Иркутск – Белокуриха
Просмотров: 17535
9 Мая 2008

АЛТАЙСКИЙ МАРШРУТ

















иркутск — белокуриха

Автомобильные путешествия с некоторых пор стали для меня острой потребностью, своего рода допингом, без которого невозможно нормальное существование организма. Обстоятельства сложились так, что весь прошедший год отпуска у меня не было, соответственно, все путешествия ограничивались служебными командировками, с выездом на поезде или самолете, с ограничением свободы, связанным со служебным заданием. Когда начальник согласовал мне отпуск в апреле, возник вопрос — куда ехать?

Необходимость сбежать обострялась с каждым днем, быстро уехать в Китай или Таиланд не представлялось возможным, да и на автомобиле туда не доберешься. Родную страну на машине объехал почти всю — от Владивостока до Питера и Черноморского побережья. Но была давняя мечта — посетить Алтай, и после недолгих раздумий я взял в родной организации путевку на 18 дней, на курорт «Белокуриха», собрал за пару часов сумку, бросил ее в старенькую Carina и поехал.

План. Пора переходить к самой поездке, точнее — к ее плану. Старт из Иркутска намечен на 25 марта, вторник. Автомобиль быстроходный и экономичный: Toyota Carina, 1992 года выпуска, с механической КП и 1,5-литровым 5А-FE. Ночевать планировал в Иланской (Красноярский край, 807 км от Иркутска). Учитывая весну и скверное состояние дороги на границе Иркутской области и Красноярского края, больший пробег на первый день запланировать не рискнул. Второй участок пути, Иланская — Красноярск (252 км), предполагал пройти «на одном дыхании». В Красноярске — остановка и обед. Следующий перегон Красноярск — Кемерово (511 км), наиболее простой и знакомый, собирался завершить к вечеру, заночевать в Кемерово и к обеду следующего дня нежиться во всероссийской здравнице. Всего на последний день поездки было отведено 527 километров. Темп движения намечался размеренный, скорость 120-130 км/ч, дабы не перегружать уставшую от долгих лет эксплуатации машину.

День первый. 25 марта. Позади указатель с перечеркнутым названием «Иркутск», теперь стрелку спидометра на «140», радио — на любимую волну, в общем, поехали. На объездной Ангарска заправил полный бак — вошло 42 литра, посмотрим, на сколько километров хватит. Снова немного омрачило настроение состояние автомобильных дорог в Усолье-Сибирском, а вот в Тельме сейчас хорошо, дорогу сделали, даже знаки ограничения скорости «40» заменили на «50», очень порадовался за поселок. Дальнейшее следование по трассе М-53 было настолько скучно и банально, что описывать его не имеет смысла — все давно рассказано. Работники ГИБДД интереса к моей машине не проявляли, ввиду их полного отсутствия на всем протяжении трассы (до самой Иланской). По-прежнему гостиниц и мотелей к западу от Иркутска (исключение «У Петра») не наблюдается, хотя с закусочными и АЗС по всей трассе нет проблем.

Миновав Тайшет около шести часов вечера, понял, что есть реальная возможность покинуть Иркутскую область «на баке» — избежал заправки на Тайшетской АЗС по 25 рублей за литр. Примерно через час, в Нижней Пойме (на территории Красноярского края), заправил 47 литров «под пробку». Цена бензина — 21 руб./литр. Здесь же посчитал расход — 6,4 литра на 100 км. Неплохо.

Дальше начался самый жуткий участок трассы. Перед ним кошмары Нижнеудинска и Тайшета просто меркнут. Carina не самая низкая машина из японских легковушек, но на участке Тины — Нижний Ингаш мне порой не хватало дорожного просвета. Сочувственно кивали головами водители встречных грузовиков: они привыкли к этому участку, и все слова ненормативной лексики великого и могучего у них давно уже закончились. На прохождение жалких 50 км ушло боле двух часов, а чистая до этого машина покрылась ровным толстым слоем густой грязи.

Примерно в девять вечера (по Красноярску — в восемь) был уже в объятиях друзей, за гостеприимным столом. Ясно, что о раннем старте назавтра можно не помышлять.

День второй. 26 марта. Дорога от Иланской до краевого центра находится в хорошем состоянии, что позволило мне в 12.30 пересечь городскую черту Красноярска. Часа три ушло на все дела в городе, и в начале четвертого я уже вернулся на участок объездной дороги, переходящей в федеральную трассу М-53. Вдруг все встали: на восток машины идут, на запад — нельзя. Оказывается, трассу перекрыли из-за строительства очередного участка объездной — над дорогой укладывали бетонный пролет путепровода. Как долго предстоит стоять — не знал никто. Решил проверить объезды (кажется, через деревню Творогово), благо местность и обзор позволяли. Обошел перекрытый участок, о чем нисколько не пожалел. Потом до самого Ачинска никаких попутных машин — просто класс, никто не обгоняет и мне никого обгонять не нужно. Как всегда, удивили работники Мариинского ДПС. Лет семь назад впервые с ними столкнулся в глупейшей ситуации: спор шел вокруг превышения за 2 км/ч, причем ограничение было 20 км/ч (на мосту через речку Кию, знаки до сих пор живы, хоть сам пост и убрали). Но методы «борьбы» и места «засад» не меняются там, видимо, годами, как и неровное отношение к транзитному транспорту. Так что в Мариинске нужно держать ухо востро — у них на объездной тоже «60», она ведь формально в городе, хоть и домов рядом нет…

В 21.40 прибыл в Кемерово, подвигов совершать не хотелось, поэтому открыл в компьютере Дубль-ГИС Кемерово, нашел гостиницу поближе к своему маршруту и, поужинав в местном ресторанчике, уже в 23 часа завалился спать.

День третий. 27 марта. Подъем в 6.20, выезд — 7.00, точно по плану. Курс — Новокузнецк. Пробок пока нет. Пользуясь этим, быстро выбрался из города на отличную трассу Кемерово-Новокузнецк, после Ленинска-Кузнецкого (в точном соответствии с картой), переходящую в автомагистраль. В районе Белово на развилке нужно было принимать решение — ехать через Барнаул или продолжить путь до Новокузнецка, свернув на Бийск. «Федеральная» через Барнаул на 100 км длиннее, а дорога «местного значения» через Новокузнецк короче.

Выбрав короткий путь, позже пожалел об этом. Попав в пригород Новокузнецка, в связи с полным отсутствием указателей на Бийск или города, находящиеся на данном направлении, заблудился. Впервые за всю поездку вынужден был обратиться к сотруднику ДПС. Он, как мог, объяснил план выезда на Бийск, а в следующий раз порекомендовал ехать через Барнаул — так, говорит, быстрее. К сожалению, воспользоваться его советом я не смог и заблудился еще сильнее. Остался один, самый верный выход — помощь местного таксиста. За 20 минут и 200 рублей меня вывели на Бийское направление. До Бийска — 170 км, оттуда до Белокурихи — 50 км.

Первые 50 километров (до границы Алтайского края) — отличная трасса с немного сложным холмистым рельефом, позволяющая двигаться со скоростью 100-120 км/ч. После пересечения границы дорога стала хуже, но все равно не сравнить с Иркутско-Красноярскими пограничными участками, ниже 90 км/ч практически ехать не пришлось. В немногочисленных алтайских деревнях, через которые проходила дорога, местное население в изобилии предлагает мед и всевозможные продукты, полученные в результате его переработки, по смешным ценам (от 100 руб. за кг меда). Бензин, между тем, в этом регионе стоит 19,5 руб.

Через два с небольшим часа прибыл в Бийск и быстро проехав через него (спасибо за указатели), попал на трассу Бийск-Белокуриха, чтобы через 20 км проскочить «свой» поворот — указателя не было, готов поклясться. Поехал по более качественной трассе, уповая на интуицию и случайно оказавшийся в машине компас. Дорог в степном предгорном Алтае великое множество, качество их примерно одинаковое (хорошее), поэтому направление на юг показалось мне верным. Позже выяснилось, что ехал я параллельно нужной трассе в 26 км от нее, на село Алтайское. Перед самым этим селом и был поворот на Белокуриху: еще 30 километров — и я у ворот санатория. Время — 15.10.

Вопреки сложившемуся стереотипу, что Белокуриха — курорт для людей среднего достатка, на улицах много вполне респектабельных с виду гостей. По концентрации на душу населения Lexus и Toyota Land Cruiser Белокуриха, пожалуй, превосходит Иркутск. В городе более десятка крупных здравниц, в которых представлены все услуги по лечению и досугу — на любой вкус и кошелек. Есть четыре горнолыжные трассы, с перепадом высоты от 500 до 1000 метров с бугельными подъемниками, на гору Церковка лыжники и туристы добираются по канатной дороге. Для любителей более острых ощущений есть парапланы—тандемы (1500 рублей за часовую прогулку над горами). Все горнолыжное снаряжение можно взять напрокат непосредственно на трассе или в санатории — прокатных контор великое множество. Цены умеренные, особенно в рабочие дни: прокат лыж стоит 200 руб. и 150 рублей в час соответственно, часовой урок инструктора — 600 рублей. Если вы не горнолыжник, в этих же конторах вам предложат напрокат горные велосипеды, роликовые коньки и многое другое для активного отдыха. Летом работают четыре открытых аквапарка, круглый год — закрытый в санатории «Беловодье».

Приехавших без путевки курорты охотно принимают на полный пансион — одни сутки в номере уровня «три звезды» обойдутся в 600-1000 рублей с человека с трехразовым питанием. Много частных гостиниц и домов, принимающих туристов, цена — от 380 руб. с человека. Ну и, конечно, кафе, рестораны, бары, два ночных клуба и прочие заведения, располагающие к не очень здоровому, но приятному времяпрепровождению.

К услугам отдыхающих несколько турфирм, организующих экскурсии по достопримечательностям Белокурихи и ее окрестностям. Есть тур по местам, где родились и жили Василий Шукшин и Михаил Евдокимов. Замечательная, неутомительная поездка (7 часов, 230 км), во время которой мы посетили родные места известных артистов, поселки Верхнее-Обское и Сростки. На два дня рассчитан автобусный тур по знаменитому Чуйскому тракту, ведущему свою историю от древних караванных троп, которыми пользовались купцы в прошлые столетия. В программе этого тура рыбалка и ужин с ухой у костра на берегу Телецкого озера.

Автомобильный сервис курорта развит достаточно: в черте города я насчитал три АЗС, четвертая на выезде, есть одна газовая заправка (газ стоит 10 рублей за литр, цены на бензин везде одинаковы). Присутствуют три автомобильные мойки с не менее чем двумя постами каждая, кузовной ремонт, замена расходных материалов, небольшие магазины по продаже запчастей. И шиномонтаж, услугами которого пришлось воспользоваться: решил перед обратной дорогой провести балансировку передних колес, а то после 120 км/ч начиналось биение. Сделали, поехал проверить — било уже на 100 км/ч, еще сильнее. Вернулся с претензией, колеса сняли, бесплатно проверили еще раз и, найдя причину (оставленный внутри покрышки фрагмент вентиля), поставили колеса обратно. Извинились, хотя были ни при чем — резинку от вентиля «забыли» при монтаже этой покрышки в Иркутске.

Вообще, оптимальный срок пребывания в Белокурихе — 14 дней. Достаточно, чтобы осмотреть все достопримечательности, пройти необходимую реабилитацию или курс лечения, насытить организм горным воздухом и экологически чистыми продуктами. Говорят, летом здесь просто замечательно, а единственный недостаток курорта — отсутствие моря — компенсируется наличием в каждом санатории бассейнов, благоприятной экологической обстановкой в районе и, конечно, стоимостью путевок. Sidabriniai auskarai, dėžutės, pakabukai, sidabrinės grandinėlės bei apyrankės internetinėje parduotuvėje Silvera.lt

Путь домой продумал за неделю до отъезда, в один из непогожих вечеров. Выезд предполагался 11 апреля, в пятницу (не лучший день для поездок, но выхода не было), ночевка — у друзей в Иланской, прибытие в Иркутск — в полночь 12 апреля.

11 апреля в пять утра стартовал. Ночной курортный город был спокойным и безлюдным, только коммунальные машины, моющие асфальт, нарушали предутреннюю тишину. Через 60 км миновал Бийск, затем, когда немного рассвело, увеличил скорость до 140 км/ч и вскоре выскочил к часовне, установленной на месте гибели Михаила Евдокимова. Этот, ставший печально знаменитым в августе 2005 года, поворот с Чуйского тракта на деревню Плишкино я оценил с точки зрения водителя: сам факт, что я именно «выскочил» на него, осознал секундой позже. Моя скорость была «всего-то» 140 км/ч, но остановиться смог только через сотню метров после часовни — иначе пришлось бы экстренно тормозить. Сделал пару снимков, а потом представил, как водитель губернаторского Mercedes на скорости 200 км/ч увидел Marino Олега Щербинского. Стало жутко. Дорога перед перекрестком, где произошла трагедия, имеет небольшой перелом с правым поворотом большого радиуса, поэтому перекресток водители, движущиеся на большой скорости, замечают слишком поздно...

В семь утра по объездной дороге миновал Барнаул. Теперь задача — не пропустить поворот на Белово, чтобы кратчайшим путем, минуя Новосибирск, выйти на Кемерово. Поворот, к счастью, отмечен знаками и плакатом о заслугах губернатора Кемеровской области в строительстве этой трассы. Дорога действительно неплохая — платная, длиной около 200 км — за проезд с меня взяли 20 рублей. В начале одиннадцатого вернулся на магистраль Новокузнецк-Кемерово, а уже через час миновал столицу Кузбасса.

Километрах в ста до Красноярска пошел дождь, постепенно превратившийся в снег, и средняя скорость с 94 км/ч снизилась до 70. Обидно, учитывая, что в Иланскую хотелось попасть засветло. Но после Красноярска, который я проехал в шесть часов вечера, снег только усилился. Пока он таял, превращаясь в воду на асфальте, однако видимость сократилась значительно, а вместе с ней пришлось снижать и скорость. Затем вторая заправка на отметке 1100 км от Белокурихи: еще светло, несмотря на дождь, снег и низко висящие облака. К девяти вечера, когда уже в полной темноте добрался до Канска, осадки прекратились, поэтому прибавил скорости и въехал в Иланскую в половине десятого. На суточном одометре 1490 км, мой личный рекорд для одного дня. Все. Отдых!

12 апреля. Проснулся в семь утра, за окном — сугробы, снег везде, от неба до земли. Переждать снегопад показалось не самым удачным вариантом — к тому времени, когда он закончится, снег завалит федеральную трассу до непроходимого состояния. Так что выехал в девять часов утра. Скорость — не более 80 км/ч, разъезд со встречным транспортом (слава богу, редким) — только при условии постановки обоими правого колеса в сугроб. С ужасом ждал перевалов с разбитой трассой. Кошмарные ямы перегона Нижний Ингаш — Тины, по совету друга, миновал по местным дорогам — этим объездом активно пользуются перегонщики. Километров через тридцать движение прервала «пробка» на перевале. Тяжеловес Volvo не смог форсировать гору, сполз назад и перекрыл половину дороги. Уклон не сильно крут, но очень скользкий: выходишь из машины и просто падаешь на лед. Удерживая руками, несколько легковых машин спустили вниз четыре здоровенных мужика. Потом подошла КПМ, и ее водитель приступил к работе. В итоге с большим трудом и потерей 40 минут скользкий подъем был взят. Дальше были стоящие на обочине большие фуры, колонна китайских автобусов, разбросанная как яркие детские кубики по заснеженной трассе.

В полдень миновал границу Иркутской области. Ровный асфальт скрывал толстый слой накатанного за день снега. Очень скользко, поэтому максимальную скорость поддерживаю не выше 100 км/ч, благо снег стал не таким интенсивным и транспорта на дороге мало. Километрах в пятнадцати от деревни Байроновка водитель нового полноприводного КамАЗа—4310, сбросив собственный прицеп, помогает подниматься идущим на запад автовозам. Но автовозы с новыми машинами, следующими на восток, стоят у кафе, не рискуя дорогостоящим грузом.

В районе Замзора опять стоим. На этот раз Scania с красноярскими номерами не дает возможности проехать. Пытались сдвинуть «шведа» КамАЗом, которых тут великое множество, но ничего не получилось. Подогнали японский экскаватор — вытянул 40-тонную фуру, как пушинку. Потом долго ждали, пока нетерпеливые и не слишком вежливые перегонщики пытались на летней резине подняться на горку.

Вскоре меня лихо обогнали LC Prado и «девятка», а через километр увидел этот ВАЗ лежащим в сугробе. Остановился. Водитель восточной национальности просил вытащить. Помог. Узбек пообещал, что его аллах мне поможет в дальнейшем, но пристроившись чуть позже за спасенной «девяткой», я немного не угадал с выбором дороги, и от всей души влетел в яму.

В Нижнеудинск прибыл в 16.30. Грязь неимоверная, как тут люди живут? После Нижнеудинска на хорошем асфальте почувствовал биение колеса. Остановился — так и есть, диск деформирован, в покрышке воздуха — меньше 0,5. Поменяв колесо, молотком поправил диск, и в ближайшей шиномонтажке проверил его. Оказалось — покрышка не повреждена. Вернул колесо на место.

В деревне Булатово, у кафе увидел два любопытных олдтаймера: один стопроцентно ГАЗ-67, у второго опознал только кабину ГАЗ-АА на неизвестном шасси.

Тем временем заметно потеплело, снег стал перемежаться дождем. Что, впрочем, не особо облегчало мою участь. Тулун прошел в сумерках, потом наступила темнота. Безопасная скорость по каше из снега и воды — не более 80 км/ч. Видимости никакой, единственные ориентиры — габаритные огни попутных и фары встречных автомобилей. После поворота на Черемхово снег превратился в дождь, а к Усолью все осадки прекратились. Спящий Иркутск миновал в час ночи, а в половине третьего уже был дома, в Слюдянке.

Всего за время поездки пройдено 4956 километров, израсходовано 294 литра бензина на сумму 6236 рублей. Разведка проведена, Алтай освоен, теперь можно махнуть летом на недельку-другую. С семьей.

Егор Котов

Автомаркет+Спорт № 19/2008


Поделиться ссылкой

Автофирмы Иркутска







Весь каталог