Опыт эксплуатации. Свой в доску (УАЗ - 3163 Patriot)
Просмотров: 5667
2 Мая 2008
УАЗ - 3163 Patriot

В конце прошлого года этот российский джип уже побывал на «Трибуне» в нашей газете. И, надо заметить, получил самые противоречивые оценки. Особо восторженных отзывов, правда, не было, но и в законченные «двоечники» записывать патриотичную машину мои коллеги не стали. Что, впрочем, не помешало им вдоволь постебаться над детищем российского автопрома. Мне поучаствовать в том тестировании не удалось: во-первых, уазик показался откровенно неинтересным, а во-вторых, я посчитал несколько легкомысленным делать выводы на основании двухчасового променада по окрестностям города. Но как только представилась возможность проверить машину в действительно серьезных условиях, я сразу согласился.

А условия оказались и впрямь серьезными: нас ожидал марш-бросок от Иркутска до Монголии, а также путешествие по берегам и по льду озера Хубсугул. Чтобы максимально усложнить задачу, природа преподнесла нам коварный сюрприз: в день выезда, аккурат на подъезде к перевалам Култукского тракта, повалил мокрый снег, моментально сделавший и без того тяжелую дорогу опасной и коварной. Для многих машин – и вовсе непроходимой.

…Взобравшись на переднее сиденье «Патриота», я даже на некоторое время растерялся: ощущение было такое, что нахожусь в кабине ЗИЛ-130. После моего «Форестера», тоже, замечу, не маленького автомобиля, уазик (нет-нет, конечно же, не уазик, а УАЗ или даже «уазище»!) показался просто монстром. Даже проезжавшие мимо Land Cruiser смотрелись рядом как одноклассники. Машина стартовала солидно, но никак не резво: очевидно, ручное переключение передач, большая масса и относительно малая мощность не подразумевают резких ускорений или стремительных обгонов. Да, впрочем, «Патриоту» всего этого и не требуется: его стихия – вовсе не скоростные шоссе или городские улицы. И это почувствовалось уже с первых километров заснеженного Култукского тракта — наш джип уверенно штурмовал крутые подъемы и по-хозяйски чувствовал себя на скользких спусках. В тот день обстановка на дороге была экстремальной: на пути до Култука нам попались несколько тяжеленных фур, беспомощно расползшихся по обочинам, выброшенная в кювет Toyota Carib и стоявшая на крыше Honda CR-V…

Давно известно, что УАЗ — автомобильная марка номер один в Монголии. По крайней мере, за пределами Улан-Батора. Однако в нынешний приезд я обратил внимание, что местные жители не проявили к нашему «Патрику» ровным счетом никакого внимания. К чему бы это? Может, они просто не поняли, что перед ними — все тот же боевой уазик? Впрочем, степень внимания к российскому джипу монгольских аратов — это, конечно, не критерий.

За два года владения машиной мой товарищ накрутил изрядный километраж – почти 38 тысяч: большая часть пробега пришлась на длительные путешествия по Прибайкалью. Впрочем, что такое настоящий экстрим, он узнал в минувшем декабре, когда отважился на марш-бросок до Северобайкальска. Вообще-то, сейчас он считает, что поступил слишком авантюрно: отправляться в путь на одной машине, в сильные морозы и по нехоженому ранее маршруту было если не безумием, то и не поступком степенного и рассудительного человека. Но друзья уговорили, приведя весомый аргумент: дескать, на такой машине бояться нечего. Нельзя сказать, что экзамен был выдержан легко, но в целом «Патриот» вполне справился с поставленной задачей. Расстояние почти в тысячу километров было пройдено за 16 часов, но если на асфальте и хорошо накатанной дороге машина легко держала скорость от 80 до 120 километров в час, то на отдельных участках приходилось буквально ползти. Особенно трудным выдался путь через Даванский перевал, когда машина пробиралась в глубоком снежном каньоне, и все дружно молились, чтобы кто-нибудь не попался навстречу – искать подходящий «карман» пришлось бы очень долго. За все время пути случилась одна по-настоящему серьезная неполадка: в салоне почувствовали сильный запах бензина. Сразу проверили стоящие в багажнике канистры, но те оказались герметично закрытыми. Заглянули под капот – и ахнули: раскрутилась гайка крепления бензопровода, и топливо попало на разгоряченное «тело» двигателя. Между тем, представители сервисных центров обычно утверждают, что в предпродажную подготовку входит полная «протяжка» всех гаек, болтов и хомутов. Очевидно, про эту мелочь попросту забыли.

…Тем временем, мы приближались к цели. «Патриот» бойко проглатывал один серпантин за другим, выдавая по ходу дела свои маленькие недостатки. Сразу же, как только мы попали в снежную кашу, проявилась болезнь отечественных внедорожников (знаю это по опыту многолетнего вождения «Нивы»): форсирование любой лужи приводило к тому, что все лобовое стекло оказывалось наглухо залитым мутной жижей. Так пачкать свое «лицо» умеют, по-моему, только русские машины. Как это умудряется делать «Патриот», уму непостижимо: при такой ширине арок, укрытых к тому же мощными пластиковыми накладками, надо сильно постараться, чтобы испачкаться с ног до головы. Очевидно, секрет кроется в аэродинамических характеристиках. Быстро очистить стекло с помощью дворников не удается: лениво, с громким скрипом, перемещаясь туда-сюда, щетки долго оставляют на стекле грязные полосы. А рычаги дворников, между тем, настроены так, что щетки не доходят до нижней кромки стекла сантиметров на десять. Ничего страшного в этом, конечно, нет, но если водитель небольшого роста, то дециметр украденного обзора может ему сильно досаждать.

УАЗ - 3163 Patriot

Чтобы закрыть «грязную» тему, стоит сказать еще об одном наблюдении. Большие габариты машины и конструкция порогов не оставляют никаких шансов сохранить свою экипировку хотя бы в относительной чистоте. Ни взобраться на сиденья, ни спуститься на грешную землю, не выпачкавшись о мощные пороги, практически невозможно. Равно, как и достать что-либо из багажника: грузовая утроба «Патриота» настолько велика (это радует!), что дотянуться до ее середины можно, только прижавшись к заднему бамперу (это, понятное дело, огорчает!). Так что даже непродолжительное общение с вездеходом, которое не всегда происходит в таежной глуши, где выпендриваться, по большому счету, не перед кем, потребует срочной «мойки».

PATRIOT был куплен его нынешним хозяином в 2006 году совершенно новым. Комплектация средняя: бензиновый двигатель объемом 2690 «кубиков» и мощностью 128 л.с., пятиступенчатая МКП производства южнокорейской фирмы DYMOS, немецкий гидроусилитель руля ZF, подключаемый полный привод и… пожалуй, все. Стоит заметить, что такая версия владельца вполне устраивала. И не потому, что у него были какие-то очень уж усредненные требования к машине или не с чем было сравнивать: прежде в его автопарке побывали Mitsubishi RVR, Suzuki Escudo и даже Isuzu Mu, не говоря уже о тольяттинской продукции. Большой любитель рыбалки, на всех машинах он исколесил немало труднодоступных мест байкальского побережья, а на Mitsubishi и вовсе совершал автопробег, аналогичный которому нам предстояло пройти на «Патриоте», — из Иркутска до Хубсугула. Тогда, помнится, «японец» не выдержал монгольского драйва: «автомат» не справлялся с медленной и натужной ездой по каменисто-песчаным склонам, и радиатор быстро закипел. Словом, увидев в автоцентре солидный и поистине безразмерный джип, мой товарищ воскликнул: «То, что надо!». Ну, может, и не воскликнул, а только подумал. Сайт с проститутками в вашем городе: индивидуалки Иваново Круглосуточно, анонимно, превосходно Причем раздумья эти были небольшими — уже вскоре он почувствовал себя настоящим патриотом.

После недолгого знакомства с машиной хозяин «Патриота» обратил внимание на такую деталь: джип не очень послушен рулю и порой рыскает по трассе. Хотел было отправиться в автосервис, чтобы сделать развал-схождение и отбалансировать колеса, однако знающие люди успокоили: такое поначалу бывает! И, в самом деле, вскоре машина «исправилась» и стала вести себя на дороге вполне адекватно: видимо, для российских агрегатов требуется определенное время для притирки деталей, их «привыкания» друг к другу, для устранения каких-то шероховатостей и заусенцев. Иных поводов для экстренного обращения в сервис не было. Ну, действительно, не стоит делать трагедию из того, что на первом году эксплуатации вдруг потек главный цилиндр сцепления: деталь эта недорогая, а про то, что поменять ее могут в любом гараже, и говорить не надо. Кстати, неприхотливость в обслуживании и относительная дешевизна запчастей, по признанию хозяина, стали едва ли не решающим аргументом в пользу покупки «Патриота»: в путешествиях по глубинке отыскать мастера-механика можно в любой деревне.

По уверению моего товарища, расход топлива у его «проходимца» на редкость умеренный: порядка 12-13 литров на сотню километров при движении по трассе и чуть больше – в смешанном цикле. Правда, по моим наблюдениям в ходе последней экспедиции, «патрик» все-таки прожорливее, и успокоить его можно 14-15 литрами. Возможно, это объясняется тем, что значительную часть пути (не только по заснеженному асфальту, но и по монгольским буеракам, а также по льду Хубсугула) нам приходилось передвигаться с подключенным передним мостом или на пониженной передаче. А вообще, два бензобака по 35 литров каждый вполне могут избавить от необходимости возить в багажнике вонючие канистры. Есть, правда, одно «но»: как и во многих отечественных автомобилях, неважно продумано расположение датчика: запас топлива меняется в зависимости от угла наклона машины.

…Километров через двести я почувствовал, что изрядно устал. Нет, сиденья в «Патриоте» достаточно удобны – в меру мягкие и с необходимыми регулировками. Только копчик и поясница стали потихоньку жаловаться. Причиной тому, судя по всему, стала достаточно жесткая подвеска: если на ровной дороге длиннобазный УАЗ, разогнавшись до крейсерской скорости в 120 км/час, вел себя вполне прилично, то на «волнах», коими изобилует дорога в Тункинской долине, продольная качка достигала штормового уровня. Клевала носом машина не очень заметно (только при резком торможении), зато незакрепленные вещи в багажном отсеке подлетали чуть ли не до потолка. Кроме того, подрессоренный зад практически не гасил контакты с выбоинами и «гребенкой» на дороге – по этой причине приходилось постоянно напрягаться, задерживая дыхание и «цементируя» внутренности. Ну и, конечно, на протяжении всего пути постоянно «доставала» раздатка: стоило стрелке спидометра подобраться к отметке 90 км/час, как тут же из-под днища раздавался утробный гул, который, по мере нарастания скорости угрожающе крепчал. В конце концов, он перекрывал звук двигателя (весьма умеренный, заметим) и становился доминирующим фоном поездки. Правда, на небольших скоростях – на проселочных дорогах или на льду озера – раздатка замолкала, и тогда явственно становился слышен другой, более изысканный звук: при малейших манипуляциях рулем уши ласкал скрип или, скорее даже, жалобный стон. Может, подавали голос пластиковые конструкции рулевой колонки, может, так было задумано создателями «Патриота». Видимо, не слишком полагаясь на качество отечественных отделочных материалов, при сборке джипов нового поколения использовали панели иранского производства. Они, кстати, тоже весьма смело ведут свою партию в многоголосом хоре поскрипываний, побрякиваний и постанываний. И также, судя по всему, проблемны при подгонке: например, на этой машине мастера, устанавливая антенну на лобовом стекле, изъяли из гнезда узенькую панель передней стойки, а вот установить ее обратно как следует не смогли. Между прочим, в ходе знакомства с джипом я обнаружил еще одну ма-а-ленькую особенность, которая, судя по всему, становится хронической (или фирменной) болячкой «Патриотов»: подстаканник, расположенный на передней панели – одноразовый. Как утверждает хозяин, приспособление заклинило сразу и навсегда. А это, между прочим, на Хубсугуле очень актуально…

Отдельный разговор – о дверях. Чтобы легко открывать и закрывать их, надо обладать недюжинной силой и известной сноровкой (что, видимо, априори подразумевается в потенциальных покупателях «патрика»). Честно говоря, мне удавалось сделать это со второй или третьей попытки – специфическое лязганье и сантиметровые зазоры не позволяли понять, надежно закрыта дверь или нет (вот где пригодилась бы предостерегающая «иконка» на панели!).

А вообще, все вышеперечисленные минусы – сугубо субъективное мнение уставшего от долгой дороги человека. Самое главное, что «Патриот» нравится своему хозяину, который не обращает внимания на видимые или скрытые минусы своего железного (в прямом смысле – я гарантирую!) друга. И впрямь, за два года эксплуатации машина ни разу не подвела своего владельца, была скромна в запросах (ничуть не гнушается отечественным полусинтетическим «Лукойлом» и 92-м бензином), служила надежным домом для большой компании, перевозила центнеры груза и не просилась на внеплановое обслуживание. Злые языки, правда, утверждают, что наши машины начинают капризничать сразу же по истечении гарантийного срока. Но на то они и злые языки.

По части внешнего вида и относительной комфортности «Патриот» далеко оторвался от своих скромных предшественников из уазовского клана. Ну, а то, что он еще очень далек от серьезных зарубежных джипов, обсуждению не подлежит: достаточно сопоставить ценники этих машин. К тому же у наших патриотичных разработчиков еще много скрытых резервов: не зря же эксперты утверждают, что Россия, в отличие от большинства зарубежных стран, избежит глобального экономического кризиса.

«Тeast differ», — говорят чопорные иностранцы, — «О вкусах не спорят!». «Каждому — свое!», — можем мы охотно подхватить. Хотя некоторые занудные люди могут по этому поводу заметить: там, где не спорят о вкусах, начинается безвкусица. Впрочем, это не имеет ни малейшего отношения к «Патриоту». Или к PATRIOT, если угодно. Потому что мы вернулись домой живыми и относительно здоровыми. Чего ж еще?

Да, если бы мне предложили охарактеризовать «Патрика» одной фразой, я бы сказал просто: свой в доску! Правдиво и, мне кажется, очень по-русски…

Михаил КЛИМОВ

Автомаркет+Спорт № 18

Поделиться ссылкой

Автофирмы Иркутска







Весь каталог