, получил шаманский дар первый бурятский шаман. Свое название остров получил от бурятского слова «ой-хон» — «лесочек» или «немного лесистый». В действительности, лес встречается лишь в центральной части, северная и южная оконечности острова степные. По острову до его северной оконечности мыса Хобой проходит автомобильная дорога. В двух местах можно выехать на восточный берег: на севере — в пади Узуры, на юге — в падь Тышкинэ. Расположенный в центральной части Байкала, вблизи наибольшей отметки глубины (1637 м), на равном удалении от северной и южной оконечностей озера Ольхон сконцентрировал на своей территории все многообразие природных ландшафтов байкальских берегов. Даже по своей форме он напоминает очертания Байкала. На острове встречаются степные ландшафты с глубоко вдающимися в сушу и хорошо прогреваемыми летом заливами, редкие для Прибайкалья эоловые участки песка с дюнами и холмами, смешанные лиственные леса с участками реликтового ельника, живописные скалы на берегу из мрамора, густо покрытого красными лишайниками. Для любителей дикой природы и фотографов — настоящий заповедник удивительно разнообразных ландшафтов и величественных пейзажей.

Остров становится ближе

Уже в 2008 году времени на дорогу на Ольхон будет уходить меньше, чем сейчас. Расстояние от Иркутска до райцентра острова – Хужира (300 км), в ударном темпе можно проехать за 3 часа. Сейчас начаты работы по улучшению гравийной дороги на Ольхоне и подготовки укладки на ней асфальта. Кроме этого, в следующем году будет закончено асфальтирование оставшегося гравийного участка дороги на участке Еланцы — МРС, и полностью асфальтовое шоссе свяжет Иркутск с берегом Малого Моря. Вместо парома «Дорожник» начнет курсировать новый — более вместительное судно морского типа «Ольхон», на которое будет помещаться в 2 раза больше автомашин. Ожидается, что поток автотуристов на остров резко возрастет.

В Нижнем Новгороде в проектной организации «Байкальский корабельный центр» спроектирован паром «Ольхон», который обещают запустить в июне 2008 г. Для строительства нового судна используется корпус парома «Бурлов», который еще недавно ходил по маршруту Свирск — Каменка. Опыт по перестройке судов на Байкале уже есть: так, буксир «Севан» превратился в круизный теплоход «Николай Ерощенко», буксир «Балхаш» — в отель на воде «Империя». Паром «Бурлов» отслужил 41 год. От старого судна используют только корпус, который разрежут и нарастят. Посредине парома, длина которого составляла 32 метра, будет сделана 8-метровая вставка. Наружная обшивка и начинка корабля будут заменены полностью. Судно оборудуют двумя отечественными двигателями

ЯМЗ-240 общей мощностью 600 л.с. А мощность судовой электростанции составит минимум 100 киловатт (на «Бурлове» было 16 кВт). Также на пароме «Ольхон» появятся цистерны для сбора нефтесодержащих, сточных вод и мусора; будет современная система пожаротушения и набор спасательных средств: четыре 20-местных надувных плота, автоматически раскрывающихся в воде, две 13-местные шлюпки, спасательные жилеты и круги. «Ольхон» сможет принять на борт 16 легковых автомобилей или восемь Камазов с прицепами, а в трех трюмных салонах смогут разместиться 100 пассажиров, при этом в одном из салонов появится небольшое кафе (для сравнения: существующий паром «Дорожник» может перевозить 8 автомашин). Судно класса Российского речного регистра М (лед) сможет работать до ледостава. Оно способно преодолевать трехметровую волну и 30-сантиметровый лед и может ходить со скоростью 20 км/час. Гарантийный срок работы судна – 30 лет. С пуском нового вместительного парома пассажирские перевозки на Ольхон увеличатся в 2 раза.

Изменения произойдут и на острове. С августа и до ноября на острове работает мощная дорожная техника Агродорспецстроя. С 7-го по 14-й км гравийная дорога на Ольхоне будет заново отсыпана и расширена. Второй слой покрытия дороги готовится под асфальтирование. Будет спрямлена дорога в Ташкае и срезан серпантин на трех километрах, которые находятся сразу после переправы на остров, на берегу залива Загли. Мы были свидетелями, как бульдозеры уже срезают перевал на 13-м км, прохождение которого при свежевыпавшем снеге было головной болью для владельцев легковых автомобилей. Известное всем бурятское святое место — обо на перевале, находится сейчас уже выше дороги, которая по проекту будет проходить на 5 метров ниже. Мощные бульдозеры неумолимо срезают гору, так что совсем скоро это обо придется переносить вниз — к полотну новой асфальтированной дороги.

Изменилось состояние дорог и на севере Ольхона. Первое, что бросается в глаза — их стало больше, теперь следы дорог всюду. Владельцы экскурсионных УАЗов, не задумываясь о будущем, набивают дороги в легко ранимые зоны Прибайкальского национального парка. Если дело так пойдет и дальше – нарушится магия удаленных от цивилизации территорий дикой природы. Кстати, во всем мире в национальных парках посетители могут идти только по специально проложенным дорожкам, а у нас можно ехать куда угодно. Не предусмотрены и не оборудованы зоны стоянок в удалении от часто посещаемых туристами памятников природы, таких как мыс Хобой, Саган-Хушун, Бурхан. Сейчас автомобили подъезжают к ним вплотную, разрушая автомобильными колеями привлекательность местности. Нет разъяснительных щитов, запрещающих вырывать дерн и складывать из него и камней ненужные в этом месте пирамиды. Полная анархия!

Вытоптанная землья Ольхона

Спрос на автомобильные туры на север Ольхона в этом году был чрезвычайно высоким. На острове можно встретить даже специально оборудованный экскурсионный ГАЗ-69, лихо прыгающий по глубокой колее. Владельцы местных микроавтобусов на базе УАЗа-«буханки» за 3500 руб. ежедневно исправно совершали по 10-12 автомобильных экскурсий с объездом всех значимых памятников природы. Замысловатая сеть автодорог, по принципу — еду, куда хочу, безвозвратно погубила многие девственные ландшафты. Толпы туристов, ежедневно проходившие на северную оконечность острова Ольхон — мыс Хобой, окончательно уничтожили на мысе всю растительность вместе с реликтовыми травами, обильно цветущими здесь еще лет пять назад. Едва заметная тропа к беломраморному мысу Саган-Хушун превратилась в десяток беспорядочно идущих автомобильных дорог. Только в сентябре-октябре местные жители трижды были вынуждены выходить на борьбу с огнем, от брошенных туристами не затушенных сигарет полыхала сухая трава степей. Следы этих пожарищ наполняют душу печалью и болью. Каждая такая группа останавливается пообедать, и теперь вместо чистого песка и зеленой травы — обильный слой окурков и мусора, практически всюду на всем побережье как острова Ольхон, так и Малого Моря.

Попытки навести чистоту на побережье острова предпринимаются. Так, летом 2006 г. на переправе фирмой «ЭкоБай» был установлен пост для сбора денег с отдыхающих, однако из-за административно-территориального деления пост решили поставить после переправы на Ольхоне, а не на материке перед паромом. Никто не догадался хотя бы выставить предупреждающие щиты перед переправой в МРС о том, что за въезд на остров надо вносить рекреационный сбор на другой стороне пролива. В итоге, нахрапистые горожане, переехав бесплатно на остров, просто отказывались платить деньги. Примерно из 50 тысяч перевезенных на пароме туристов за последующую уборку мусора согласились заплатить только около 6 тысяч. А ведь эти деньги нужны, чтобы хотя бы собрать то, что оставляют после себя отдыхающие. По инициативе пивоварни «Хейнекен Байкал» с помощью большой группы студентов на острове были ликвидированы несанкционированные свалки мусора и установлены контейнерные площадки для его сбора. Однако после лета повсеместно появились новые следы отдыха людей, горы мусора и пустых бутылок. Уже понятно, что никакая благотворительность и бесплатная помощь заезжих иностранных волонтеров не способны справиться с угрозой замусоривания берегов Байкала.

С приходом на остров сначала металлических опор ЛЭП, а теперь и современной асфальтированной автодороги, стремительной распродажей земли в самых красивых бухтах острова магия дикой природы неумолимо тускнеет. Может быть, пора задуматься, стоит ли застраивать турбазами песчаный пляж Сарайского залива, проданный в частные руки, берег выше Хужира? Да и надо ли на острове строить так много туристических баз? Уже сейчас их здесь насчитывается их около 40, из которых только 12 работают официально. И это — не считая предложений частного сектора. Захотят ли ехать на остров туристы, если там не останется дикой природы?

Ко всем наиболее привлекательным местам острова можно вплотную подъехать на автомобиле. С одной стороны, это удобно, но когда автомобилей становится много, ландшафту наносится непоправимый вред — вместо цветущих склонов возникает сеть разбитых и пыльных автодорог. Даже местность Песчаная с уникальными эоловыми песками теперь исполосована колеями лихих джиперов.

Остров богат природными объектами, достойными кисти художника или названия памятник природы, — священный Бурхан мыс, живописный Саган-Хушун, песчаный пляж Сарайского залива, клыкастый Хобой. К любому из них можно подъехать, а затем подойти вплотную по тропе. Улучшенная гравийная дорога проходит от паромной переправы через Хужир до пос. Харанцы, дальше на север идет лесная дорога, с развилкой на падь Узуры и на мыс Хобой.

Сразу после паромной переправы, после подъема на гору открывается красивый вид на залив Загли. Считается, что это самое солнечное место в Иркутской области. Количество солнечных дней в 3 раза выше, чем в Иркутске, и составляет 2200-2400 часов в год (для сравнения: на Рижском побережье — 1830 часов в год). Осадков выпадает такое же количество, как в сухих степях Казахстана. Залив хорошо просматривается с автомобильной дороги, но лучше не полениться, выйти из машины и подняться на скальник рядом с дорогой — вид полной панорамы на залив впечатляет. Берега без единого кустика. Как правило, туристы не задерживаются на его берегах, хотя летом вода в нем хорошо прогревается, и, ограничившись фотографированием, устремляются в поселок Хужир.

Рядом с Хужиром находится Шаман-скала (Бурхан мыс), одна из девяти святынь Азии, ставшая своего рода визитной карточкой озера, одним из самых знаменитых ключевых образов Байкала: без ее изображения не обходится ни один фильм или фотоальбом о Байкале. Наиболее почитаемым святым местом на Байкале была пещера в скале этого мыса Шаманка. В этом году еще можно проехать по кромке утеса, над поселком от церкви до Шаман-мыса на автомобиле, любуясь живописными видами на знаменитый байкальский мыс. В следующем году это уже вряд ли получится — земля вдоль кромки утесов продана в частные руки под строительство очередных турбаз, и наслаждаться байкальской панорамой смогут только проживающие на этих турбазах.

От Хужира на север острова проходит улучшенная гравийная дорога только до Харанцов, где находится заброшенный аэродром, принимавший раньше Ан-2 из Иркутска. Отсюда начинается лесная дорога, проехать по которой по сырой земле после обильного дождя местами сложно даже на УАЗе. Это надо учитывать автомобилистам, впервые проезжающим к Хобою.

Север Ольхона с обрывистыми каменными берегами, где нет выхода к воде, менее привлекателен для летнего отдыха с палатками, поэтому здесь нет массовых скоплений лагерей. Обычно сюда заезжают только на экскурсии и редко остаются на ночь. Днем на Хобое бывает много туристов, но уже на закате практически никого не остается. Ключевые объекты осмотра – скалы Три брата. По-бурятски это место называется Саган-Хушун (Белый мыс), получивший свое название из-за белых мраморов, слагающих этот мыс. Скалы густо покрыты красным лишайником на всем его километровом протяжении. Приятно спуститься вниз по крутой тропинке к подножию скал с фотоаппаратом — живописные скалы, украшенные бордовым лишайником, на фоне бирюзовой воды достойны фотохудожника. Отсюда, с вершины утеса видна северная оконечность острова Ольхон — мыс Хобой (по-бурятски Хобой — «клык, коренной зуб»), напоминающий отдельно стоящий клык, отсюда возникло и бурятское название мыса. От Саган-Хушуна дорога через 4 км приведет к мысу Хобой. Последние сотни метров дорога идет по крутому косогору с углубленной колеей, поэтому машину лучше оставить наверху, а дальше пройтись пешком. Пешеходная экскурсия на мыс дает наглядное представление о происхождении острова. С мыса Хобой отчетливо видна перекошенная тектоническая глыба острова, отвесно обрывающаяся на восток 200-300-метровыми скалами и полого спускающаяся на запад в сторону Малого Моря. Мыс Хобой находится вблизи самого широкого места Байкала (79,5 км), и только в хорошую погоду с него можно разглядеть восточный берег, гористый контур полуострова Святой Нос. Отсюда очень удобно наблюдать восход солнца. Солнечный диск появляется из-за гористого полуострова Святой Нос, и при прозрачной атмосфере это зрелище со стелющимися над водной поверхностью клочьями тумана очень живописно. Когда мы были на Хобое, с моря пришел туман и накрыл часть острова облаком, получилась красивая фотография — с двух сторон острова вода разного цвета и остров, прикрытый мистическим облаком.

Рядом с Хобоем, усилиями местных экскурсоводов-водителей, возникла новая достопримечательность — Скала любви (мыс Шунтэ-Левый), при определенной фантазии напоминающая раздвинутые и согнутые в коленках ноги женщины. К ней тоже теперь есть автомобильный проезд. Обычно при ее посещении гиды рассказывают сочиненную ими же байку: «Если у бурят не получалось зачать ребенка, то они приезжали на эту скалу и у них все получалось». Понятно, что после такой присказки туристы с удовольствием бегут на скалу испытать волшебную магию этого места.

Не все знают, что не обязательно возвращаться на ночлег в Хужир, переночевать можно в кружевном гостевом доме на метеостанции в Узурах, что позволит встретить рассвет на восточном берегу острова. Это — первая от мыса Хобой пологая падь, выходящая на восточный берег Ольхона, где автомобильная дорога спускается к воде.

На обратном пути стоит задержаться среди песчаных дюн. Урочище Песчаное расположено в 20 км севернее Хужира в заливе Нюрганская Губа. Постоянные ветры, дующие с моря, переносят песок с берега и образуют песчаные отложения, которые в виде высоких холмов, гряд, дюн занимают площадь около 3 кв. км. Это самые крупные по площади песчаные отложения не только на острове Ольхон, но и на всем западном побережье Байкала. Особенно живописны пески поздней осенью в сочетании желтой хвои лиственниц с темно-синей водой Байкала.

Севернее мыса Бурхан находится великолепный песчаный пляж Сарайского залива, который протянулся на 3 км между мысом Бурхан и пос. Харанцы. Это излюбленное место отдыхающих из туристических баз пос. Хужир. Песчаные валы скрывают уютные поляны в глубине берега, окруженные сосновым лесом. Песчаная местность тянется примерно на километр вглубь берега. Чтобы попасть на пляж, надо сразу после выезда из поселка повернуть к берегу (1,5 км). Эти места также скоро окажутся закрытыми для автомобилистов — уникальный песчаный пляж, как и большинство земель в самых привлекательных бухтах, поделен и продан в частные руки. Если это правда, непонятно, как национальное достояние, памятник природы участка Всемирного наследия может свободно распродаваться администрацией Ольхонского района.

Рекомендую посетить мыс Хоргой — степной мыс с сохранившейся на нем каменной курыканской стеной. Удобнее всего заезжать к нему со стороны теплого сора, где в солнечную погоду летом любят отдыхать туристы. Отделенный от Малого Моря галечной косой байкальский сор имеет малые глубины и летом хорошо прогревается, что позволяет подолгу купаться. В жаркие летние дни на берегах этого озера вырастает большой палаточный лагерь отдыхающих. Мыс Хоргой известен, прежде всего, благодаря древней курыканской защитной стене. По флангам хорошо сохранилась каменная кладка, высотой в отдельных местах до 1,5-2 м. Она обнаружена в 1879 г. И.Д. Черским. Кладка каменных стен производилась без какого-либо скрепляющего материала. Рядом со стеной сохранились полуразрушенный ров, шириной 3,5 м и глубиной 1,5 м, и земляной вал.

Поездка на Ольхон требует двух дней и ее удобно сделать в солнечные выходные, особенно в межсезонье, когда на Ольхоне нет туристов, и еще сохраняется иллюзия не тронутого цивилизацией природного ландшафта.

Желающих начать свой туристический бизнес на острове с каждым годом становится все больше. Еще один проект нацелен на освоение дикого побережья в местности Улан-Хушун, где московские бизнесмены планируют создать супер-современное ЭКО-поселение. Плюс на остров едут туристы с залива Мухор, где плотность застройки превысила все разумные нормы. Так, например, на Куркутском заливе построено 9 турбаз, только в двух смежных небольших бухтах Радость-1 и Радость-2 находится 213 отдельно стоящих строений, возле которых уже не осталось зеленого покрова — сплошная серая пыльная пустыня. Это больше напоминает обычный дачный или рабочий поселок с типовыми упрощенными домиками типа вагончиков. Если летом здесь было не протолкнуться, то сейчас, в октябре, кроме нас никого не оказалось. Такая плотная застройка повторяет печальный опыт Посольского сора, на побережье которого не осталось и пяди свободной земли. То же самое в ближайшее время произойдет и в бухтах острова Ольхон, если распродажа земли администрацией Ольхонского района будет продолжаться прежними темпами. Берегов с дикой природой не останется, и притягательность острова для любителей естественных природных ландшафтов будет безвозвратно потеряна. Зачем ехать туда, где такая же цивилизация, как везде, а примитивными постройками занято все побережье? Первые симптомы, что берега Байкала в местах массового скопления туристов теряют свою привлекательность, налицо — от поездки на Мухор отказались представители крупной московской фирмы, сочтя окружающую картину недостойной для показа своим высоким гостям. Уезжая, они укоризненно говорили: «Что вы сделали со своим Байкалом?».

Здесь уместно привести пример соседней Монголии, где мне часто приходится бывать: туристов там принимают несоизмеримо больше, чем на Байкале, но природу умеют беречь и сохранять. В 2006 году Монголию посетили 390 тысяч туристов из 176 стран мира. Нигде в Монголии я не наблюдал, чтобы туристические базы стояли вплотную друг к другу, как это происходит у нас на Байкале, и ни на одной из них не было даже предпосылок к разрушению почвы от автомобилей. Просто они оказались мудрее нас и огораживают территорию турбаз от въезда автотранспорта. Для машин предусмотрена стоянка, и ни одна из машин не имеет права подъехать вплотную к юрте. Между юртами проложены каменные дорожки, поэтому зеленая трава на таких турбазах сохраняется. А посмотрите, что творится на базах в Куркутском заливе — машинами уничтожен весь растительный слой. Автомобилисты выезжают прямо на пляжи, здесь же устанавливают палатки и даже временные «нужники». Разве этого заслуживает самое чистое в мире озеро?

Сергей Волков

Автомаркет+Спорт № 39/2007

Поделиться ссылкой

Автофирмы Иркутска







Весь каталог