Перегон «Хивусов» из МРС в Листвянку
Просмотров: 3851
8 Февраля 2008

ПО ТОНКОМУ ЛЬДУ
















Ледовая разведка

Идея гонок по льду Байкала на автомашинах, буерах или на собачьих упряжках не нова. Обычно такие экспедиции проводятся по окрепшему мартовскому льду, когда его толщина приближается к метровой отметке и по льду озера уже проложены многочисленные зимники. Но всегда есть кто-то первый, кто выходит на лед раньше других, и по его рассказам местные жители позже прокладывают ледовые пути в обход непроходимых полей с торосами и через смерзшиеся трещины.

В этом году инициатором первых гонок по неокрепшему льду выступила иркутская транспортно-туристическая компания «Вездеход». Двум аэроходам «Хивус-10», прозванным в народе «подушками», нужно было за один световой день успеть пройти расстояние от Малого Моря до Листвянки. Рекорд прохождения этого пути судном на воздушной подушке был установлен год назад пилотом Алексеем Титовым – 250 километров льда он преодолел с попутным ветром за два с половиной часа. Но это достижение было зафиксировано на апрельском льду, по которому можно было уверенно идти со скоростью 95 км/ч. А повторить такой же результат в середине января, когда путь преграждают ощетинившиеся высокими льдинами швы непрерывных трещин, сплошное месиво колотого льда или поля тонкого льда, ломающегося под весом катера – совсем другое дело.

Никакой информации о ледовой обстановке не было, а пройти наугад сквозь обширные торосистые поля, не зная правильного пути – почти безнадежное дело. От космических снимков с разрешением в 2 метра, но двухдневной давности, тоже никакого толку. На снимках озеро покрыто сплошным льдом, но в действительности его толщина часто такова, что не выдержит веса человека, а два дня устойчивого сильного восточного ветра набили новые двухметровые торосы там, где еще вчера был гладкий лед. Мы были первыми на льду, где в этом году еще не ступала нога человека, и прокладывали путь элементарным методом проб и ошибок. Поля относительно крепкого 20-сантиметрового льда чередовались с большими участками совершенно тонкого, где наш аэроход проседал в воду и оказывался в ловушке среди высоких торосов. Приходилось возвращаться назад по своему следу и искать обход. Ни о каком передвижении на каком-либо другом транспортном средстве в этот период не может быть речи. Идти на коньках или пешком в это время чрезвычайно опасно. Да и вообще, станут ли гонки по неокрепшему льду регулярными – пока большой вопрос.

Пройти по байкальскому льду вдоль берегов озера – мечта многих путешественников. Когда лед становится крепким, на нем появляются группы туристов и рыбаки, однако в первые дни после ледостава на лед выходить опасно. Толщина льда на озере может сильно отличаться, и мест, где можно провалиться, предостаточно. Сильный ветер многократно разрывает свежий лед, широкие трещины схватываются и припорашиваются снегом, в итоге отличить надежный лед от тонкого трудно даже при ходьбе. В этих условиях было решено осуществить перегон двух амфибий «Хивус-10», закончивших работу на переправе с материка на остров в акватории Малого Моря, из МРС в Листвянку. Официально ледовая переправа на остров еще не открыта, но несмотря на запрет, легковые машины уже пошли по льду, и аэроходы остались без работы. Поэтому 21 января два «Хивус-10» стартовали на новое место зимнего базирования. В 9.30 оба катера вышли из пролива Ольхонские ворота на лед большого Байкала.

В этом году перед проливом Ольхонские ворота нет сложных и высоких ледяных торосов, только свежие поперечные трещины. Толщина припорошенного снегом льда неизвестна, отходить далеко от катера страшновато. На льду отчетливо видны темные швы многочисленных трещин: из одних на поверхность льда недавно выступала вода, другие изящными прямыми росчерками уходят далеко к горизонту. Более серьезные отмечены частоколом вмороженных льдин. Наша задача – по возможности обходить торосистые трещины или проделывать с помощью пешни проход среди льдин, чтобы их острые края не порезали резиновые борта надувных скегов, то есть самых уязвимых частей катера. Если порез случится сильным, «Хивус» не сможет встать на подушку.

Начало маршрута для нас оказывается достаточно спокойным – ровный лед, по которому мы разгоняемся до 85 км/ч. Чем дальше от берега, тем меньше торосов. Очень быстро достигаем мыса Крестовского, севернее которого расположена скала Саган-Заба с наскальными рисунками. В прошлом году здесь было ледяное месиво торосов, в этом – гладкий лед, по которому можно легко катиться на коньках.

Севернее Бугульдейки частота торосов возрастает. Все чаще приходится лавировать, перепрыгивая с одного ровного ледяного поля на другое. Поиск прохода иногда отнимает много времени, скорость передвижения резко падает. Все чаще приходится пробивать проходы через торчащие льдины. После одного такого перепрыгивания через вал битого льда ведущий катер проломил с виду вполне надежный лед. Что случилось бы с машиной в подобной ситуации, было наглядно видно на примере «Хивуса»: лед под ним мгновенно раскрошился на мелкие куски, катер моментально просел в воду и погружался бы дальше, если бы не встал на подушку и не выбрался на лед. У автомобилей такой подушки нет…

Далее лед под катером стал проседать все чаще. Надежный лед чередовался с тонким. Иногда его можно было заранее определить по ровной поверхности и характерной черноте, но чаще тонкий лед обнаруживал себя уже после проваливания катера. От идущего на скорости «Хивуса» по сторонам стремительно разбегались по льду, как волны, извилистые трещины. Если скорость оставалась достаточной, чтобы удержать катер на воздушной подушке, лед только растрескивался, но не проламывался. Но стоило сбавить ход, как амфибия продавливала лед, проседала в воду и шла уже как ледокол.

От бухты Песчаной начались обширные ледовые поля ощетинившихся торосов, неровного колобовника – блюдцеобразного смерзшегося льда. Мы попытались пройти под берегом мимо Бакланьего камня до Шумилихи, но уперлись в совершенно глухую и уходящую к самому горизонту стену льдин. Пришлось возвращаться в бухту Песчаную и искать иной выход в Байкал. Напротив Большого Голоустного на короткое время заработала сотовая связь. Связались с Иркутском, попросили посмотреть последние снимки из космоса и сообщить нам, как лучше обойти чистую воду напротив мыса Кадильного.

Обойти полыньи не удалось, и снова аэроходы продемонстрировали свои исключительные ходовые свойства, легко пройдя на скорости по тонкому льду. По информации, подойти к Листвянке со стороны Котов можно было вдоль берега, но нам это сделать не удалось. Не знаю, как пешком, а вот на коньках в этом году здесь точно не прокатишься: два дня дул сильный восточный ветер, и льдины неустанно нагромождались друг на друга, местами выше человеческого роста.

Обсерваторию в Листвянке увидели, когда было еще светло: по ровному льду это расстояние можно проскочить за 15 минут. Но сейчас, через два часа непрерывного поиска пути, мы не могли подойти к ней ближе, чем на 3–4 км. Уже в полной темноте, при свете мощных фар, полностью потеряв возможность просматривать путь вдали, еще два часа заходили «наощупь» в Лиственничный залив, напротив порта Байкал. Отчетливо можно было сосчитать горящие окна в гостинице «Маяк», но приблизиться к ним никак не удавалось.

Почти в восемь вечера оба катера попали в уникальную ловушку: зависли одновременно в разных местах на выпуклых ледяных трещинах с торосами, а расстояние между «Хивусами» было разделено тонкой коркой льда, по которой нельзя идти человеку. Но технология вытаскивания застрявшего «Хивуса» проста. Сначала пешней разбиваются льдины вокруг корпуса аэрохода, чтобы катер можно было поперечно раскачивать. Методическое раскачивание махины весом больше тонны при помощи мускульной силы пассажиров, с одновременным наддувом подушки и увеличением тяги винта, рано или поздно сдвигает катер вперед. Вот только в нашем случае людская тяговая сила была разделена широким разрывом льда, и прийти на помощь друг другу мы не могли. Это стало последним на тот день испытанием: малыми усилиями, но с помощью могучей русской лексики, нам наконец-то удалось сдвинуть сначала один, а потом и второй катер. Сделав еще один широкий обход, мы все-таки нашли разрыв среди торосов. Катера на воздушной подушке эффектно продавливали тонкий лед, оставляя за собой открытую воду – таким оказался наш последний бросок к берегу.

В 20.30 гонка финишировала в Листвянке. С момента старта прошло 11 часов. К черту рекорды! Главный вывод – автомобиль не предназначен для поездок по льду, и лучше на эту тему даже не экспериментировать. А если очень нужно – эффективнее и безопаснее воспользоваться надежной амфибией. Такой, например, как судно на воздушной подушке «Хивус-10».

Сергей Волков
Фото автора

Автомаркет+Спорт № 06/2008

Ледовая разведка
Ледовая разведка
Ледовая разведка
Ледовая разведка
Ледовая разведка
Ледовая разведка
Ледовая разведка
тут были комменты. RIP!






Поделиться ссылкой

Автофирмы Иркутска







Весь каталог