Как делают и продают «конструкторы»
Просмотров: 9567
8 Сентября 2006

ВОПРОСЫ КОНСТРУИРОВАНИЯ

Строга и безжалостна таможня, однако супротив желания русского человека ездить комфортно и недорого пока даже она ничего поделать не в состоянии. Завинчиваются неввозные гайки, усугубляются экологические барьеры, стремятся в поднебесье ставки «европейских» таможенных сборов, беспрерывно меняются правила игры — но на всякое хитрое автопромышленное лобби у нас традиционно находится ответ, что называется, с резьбой...

Один из фрагментов первобытного подхода к сборке конструкторов — «все свое вожу с собой». А что, глушителя на месте нет, воздушного фильтра тоже — тут тебе и прямоток, и нулевик, опять же лишние лошадиные силы...

Похоже, «конструированием» японских автомобилей в наше время мало кого удивишь. В смысле, работа японских инженеров тут ни при чем, это русские ребята отлично освоили сборку-разборку уже сконструированных на японском конвейере машин, а само понятие «конструктор» совсем перестало походить на детскую забаву. В общем, теперь конструктор — это автомобиль, разобранный в пределах государственных границ Японии на две составляющие: двигатель и кузов первой комплектности. Затем все это добро пароходом (желательно двумя разными пароходами) прибывает на территорию России, где второй раз после конвейера собирается в единое целое. Смысл всей заморочки прост, как стоп-сигнал — обе части машины проходят таможенное чистилище независимо друг от друга, в качестве номерных агрегатов, чтобы отдать свою жизнь автомобилю, чье дальнейшее существование невозможно без скорейшей замены кузова и двигателя. Благо, сама операция по трансплантации номерных органов у нас пока вне закона не объявлена, так что мифический больной в результате всех священнодействий получит в медицин… пардон, в техпаспорт, всего лишь пару особых отметок. А то и вовсе обзаведется новым документом с автоматически рассосавшимися послеоперационными швами. И что сам тяжелобольной впрямь мифический, никому объяснять не нужно — он еще задолго до операции дал дуба. То есть колеса откинул. Короче, просто в «синьку» превратился. Иными словами, весь «конструктивизм» создан для того, чтобы относительно безболезненно ввозить-таки на российскую территорию иномарки, кои как по старости, так и по молодости лет отечественная таможня обложит таким многоярусным, да с коэффициентами, что мало не покажется.

Сделай сам

Собрать ввезенный в страну конструктор можно и в Приморье, но его самостоятельное (даже на жесткой сцепке) передвижение до легализации невозможно

Между тем, конструирование продолжает существовать и в своей первородной ипостаси, то есть в качестве альтернативы реально сгинувшему автомобилю. В особо клинических случаях, когда даже приемщик на авторазборке не с первого взгляда сможет идентифицировать останки, самое время подумать о покупке конструктора. Стандартная процедура снятия того, что недавно было автомобилем, с учета, получение справок на номерные агрегаты, сдача мятого железа в разборку или металлолом — и ПТС теперь станет основой для официального оформления следующего авто. Наиболее простой и беспроблемный вариант — заказ автомобиля той же марки, с тем же типом и заводским кодом кузова, с аналогичным двигателем. Тогда достаточно будет предъявить собранную машину (с имеющимися справками на новые номерные агрегаты) в ГАИ для сверки номеров и внесения изменений в графу «особые отметки» ПТС. Учитываются и такие особенности, как идентичные по технической начинке и заводским кузовным индексам модели-близнецы, вроде Corolla/Sprinter — здесь при совпадении прочих показателей в графу «особые отметки» добавится еще и смена модели. И все, можно ездить.

Мужики, а топляк конструктором возьмете? И выдержка в морской воде знатная, и одних только мидий в салоне и по кузову баксов на двести будет...

Впрочем, указанный вариант, хотя и является самым оправданным с точки зрения необходимости замены агрегатов, он же и наименее распространенный. Гораздо интереснее, актуальнее, страшнее и проблемнее кажется конструктивизм иного рода. И пусть время, этот неутомимый врачеватель предрассудков, давно залечило многие предубеждения против конструкторов как обязательно «криво» собранных машин, сама тема ввоза и оформления таких авто продолжает изобиловать вопросами. Первый, он же самый «боязливый» для будущей эксплуатации — с чего это вдруг наши люди научились собирать машины не хуже, чем на японском конвейере? Научились, будьте спокойны. В конце концов, сама процедура извлечения двигателя из подкапотного пространства и его последующая установка обратно не есть торжество высоких технологий — многие ремонтные работы (иногда банальная замена ремня ГРМ) без этого не обходятся. И ничего, справляются с ней даже иркутские автосервисы не самого высокого уровня, а машины после такого продолжают нормально ездить. Случаются, конечно, нехорошие накладки, но куда без них? Да и не массовые они вовсе. Достаточно сказать, что на сегодняшний день во всей Иркутской области с конструкторами плотно, то есть от покупки и разборки в Японии до сборки и оформления у нас, занимается не более десятка фирм, половина из которых в самом Иркутске. Свою деятельность они не только не скрывают, но и нередко активно афишируют, причем для многих это основная, а то и единственная специализация. Как результат — опыт, технологии, связи, наконец, а это хоть какая-то, да гарантия.

Второй вопрос — официальное оформление привезенного «под документы» автомобиля. Вот тут вариантов тьма. То есть вариант-то всего один, но пути его достижения разнообразны и неисповедимы. Потому что здесь в дело вмешивается такой пункт, как согласование изменений в конструкции транспортного средства (речь-то формально идет о замене агрегатов у якобы имеющегося конкретного автомобиля, помните?), а выдачей таких заключений кто попало не занимается.

Конструкция & обструкция

Так приходят в Приморье «целые» машины. Стоит ли после этого говорить о каких-то особо нечеловеческих условиях, в которых перевозятся конструкторы?

Сегодня заключение о соответствии изменений в конструкции ТС требованиям безопасности имеют право выдать в НАМИ (Центральный научно-исследовательский автомобильный и автомоторный институт), НИЦИАМТ (Научно-исследовательский центр по испытаниям и доводке автомототранспорта), а также в Нижегородском и Курганском Государственных Технических Университетах и их филиалах. Так, в Иркутске полномочным представителем указанных организаций является «Иркутский Автомобильный Центр», в задачи которого входит предварительная экспертная работа и выдача заключений на переоборудование автомобилей. И хотя цепочка согласований перед полноценным появлением конструктора на дорогах общего пользования становится длиннее всего на одно звено, зачастую именно здесь и возникают самые большие сложности. В смысле, сложности с прохождением откровенно «кривых» вариантов. Не секрет, что и сегодня можно услышать фразы вроде: «Да главное, чтобы в ПТС значилось Toyota, а мы под «синьку» Starlet тебе в два счета LC Prado оформим!». И случались, между прочим, такие невероятные замены агрегатов, когда по липовым заключениям и с поддержки «своих людей» MMC Diamante волшебным образом превращался в Delica, седан Isuzu Gemini накачивал внедорожную мускулатуру до уровня Bighorn, а скромница Corolla неожиданно становилась Chaser’ом. Но «свои люди» уже либо сидят, либо под следствием, а проверка всех выданных ранее заключений на конструкторы продолжается — на сегодняшний день 35 оформленных таким образом машин признаны «недееспособными», а само их существование объявлено вне закона. И для злосчастных владельцев возможность выйти из создавшегося положения, объявив себя добросовестными приобретателями, маловероятна…

Типичный «конструктор» на примере Toyota Camry. Замена кузова SV10 на SV40, двигателя 1S на 4S занимает три печатных листа в «Заключении о возможности и порядке внесения изменений в конструкцию»

Итак, что такое хорошо и что такое плохо в регистрации конструктора? Прежде всего, следует сразу уяснить, что имея на руках документы, скажем, на Toyota Vista, об Aristo и Celsior можно не мечтать. «Освежить» год выпуска (в ПТС появится запись «кузов такого-то года»), сменить модель на Camry (при условии, что разница в базе между исходной и будущей машинами не превысит 6 см для переднего привода, 13 см для заднего и 8 см для 4WD) — все это выполнимо без особых проблем. При соблюдении допусков несложно превратить купе в седан, универсал и наоборот, сделать из длиннобазного Pajero «коротыш» (обратная процедура почти невозможна). Вариантов может быть масса, но очевидно другое — подобное меняется только на подобное, и никак иначе. Главное, вознамерившись приобрести конструктор, иметь на руках оформленный на свое имя ПТС. Иначе могут случиться весьма печальные нюансы, коими богата «конструкторская» жизнь…

Синие птицы

Не так давно авторынок в Рабочем был почищен на довольно круглую сумму. Не весь рынок, конечно, а часть продавцов, плотно занимающихся привозом конструкторов. Некто из области, периодически появляясь на рынке с очередной «продажной» машиной, попутно предлагал и документы на наиболее массовые и востребованные модели японских автомобилей по сходной цене, порядка $1000-1500. Недостатка в покупателях не было, и за короткий срок добрый продавец «синек» (по слухам, из Тулуна) успел реализовать не менее десятка ПТС. Автомобили под эти документы были успешно куплены, разобраны, ввезены в Россию. Но при оформлении выяснилось, что все (!) ПТС значатся как утерянные и поданные в розыск предыдущими владельцами, так что конструкторы попросту зависли на неопределенное время, до появления очередных, теперь уже «чистых» документов. Печально. И показательно, тем более, что случаи неожиданного «всплытия» документов не такая и редкость. Обезопасить себя при покупке ПТС можно всего одним способом — официально оформить договор купли-продажи снятого с учета транспортного средства и стать его законным владельцем, без всяких доверенностей, либо по традиционной схеме со справкой-счетом (автомобиль для сверки номеров и выдачи справок на агрегаты придется предоставить). Только так сюрприз в виде утерянного, украденного и прочими неправдами разыскиваемого ПТС не случится, пока части конструктора плывут на пароходах к берегам Приморья.

А вот где найти подходящие документы, вопрос отдельный. И потому, что нужны по-настоящему синие, без мутных оттенков ПТС, и потому, что спрос на документы сегодня значительно опережает предложение. Еще сложнее с моделями — вчерашние аутсайдеры могут неожиданно оказаться в фаворе, и наоборот. Соответственно, и уровень цен на ПТС колеблется от $300-1500 до внушительных $7000. Кроме того, на часть машин документы вообще не отыскать — так, например, «синьки» на народную и повсеместно распространенную Corolla вымерли с ростом популярности Spacio, а «продажный» ПТС для Honda всех моделей вообще из области ненаучной фантастики. Впрочем, применительно к Honda «конструирование» почти не применяется — те же CR-V и HR-V первого поколения до сих пор пользуются такой популярностью, что уровень цен на эти модели позволяет доставлять к нам машины «неввозных» годов со стопроцентной уплатой заградительной пошлины.

Дела бумажные

ПТС в порядке, автомобиль приобретен в Японии, там же разобран на номерные агрегаты, после чего благополучно прибыл и прошел таможенную очистку (разумеется, в качестве запчастей). Осталось его собрать и предъявить для регистрации в ГАИ. Именно здесь и наступает самый важный и для многих наиболее проблемный момент — согласование изменений в конструкции транспортного средства, для чего необходимо получить соответствующее заключение. Кому оно положено, а кому не светит?

Прежде всего, на основании Женевского Соглашения 1958 года, любое транспортное средство после внесения изменений в его конструкцию должно оставаться транспортным средством, то есть отвечать требованиям по безопасности и охране окружающей среды. Вносить же изменения в конструкцию имеет право только собственник транспортного средства, но право пользования им он получает лишь после регистрации таких изменений в ГАИ, для чего необходимо иметь на руках «Свидетельство о соответствии конструкции транспортного средства требованиям безопасности». Получить такой документ можно на основании «Заключения о возможности и порядке внесения изменений в конструкцию», выданного экспертом, имеющим соответствующие полномочия (кроме случаев замены агрегатов на аналогичные). Казалось бы, ничего сложного, однако без нюансов не обходится.

Итак, заявление установленного образца написано, отдано начальнику районной ГАИ, получено решение о порядке и условиях выдачи «Свидетельства» (отказать в оформлении изменений в конструкции транспортного средства ГАИ не может). Допустим, изменения признаны настолько существенными, что требуется экспертное заключение. За ним следует обратиться в уполномоченную организацию (у нас — в «Иркутский Автомобильный Центр»), где будет проведена предварительная экспертиза на предмет возможности предполагаемой замены агрегатов. Вот здесь как раз варианты со Starlet/Prado и не проходят. Если случай не «кривой», материалы по нему готовятся и отправляются в центр (НАМИ, НИЦИАМТ и пр.), и в случае положительного решения выдается «Заключение о возможности и порядке внесения изменений в конструкцию». В этом документе подробно излагаются все необходимые условия и технические требования к будущему автомобилю, а для производства всех указанных работ рекомендуются сертифицированные автосервисы. Самостоятельная сборка «конструктора» не допускается.

Далее, по окончании всех работ, необходимо добавить к уже имеющемуся заявлению в ГАИ копию сертификата автосервиса, акт выполненных работ и «Заключение» эксперта. Плюс, конечно, все необходимые квитанции. В идеальном варианте после этого достаточно обратиться к ГОСУДАРСТВЕННОМУ ИНСПЕКТОРУ ПО ТЕХНИЧЕСКОМУ НАДЗОРУ, который и имеет право выдать то самое Свидетельство. И все, остаются только стандартные и общеизвестные процедуры в МРЭО ГАИ — технический осмотр, сверка номеров, постановка на учет с выдачей всех необходимых документов.

Печальный опыт

В феврале 2004 года я решил сменить машину. До этого времени ездил на Toyota Corolla Levin 1993 года выпуска GT-APEX (4A-GE, МКП). Но на что же его сменить? Конечно, на что-нибудь помощнее и понавороченнее. Но основное — цена: не дороже $3500. Под эти критерии попадали два автомобиля. Supra JZA70 и Soarer JZZ30. Остановился я на Soarer. Ясно, что машину «проходного» года за эти деньги мне не видать, оставался один выход — покупать машину под ПТС.

Отсутствовало главное — документы. Газеты и Интернет в последнее время наводнены предложениями о продаже ПТС, но документов на Soarer практически нет. Цена же на то, что было в наличии, варьировалась от $100 до $2000. Однако я не рекомендую гнаться за дешевизной и покупать то, что подешевле. Экономия может выйти боком. Документы могут быть не сняты с учета в ГАИ, а старого владельца машины может не оказаться не только в городе, но и в регионе. Без него, конечно, тоже можно их снять с учета, только размеры комиссионных за эту услугу вас очень удивят. Неприятно удивят. Далее, документы могут быть списаны. То есть машина разбита, продана на разборку, в угоне и т. д. Такой ПТС вы можете только повесить на стену как напоминание о вашей неразумности. После полутора месяцев поиска я нашел документы на Soarer MZ10 1986 года стоимостью $350. Их и купил.

Теперь о машине. В Тояме нашли Soarer JZZ30 1991 года темно-зеленого цвета с автоматической коробкой и двигателем 2,5 twin turbo. Пак отдал ее за $1000.

После покупки Soarer отогнали разбирать. В Тояме на этом специализируются в основном наши соотечественники. Цена этой услуги в марте 2004 года равнялась $300. О разборщиках скажу следующее: им все равно, они не свою машину разбирают. Поэтому не удивляйтесь, если на светлых сиденьях вашего автомобиля вы обнаружите следы обуви, масляные пятна и разобранный глушитель. Также велика вероятность того, что будут отломаны некоторые детали пластиковой облицовки на рулевой колонке.

Итак, машина погружена на пароход. Для этого проплачены два места (за кузов и двигатель с трансмиссией и колесами). Мне это обошлось в $470. Только вот доблестные грузчики во время погрузки кузова немного замяли левый порог в районе переднего брызговика, но, к счастью, это не критично.

Много ужасных историй приходилось слышать про качество сборки. У меня к механикам претензий не было. Сборка, замена необходимых запчастей и техжидкостей, а также полная диагностика обошлись в 8800 рублей.

Вот тут-то и началась тягомотина. Человек, у которого был куплен ПТС, вызвался помочь решить бюрократические вопросы. Естественно, я согласился на комплексную услугу. Обговорив стоимость, я отдал ему пакет документов и начал ждать конечного результата. Долго ждал. Четыре месяца меня кормили завтраками, просили позвонить «в четверг», два раза оказывалось, что «все уже готово, человек в ГАИ на больничном, жди две недели». В конце сентября мое терпение лопнуло в первый раз. Я позвонил посреднику и высказал все, что думаю по этому поводу. Встретились, и я забрал документы.

Ходили упорные слухи, что в провинции, а именно в районных отделениях ГАИ, с оформлением проще. И народу поменьше, и цена не такая высокая. В срочном порядке начал прорабатывать этот вариант. Гаишники документы взяли, повертели и вернули: «Нет железа на старую машину, мы не сможем сделать акт осмотра, извини. Подставляться нет желания, это статья». В отчаянии купил еще одну машину, старый Soarer 1985 года со всеми документами, за смешные деньги. Решил, что буду оформлять на него. При этом тот ПТС, что у меня уже был, нужно вернуть и забрать за него деньги. Такая договоренность имелась, и я снова позвонил вышеупомянутому деятелю. Обрисовал ситуацию, он согласился. При личной встрече деятель заявил, что имея машину («железо») и ПТС на нее, оформить Soarer проблем не будет вообще. Договорившись о сроках, я снова начал ждать. Поначалу все, казалось бы, шло хорошо. Выписалась справка-счет, страховка. А потом наступила тишина. Я методично долбил посредника по телефону, слыша в ответ монотонное: «Уже почти все готово». В декабре наступил момент истины. Будь оно неладно, мое доверие к людям! Ничего. Ни-че-го не было сделано. Хорошо, что денег никаких я посреднику не платил. Расчет должен был произойти по окончании эпопеи с документами. И снова документы я забрал.

Конструктор стоит на стоянке, машину видно из окна. Смотреть на нее, осознавая, что ездить нельзя — ощущение достаточно сильное. Помогает воспитанию характера. А Soarer 1985 года я удачно продал перед Новым годом, не потеряв при продаже денег...

Руки опустились окончательно. Что делать, я не знал. Где найти людей, способных решить за деньги мою проблему? Газеты в изобилии содержали объявления типа: «Оформим Ваш конструктор быстро и недорого», но пуганая ворона куста боится. Больше рисковать мне не хотелось. Я озадачил проблемой всех родственников и знакомых, имеющих хоть какие-то связи. И в середине февраля появилась надежда. Меня попросили привезти документы. Документы я привез, их проверили, назвали цену. Услуга обойдется мне в $750. Срок — две недели. Занимаемые должности и авторитет этих людей сомнений у меня не вызвали. Я отдал деньги и снова начал ждать. Вообще, ожидание в 2004 году было моим постоянным состоянием — ждал почти год, подожду еще две недели. Все закончилось отлично, правда, еще на две недели позже.

Так, через один год и десять дней, холодным мартовским вечером мне вручили транзиты и ПТС, в котором значился номер кузова моего многострадального Soarer и 1985 год его выпуска. Все закончилось. Потрачено много денег, нервов еще больше. Но одно бесспорно — я никогда больше не буду связываться с конструктором, не имея железной гарантии на его быстрое оформление. Людям верить нельзя. Что бы они ни говорили. Все равно обманут.

Вячеслав Старцев

Автомаркет+Спорт № 33

Поделиться ссылкой

Автофирмы Иркутска







Весь каталог