Восточное побережье Байкала
Просмотров: 9100
7 Сентября 2007

ПОЛУОСТРОВ РОБИНЗОНОВ

Восточное побережье Байкала

Вос­точ­ное по­бе­режье Бай­ка­ла. Бар­гу­зи­нс­кий и Чи­выр­куйс­кий за­ли­вы, по­лу­о­ст­ров Свя­той нос. Рай для ав­то­мо­биль­ных ро­бин­зо­нов, для ис­тин­ных це­ни­те­лей ди­ко­го от­ды­ха. Уда­лен­ность и слож­ные до­рож­ные ус­ло­вия еще не ис­пор­ти­ли здеш­нюю при­ро­ду, не сде­ла­ли ее ра­бой огол­те­лых ту­рис­тов, хо­тя уже сей­час и этот бла­го­дат­ный край вов­сю об­жи­ва­ет­ся лю­би­те­ля­ми эк­зо­ти­ки со все­го ми­ра.

Восточное побережье Байкала
Ког­да по древ­не­му трак­ту ля­жет ас­фальт, а че­рез ре­ки про­тя­нут­ся мос­ты, при­ю­тить­ся в ка­кой-ни­будь чис­той пес­ча­ной бух­точ­ке для уе­ди­нен­но­го от­ды­ха, что­бы вок­руг на па­ру ки­ло­мет­ров не бы­ло ни ду­ши, уже не по­лу­чит­ся. Или воз­мож­но бу­дет за очень боль­шие день­ги. А по­ка здесь еще мож­но отк­ры­вать «не­хо­же­ные» тро­пы и ли­цез­реть «не­ве­до­мые» дос­топ­ри­ме­ча­тель­нос­ти.

В прош­лом го­ду на­ша жур­на­ли­с­тская бри­га­да со­вер­ши­ла сю­да ав­то­во­яж, при­чем на Свя­том Но­се дош­ла до ту­пи­ко­вой точ­ки в ры­бац­ком се­ле Кур­бу­лик, о чем Ти­мо­фей Ми­тин предс­та­вил пол­ный от­чет с прист­рас­ти­ем. Но тог­да очень мно­го­го не уда­лось ох­ва­тить. В том чис­ле, са­мое-то важ­ное, в зо­не дос­ту­па для обыч­ных ав­то­мо­би­лей не ус­пе­ли «про­бить» марш­рут не­пос­ре­д­ствен­но в Бар­гу­зи­нс­кую кот­ло­ви­ну (или до­ли­ну, дру­гим сло­вом).

И вот на этот раз поз­на­ва­тель­ную ге­ог­ра­фию по­лу­чи­лось рас­ши­рить. Мне и мо­им спут­ни­кам впер­вые уда­лось поз­на­ко­мить­ся с ле­ген­дар­ны­ми мес­та­ми, сыг­рав­ши­ми ве­со­мую роль в ис­то­рии Си­би­ри и За­бай­калья. А за­од­но по­лю­бо­вать­ся уни­каль­ны­ми при­род­ны­ми па­мят­ни­ка­ми, ко­то­рые еще не пу­га­ны мас­со­вым на­ше­ст­ви­ем лю­дей.

«БАРГУДЖИН-ТОКУН»

Восточное побережье Байкала

Пока дорога на Баргузин тяжеловата, но скоро все изменится

Мно­год­нев­ный ав­то­тур на­чал­ся в кон­це ию­ня, то есть не в раз­гар ту­рис­ти­чес­ко­го се­зо­на, что при­да­ло все­му не­кую эксклю­зив­ность — до­ро­ги не пе­рег­ру­же­ны, на­си­жен­ные мес­та от­ды­ха поч­ти пус­ты, а глав­ное, пол­ная сво­бо­да на па­ром­ных пе­реп­ра­вах (в Та­та­у­ро­во и Усть-Бар­гу­зи­не). Ни те­бе нер­вот­реп­ки из-за оче­ре­дей, ни гло­баль­но по­те­рян­но­го вре­ме­ни. Кро­ме то­го, все­го че­рез год этот марш­рут предс­тал прин­ци­пи­аль­но в но­вых перс­пек­ти­вах.

Восточное побережье Байкала

Река Баргузин в районе одноименного поселка

Во-пер­вых — дост­ра­и­ва­ю­щий­ся мост че­рез Се­лен­гу в райо­не се­ла Брянск. Это зна­чит, что уже ско­ро и к за­ли­ву Про­вал, и в Усть-Бар­гу­зин мож­но бу­дет ид­ти «хо­дом», без за­дер­жек на ар­ха­ич­ных па­ро­мах или объ­езда че­рез Улан-Удэ. Во-вто­рых, на ре­ко­н­струк­цию Бар­гу­зи­нс­ко­го трак­та бро­ше­ны зна­чи­тель­ные си­лы, при­чем рос­сийс­ких до­рож­но-стро­и­тель­ных ком­па­ний — оче­вид­но, ска­зы­ва­ет­ся при­ход но­во­го ру­ко­во­д­ства в Бу­ря­тии. Уже к кон­цу го­да обе­ща­ет­ся ас­фальт до Го­ря­чи­нс­ка, а в даль­ней­шем и до са­мо­го Ку­рум­ка­на, при­чем с но­вым мос­том вмес­то па­ро­ма в Усть-Бар­гу­зи­не!

Восточное побережье Байкала
Ра­зу­ме­ет­ся, это ве­ли­кий, до­се­ле не­ви­дан­ный для этих мест прог­ресс, и это оче­вид­ный шаг к куль­тур­но­му ос­во­е­нию приб­реж­но­го За­бай­калья, хо­тя, пов­то­рюсь, с мыс­ля­ми об уе­ди­нен­ном здесь от­ды­хе вско­ре при­дет­ся расп­ро­щать­ся. Уже сей­час зем­ли во всех зна­чи­мых мес­тах от­ды­ха рез­ко подс­ко­чи­ли в це­не, при этом их скуп­ка при­об­ре­та­ет ажи­о­таж­ный ха­рак­тер. Так что, «окуль­ту­ри­ва­ние» на­ча­лось.

Восточное побережье Байкала

Одна из улиц Баргузина и одна из его достопримечательностей — Уездный банк постройки середины 19 века, сейчас архитектурный памятник

Восточное побережье Байкала

На этом месте был дом, где жили братья Кюхельбекеры

По­го­да в наш отъ­езд то­же бы­ла не се­зон­ной, вет­ре­ной и мок­рой, при­чем два дня дождь лил по все­му вос­точ­но­му по­бе­режью, где ас­фальт по­ка из раз­ря­да де­фи­цит­ных, тем бо­лее ка­че­ст­вен­ный. В ито­ге не­ко­то­рые участ­ки, осо­бен­но ре­мон­ти­ру­е­мые, раз­мо­чи­ло в неп­риг­ляд­но­го цве­та ки­сель, про­хо­дить на лег­ко­вых ав­то­мо­би­лях эту ямис­тую от­сып­ку с пес­ча­но-гли­ня­ной «раз­маз­ней» бы­ло непрос­то. Все-та­ки, здеш­нее нап­рав­ле­ние по­ка ло­яль­но толь­ко к ав­то­мо­би­лям по­вы­шен­ной про­хо­ди­мос­ти с мощ­ной энер­го­ем­кой под­вес­кой.

Во вре­ме­на на­ту­раль­ной ло­ша­ди­ной тя­ги путь из Ир­ку­тс­ка в Бар­гу­зин по про­руб­лен­но­му сквозь тай­гу трак­ту за­ни­мал 4-5 дней, но это в ус­ло­ви­ях хо­ро­шей по­го­ды. Поч­то­вые стан­ции рас­по­ла­га­лись че­рез 25-30 км и на каж­дой треть­ей ме­ня­лись ло­ша­ди. Дож­ди или снеж­ные вь­ю­ги, ко­неч­но, спо­соб­ны бы­ли за­дер­жать пут­ни­ков на­дол­го. К то­му же зи­мой бы­ла ре­аль­ная опас­ность под­ве­рг­нуть­ся на­па­де­нию го­лод­ных вол­ков.

Сей­час, да­же ес­ли вы­е­хать из Ир­ку­тс­ка в обед и в ус­ло­ви­ях «рас­пу­ти­цы», с уче­том нор­маль­ной но­чев­ки, пос­ле по­луд­ня сле­ду­ю­ще­го дня мож­но быть на мес­те. Лет де­сять на­зад до­ро­га бы­ла зна­чи­тель­но ху­же, вер­нуть­ся с це­лой под­вес­кой бы­ло поч­ти нере­аль­но, а сей­час пок­ры­тие бо­лее-ме­нее. Инф­ра­ст­рук­ту­ра на марш­ру­те при от­во­ро­те с фе­де­раль­ной трас­сы пред­по­ла­га­ет на­ли­чие АЗС, ма­га­зи­нов и ка­фе с той пе­ри­о­дич­ностью, что­бы ни­чем та­ким не за­па­сать­ся.

А вот уют­ных и тем бо­лее обуст­ро­ен­ных мест для про­ме­жу­точ­ных но­че­вок — раз-два и об­чел­ся. Мы ос­та­нав­ли­ва­лись на реч­ке вбли­зи се­ла Нес­те­ро­во (75 км от Улан-Удэ), од­на­ко здесь же лю­бят от­ды­хать и даль­но­бой­щи­ки-ле­со­воз­ни­ки. И по­том, вбли­зи сел спо­кой­ная но­чев­ка еще не га­ран­ти­ро­ва­на, что и про­и­зош­ло в на­ше там пре­бы­ва­ние.

По­се­лок Бар­гу­зин, историческая справ­ка

Восточное побережье Байкала
В 1648 го­ду (вре­мя прав­ле­ния ца­ря Алек­сея Ми­хай­ло­ви­ча, от­ца Пет­ра I) ка­за­чий ата­ман Иван Гал­кин со сво­им от­ря­дом обо­шел Бай­кал с се­ве­ра, доб­рал­ся до пра­во­го бе­ре­га ре­ки Бар­гу­зин в райо­не жи­во­пис­ных озер в 50 км от устья и пос­та­вил здесь ост­рог (слу­чи­лось сие еще за нес­коль­ко лет до ос­но­ва­ния Ир­ку­тс­ко­го ост­ро­га). Это бы­ло вре­мя уси­ле­ния цент­ра­ли­за­ции рос­сийс­кой влас­ти: ус­та­нов­ле­ние кре­по­ст­но­го пра­ва для рус­ских кресть­ян, с од­ной сто­ро­ны, и под­чи­не­ние дру­гих на­ро­дов, с дру­гой.

Бар­гу­зи­нс­кий ост­рог стал од­ним из «опор­ных пунк­тов» ясач­но­го сбо­ра и све­то­чем рос­сийс­кой влас­ти в «ди­ком» За­бай­калье. Юж­нее, в бас­сей­не Се­лен­ги, еще хо­зяй­ни­ча­ли отп­рыс­ки рас­пав­шей­ся мон­гольс­кой им­пе­рии, но, сов­ме­ст­но с при­тес­ня­е­мы­ми ими тун­гу­са­ми, ка­за­ки на­ве­ли по­ряд­ок. В 30-х го­дах 18 ве­ка ост­рож­ные ук­реп­ле­ния пос­тиг по­жар, пос­ле че­го они уже не вос­ста­нав­ли­ва­лись.

В даль­ней­шем здесь раз­ви­вают­ся зем­ле­де­лие и про­мы­сел — ры­бал­ка (ког­да-то омуль во­дил­ся толь­ко здесь), охо­та, а поз­же и ста­ра­тель­ство. Проц­ве­та­ет до­бы­ча пуш­ни­ны, пос­коль­ку дре­му­чие мест­ные ле­са щед­ры бел­кой, пес­цом, гор­нос­та­ем, но са­мый дра­го­цен­ный и зна­ме­ни­тый на весь мир — это тем­ный бар­гу­зи­нс­кий со­боль. Что го­во­рить, ес­ли шкур­ки это­го хищ­но­го зверь­ка пос­тав­ля­ли не толь­ко к Ро­ма­но­вс­ко­му дво­ру, но так­же в мод­ные до­ма Па­ри­жа, Лейп­ци­га и да­же Нью-Йор­ка.

Еще в 1783 го­ду Бар­гу­зин оп­ре­де­лен уезд­ным го­ро­дом Нер­чи­нс­кой об­лас­ти, под­чи­няв­шей­ся ир­ку­тс­ко­му на­ме­ст­ни­че­ст­ву. Од­на­ко при со­ве­тс­кой влас­ти, в 1927 го­ду, его «раз­жа­ло­ва­ли» до ста­ту­са се­ла, а в 1973 под­ня­ли до «зва­ния» ра­бо­че­го по­сел­ка. Тем не ме­нее, в пост­пе­ре­ст­ро­еч­ный 1990 год Бар­гу­зин зас­лу­жен­но вклю­чи­ли в спи­сок ис­то­ри­чес­ких го­ро­дов Рос­сии.

Восточное побережье Байкала

Вид на баргузинские озера из «окон» дома Кюхельбекеров. Неплохо было для статуса ссыльных, правда?

Восточное побережье Байкала

Старые еврейское и православное кладбища сейчас окружены жилыми домами

Уже ка­пи­таль­но стем­не­ло, ког­да все вздрог­ну­ли от жут­ко­го виз­га тор­мо­зов не­да­ле­ко на трас­се (еще ас­фаль­то­вой). Пош­ли смот­реть, ожи­дая уви­деть страш­ное, и чуть са­ми не ста­ли жерт­ва­ми ДТП. Ка­кая-то пь­я­ная «Ан­на Ка­ре­ни­на» из мест­ной де­рев­ни усе­лась пря­мо по цент­ру до­ро­ги, при­чи­тая что-то о лич­ной дра­ме. В све­те фар разг­ля­деть ее за­ра­нее, ко­неч­но, бы­ло не­воз­мож­но. Уже на на­ших гла­зах ее чуть не пе­ре­ехал гру­жен­ный под за­вяз­ку КА­МАЗ-ле­со­воз с при­це­пом. Во­ди­тель-ас су­мел увер­нуть­ся и удер­жать эту ма­хи­ну на до­ро­ге. Еще бы чуть, и при­цеп с брев­на­ми мог за­ва­лить­ся пря­мо на нас. Приш­лось стас­ки­вать эту ду­ру с до­ро­ги и еще за­щи­щать от разъ­я­рен­ных во­ди­те­лей.

В са­мом Усть-Бар­гу­зи­не мож­но рас­ши­рить связь с ци­ви­ли­за­ци­ей в пря­мом смыс­ле, а имен­но подк­лю­чить­ся к се­ти «Ме­га­фон» — это поз­во­лит ос­та­вать­ся «на про­во­де» в от­да­лен­ных точ­ках, в том чис­ле на по­лу­о­ст­ро­ве Свя­той нос. Кро­ме то­го, ес­ли не­об­хо­ди­мо, в этом по­сел­ке мож­но най­ти ма­га­зи­ны зап­час­тей и да­же эс­та­ка­ды об­ще­го поль­зо­ва­ния.

От­сю­да наш путь сна­ча­ла был на­ме­чен до за­вет­но­го се­ла Бар­гу­зин. Из Усть-Бар­гу­зи­на к не­му мож­но до­е­хать по глав­ной до­ро­ге (око­ло 50 км), пе­реб­рав­шись че­рез па­ром, ли­бо по «за­пас­ной» ле­со­воз­ной, ми­нуя па­ром­ную пе­реп­ра­ву. И хо­тя оче­ре­дей на па­ро­ме не бы­ло, мы по­е­ха­ли раз­ве­дать аль­тер­на­тив­ный марш­рут.

Восточное побережье Байкала

Могила декабриста Кюхельбекера со знаменитым посланием Пушкина «Во глубине сибирских руд»

Восточное побережье Байкала

Соленое озеро

Восточное побережье Байкала
Эта до­ро­га ухо­дит нап­ра­во еще пе­ред въ­ез­дом в Усть-Бар­гу­зин, и в це­лом ока­за­лась про­хо­ди­мой да­же для гру­же­ных лег­ко­ву­шек, хо­тя по ка­че­ст­ву ху­же, чем ос­нов­ная, и длин­нее ки­ло­мет­ров на де­сять. Впро­чем, оба нап­рав­ле­ния к Бар­гу­зи­ну ве­дут че­рез тай­гу, так что лю­бо­вать­ся осо­бо не­чем, раз­ве что глав­ная до­ро­га жмет­ся к са­мо­му бе­ре­гу ле­ген­дар­ной ре­ки. Но на под­хо­дах к од­но­и­мен­но­му се­лу все рез­ко ме­ня­ет­ся.

Во всю мощь и кра­со­ту отк­ры­ва­ет­ся Бар­гу­зи­нс­кая до­ли­на, про­тя­нув­ша­я­ся бо­лее чем на 200 км, и Бар­гу­зи­нс­кий хре­бет, мох­на­тые ост­рые го­ры ко­то­ро­го до­тя­ги­ва­ют­ся до вы­сот око­ло 2900 мет­ров. Ре­ки здесь пол­но­вод­ны и хрус­таль­но проз­рач­ны, воз­дух гус­то нас­то­ян на це­леб­ных тра­вах, а зем­ля бо­га­та ле­чеб­ны­ми во­да­ми и при­род­ны­ми ре­лик­та­ми.

Вот она, мо­гу­чая древ­няя си­ла, вос­пе­тая в бай­кальс­ком эпо­се и впи­сан­ная в мно­го­ве­ко­вую ис­то­рию ко­рен­ных жи­те­лей. Сле­ды ра­зум­но­го пре­бы­ва­ния че­ло­ве­ка здесь наш­ли еще да­ле­ко из дох­рис­то­вой эпо­хи, од­на­ко ос­но­ва­тель­ное рас­се­ле­ние лю­дей при­хо­дит­ся на ра­ннее сред­не­ве­ковье, ког­да здесь на пол­ных пра­вах хо­зяй­ни­ча­ли тюркские пле­мен­ные со­ю­зы. Из них са­мый из­ве­ст­ный на­род — бар­гу­ты, на­се­ляв­шие до­ли­ну в 9-13 ве­ках, а по­том это раз­ви­тое пле­мя вош­ло в сос­тав об­ще­мон­гольс­ко­го го­су­да­р­ства.

Восточное побережье Байкала

Деревня Суво и остатки «Сувинского замка»

В сред­не­ве­ко­вых мон­гольс­ких ле­то­пи­сях не­ма­лая тер­ри­то­рия от ни­зо­вий Се­лен­ги до верх­ней Ан­га­ры и Ле­ны на­зы­ва­лась не ина­че как стра­на Бар­гуд­жин-То­кум. От име­ни же­ны млад­ше­го сы­на Бар­гу-Ба­га­ту­ра, ко­то­ро­го счи­та­ют од­ним из ро­до­на­чаль­ни­ков бу­рят. Бо­лее то­го, имен­но «ру­ко­во­дя­ще­му» ро­ду бар­гу­тов при­пи­сы­ва­ют по­яв­ле­ние в нем од­но­го из пред­ков са­мо­го Чин­гис­ха­на. И яко­бы у Чин­гис­ха­на по­том лю­ди из Бар­гуд­жин-То­ку­ма бы­ли на осо­бом сче­ту.

По пре­да­ни­ям, он го­во­рил, что каж­дый ро­див­ший­ся здесь маль­чик бу­дет от­важ­ным и смет­ли­вым от при­ро­ды, а каж­дая де­воч­ка бу­дет прек­рас­на ли­цом, без­мер­но ис­кус­на и про­вор­на. По­то­му не­у­ди­ви­тель­но, что в расц­вет им­пе­рии Ве­ли­ко­го Ха­на бар­гу­ты бы­ли при­ви­ле­ги­ро­ван­ным пле­ме­нем. Об этом го­во­рит да­же та­кой факт, что часть во­и­нов это­го пле­ме­ни слу­жи­ли в лич­ной гвар­дии ха­на.

От всех соз­вуч­ных наз­ва­ний и ро­ди­лась ос­нов­ная вер­сия про­ис­хож­де­ния сло­ва Бар­гу­зин, хо­тя на этот счет есть и аль­тер­на­тив­ные ва­ри­ан­ты. Так, у эвен­ков (тун­гу­сов), за­се­лив­ших до­ли­ну пос­ле бар­гу­тов, сло­во «бар­гу­син» оз­на­ча­ет не что иное, как «пе­реп­ра­вить­ся на дру­гой бе­рег ре­ки», а яку­ты в это сло­во прос­то вкла­ды­ва­ют по­ня­тие «по­тус­то­рон­няя стра­на».

Бедствие

Восточное побережье Байкала

Вывоз древесного сырья в Забайкалье поражает своими масштабами. В заповедниках лес не трогают, но на «свободных» землях идут немыслимые вырубки. Не надо быть зрячим, чтобы понять нелегальный характер львиного объема вырубок — основной поток лесовозов идет именно ночью. Водителей винить не в чем — они люди подневольные, работают на хозяев. По некоторым весьма ориентировочным данным, эти хозяева с каждого лесовоза чистыми зарабатывают тысячу долларов. Понятно, что лесной бизнес — это сибирский «спрут», с которым ничего сделать сейчас уже невозможно. Нет на этот счет политической доктрины и твердой властной руки. Как известно, лесобраконьерство, помимо экономических убытков, наносит непоправимый вред экосистеме всего байкальского региона. Увы, начинается новый виток «Прирастания России Сибирью», и думать об экологии сейчас не модно, невыгодно и просто небезопасно.

Восточное побережье Байкала

«Сад камней» у реки Ина

Восточное побережье Байкала
Восточное побережье Байкала

Река Ина и местный аршан

Как бы там ни бы­ло, но ис­то­рия од­но­и­мен­но­го се­ла в от­да­лен­ной, но столь зна­ме­на­тель­ной мест­нос­ти, не мо­жет быть обыч­ной? Так оно и есть. Са­мо рож­де­ние по­се­ле­ния уже го­во­рит о его важ­ном ге­о­по­ли­ти­чес­ком зна­че­нии. Ос­но­ван­ный еще в се­ре­ди­не 17 ве­ка как ост­рог, Бар­гу­зин ста­но­вит­ся не толь­ко оче­ред­ной «ба­зой» для взи­ма­ния да­ни (яса­ка) с под­чи­нен­ных на­ро­дов Си­би­ри, но и, меж­ду про­чим, од­ним из пер­вых рус­ских по­се­ле­ний в За­бай­калье.

Пос­те­пен­но до­ли­на за­се­ля­лась са­мым раз­ным на­ро­дом: в се­ре­ди­не 18 ве­ка из При­бай­калья сю­да пе­реб­ра­лись пер­вые бу­ря­ты, а сам Бар­гу­зин как про­мыс­ло­вая «жит­ни­ца» прив­лек мно­го тор­гов­цев, в чис­ле ко­то­рых бы­ли ки­тай­цы и ев­реи. А в 19 ве­ке, ко все­му, Бар­гу­зин ста­но­вит­ся од­ной из сто­лиц по­ли­ти­чес­кой ссыл­ки — на по­се­ле­нии и в «гос­тях» здесь по­бы­ва­ло не­ма­ло име­ни­тых лич­нос­тей из чис­ла ин­тел­ли­ген­тов-бун­та­рей, сре­ди ко­то­рых са­мые пер­вые и зна­чи­мые: де­каб­рис­ты братья Кю­хель­бе­ке­ры. Сна­ча­ла Ми­ха­ил, при­быв­ший сю­да в 1831 го­ду, а по­том и сам Виль­гельм — по­эт и ли­те­ра­тор, ли­цейс­кий друг Алек­са­нд­ра Пуш­ки­на.

Восточное побережье Байкала
По­нят­но, что прос­ве­щен­ное дво­ря­н­ство, при от­су­т­ствии ка­ких бы то ни бы­ло здесь школ, волей неволей взя­ло роль куль­тур­ных мис­си­о­не­ров. Кста­ти, рож­де­ние ны­не на­род­ных пе­сен «Свя­щен­ный Бай­кал» и «Бро­дя­га» то­же свя­за­но с жи­ти­ем бар­гу­зи­нс­ких ссыль­ных, часть из ко­то­рых не­од­нок­рат­но предп­ри­ни­ма­ла по­бе­ги, и всег­да не­у­дач­ные.

И вот, мы въ­ез­жа­ем в этот за­бай­кальс­кий при­род­ный фе­но­мен, в «Бар­гу­зи­нс­кие Аль­пы», как наз­вал эти мес­та ре­во­лю­ци­о­нер и те­о­ре­тик на­уч­но­го анар­хиз­ма гос­по­дин Кро­пот­кин, по­бы­вав­ший здесь в се­ре­ди­не 19 ве­ка. «Бар­гу­зин с его вол­шеб­ны­ми ок­ре­ст­нос­тя­ми ку­да боль­ше под­хо­дит быть лет­ним ку­рор­том, чем мес­том по­се­ле­ния по­ли­ти­чес­ких ссыль­ных», — спра­вед­ли­во удив­лял­ся он в сво­их пу­те­вых за­мет­ках. Эх, не по­ни­ма­ли тог­да на­ро­до­воль­цы всю доб­ро­ту рос­сийс­кой мо­нар­хии. До­жи­ли бы до ста­ли­нс­ко­го ге­но­ци­да, вспо­ми­на­ли бы ца­рей, как хе­ру­ви­мов.

Восточное побережье Байкала

Местные рыбаки улов вывозят на отечественных полноприводных грузовиках. Этот ЗИЛ-157 в Монахово недавно с консервации, в прекрасном состоянии, как будто с конвейера

По­се­лок боль­шой, но с ви­ду обыч­ный, хо­тя, в от­ли­чие от Усть-Бар­гу­зи­на, здесь пост­ро­ен доб­рот­ный мост. Мно­го ма­га­зи­нов, есть цент­раль­ная пло­щадь с ве­ще­вым и про­дук­то­вым рын­ком и, ко­неч­но, свои дос­топ­ри­ме­ча­тель­нос­ти. Нап­ри­мер, кра­си­вые ста­рин­ные до­ма, при­над­ле­жав­шие бо­га­тым куп­цам, но осо­бен­но вы­де­ля­ет­ся де­ре­вян­ное зда­ние уезд­но­го бан­ка се­ре­ди­ны 19 ве­ка. На­пи­са­но, что па­мят­ник ар­хи­тек­ту­ры и ох­ра­ня­ет­ся го­су­да­р­ством, но сей­час он в за­пус­те­нии, внут­ри ни­ко­го и ни­че­го нет. То­го гля­ди, ско­ро прос­то сгни­ет и раз­ва­лит­ся. А еще мужс­кая часть на­шей ком­па­нии не пре­ми­ну­ла друж­но от­ме­тить, что здесь, действи­тель­но, не­ма­ло кра­си­вых де­ву­шек и жен­щин с изящ­ны­ми ази­а­тс­ки­ми чер­та­ми в ли­цах, так что пре­да­ния ста­ри­ны глу­бо­кой на этот счет не об­ма­ны­ва­ют. Есть в здеш­них лю­дях ка­кая-то осо­бая за­бай­кальс­кая по­ро­дис­тость.

Восточное побережье Байкала

Баргузинский залив с видом на Святой нос

Дом, где жи­ли братья Кю­хель­бе­ке­ры, не сох­ра­нил­ся, но на этом мес­те соз­дан отк­ры­тый ме­мо­ри­ал. Кста­ти, Виль­гельм уже че­рез год пос­ле при­ез­да же­нил­ся на до­че­ри мест­но­го почт­мейс­те­ра, и в це­лом про­был в Бар­гу­зи­не не­дол­го. В от­ли­чие от бра­та Ми­ха­и­ла, ко­то­рый здесь же и умер. Ста­рое пра­вос­лав­ное клад­би­ще, на ко­то­ром он по­хо­ро­нен, со­се­д­ству­ет со ста­рым ев­рейс­ким клад­би­щем, и се­год­ня они рас­по­ло­же­ны бук­валь­но в ок­ру­же­нии по­сел­ка. Че­рез за­бор сра­зу дво­ры и спор­тив­ные пло­щад­ки, где за­час­тую шум, гам и гром­кая му­зы­ка. Ин­те­рес­но, ес­ли жи­вых сие не сму­ща­ет, то ка­ко­во усоп­шим от та­ко­го со­се­д­ства?

Ве­че­ром мы отъ­е­ха­ли от по­сел­ка и не от­ка­за­ли се­бе в удо­воль­ствии ро­ман­тич­но за­но­че­вать в ши­кар­ном сос­но­вом бо­ру на вы­со­ком бе­ре­гу мощ­но­го пол­но­вод­но­го Бар­гу­зи­на. А с ут­ра отп­ра­ви­лись в «тур­не» по до­ли­не, но сна­ча­ла с ужа­сом конс­та­ти­ро­ва­ли ду­хов­ную убо­гость сов­ре­мен­ных лю­дей — му­сор­ные свал­ки в ле­су, на сто­ян­ках воз­ле ре­ки и да­же по бе­ре­гам озер в са­мом по­сел­ке предс­та­ли кар­ти­ной неп­рав­до­по­доб­ной, но оче­вид­ной.

ДОЛИНА

В до­ли­ну от Бар­гу­зи­на идут две ав­то­до­ро­ги об­ще­го поль­зо­ва­ния: ос­нов­ная — на Ку­рум­кан не­пос­ре­д­ствен­но по пра­во­му бе­ре­гу ре­ки, и вто­рая — по ле­во­му на уда­ле­нии от бе­ре­га. Мы ухо­дим на вто­рой, ме­нее «на­ка­тан­ный» марш­рут, од­на­ко прив­ле­ка­тель­ный сво­и­ми за­га­доч­ны­ми при­род­ны­ми яв­ле­ни­я­ми. От­сып­ка не ах­ти ка­кая хо­ро­шая, но по­ти­хонь­ку тряс­тись мож­но. В до­ли­не ши­ри­ной до 35 км эта до­ро­га жмет­ся бли­же к древ­не­му Икатс­ко­му хреб­ту с его низ­ки­ми по­ло­ги­ми го­ра­ми, од­на­ко с пер­вых же ки­ло­мет­ров от­сю­да отк­ры­ва­ет­ся ве­ли­че­ст­вен­ная па­но­ра­ма на Бар­гу­зи­нс­кий хре­бет. Так по­лу­чи­лось, что с со­бой сю­да мы при­вез­ли и «ус­та­но­ви­ли» яс­ную сол­неч­ную по­го­ду, и пей­за­жи предс­та­ли на­ше­му взо­ру в са­мых оду­хот­во­рен­ных крас­ках.

Восточное побережье Байкала
Восточное побережье Байкала

Одно из здешних богатств — белые грибы

И пер­вые за­гад­ки по это­му марш­ру­ту то­же не зас­та­ви­ли дол­го ждать — спра­ва в го­рах зас­вер­кал ка­кой-то стран­ный объ­ект. Вбли­зи этот «ар­те­факт» ока­зал­ся ру­кот­вор­ным — па­ра­бо­ли­чес­кая РЛС ги­га­н­тских раз­ме­ров, по-ки­нош­но­му рас­ту­щая из зе­ле­ни ле­са на ма­куш­ке ма­лоп­рис­туп­ной го­ры. Ви­ди­мо, что-то из об­лас­ти сек­рет­ных стра­те­ги­чес­ких объ­ек­тов. Но че­рез 35 км от Бар­гу­зи­на мы вы­хо­дим на пер­вую здесь из­ве­ст­ную дос­топ­ри­ме­ча­тель­ность при­род­но­го про­ис­хож­де­ния — так на­зы­ва­е­мое Со­ле­ное озе­ро, во­да ко­то­ро­го счи­та­ет­ся це­леб­ной.

Это до­воль­но боль­шой во­до­ем с глад­ким пес­ча­но-илис­тым дном и глу­би­ной все­го по ко­ле­но. В са­мых глу­бо­ких мес­тах по по­яс. Во­да слег­ка мут­но­ва­тая, со­ло­но­ва­тая и «мас­ля­нис­тая» на ощупь, с полезными мик­ро­ор­га­низ­ма­ми. Ле­чит от мно­гих бо­лез­ней. Во вся­ком слу­чае, слу­хи о не­ве­ро­ят­ных це­леб­ных свой­ствах озе­ра рож­де­ны не на пус­том мес­те. Го­во­рят, да­же раз ис­ку­пать­ся по­лез­но, хо­тя для дос­ти­же­ния эф­фек­та на­до ре­гу­ляр­но. Инф­ра­ст­рук­ту­ры вок­руг ни­ка­кой, по­э­то­му ре­аль­но здесь по­бы­вать без но­чев­ки. Пос­та­вить па­лат­ку где-ни­будь поб­ли­зос­ти мож­но, но как-то неуют­но — ни дров вок­руг, ни пить­е­вой во­ды.

Восточное побережье Байкала

«Наша» бухта. Таких диких уединенных мест на Байкале все меньше и меньше

Даль­ше до­рож­ка под­ни­ма­ет­ся в го­ру и сов­сем ско­ро вы­во­дит в рас­па­док, ко­то­рый по жи­во­пис­нос­ти сво­ей мог бы пос­по­рить с де­ко­ра­ци­я­ми для «Влас­те­ли­на Ко­лец». В рас­пад­ке, как шляп­ки на гриб­ной по­ля­не, тор­чат кры­ши де­ре­вень­ки Су­во — по рас­по­ло­же­нию, на­вер­ное, са­мая ска­зоч­ная из всех де­ре­ву­шек: гус­той зе­ле­ный луг, быст­рая верт­ля­вая реч­ка, на зад­нем пла­не зве­ня­щая си­не­ва не­ба, ап­пе­тит­ные клу­бы мо­лоч­ных об­ла­ков и тем­ный зас­не­жен­ный хре­бет гор. А по­ло­гие скло­ны ок­ру­жа­ю­щих де­ре­вень­ку хол­мов ук­реп­ле­ны ре­лик­то­вы­ми «кре­по­ст­ны­ми сте­на­ми» ве­ли­ка­нс­ких раз­ме­ров, с ко­лон­на­ми и баш­ня­ми. Од­на са­мая вид­ная и ха­рак­тер­ная так и на­зы­ва­ет­ся: «Су­ви­нс­кий сак­со­нс­кий за­мок». То есть, его «раз­ва­ли­ны». Из­да­ле­ка, действи­тель­но, очень на то по­хо­же.

Восточное побережье Байкала

Здесь даже редких представителей фауны, например, цаплю, встретить несложно

Во­об­ще, здесь и даль­ше мест­ность все боль­ше на­по­ми­на­ет пос­ле­д­ствия древ­них ба­таль­ных сцен с ми­фи­чес­ки­ми чу­до­ви­ща­ми, пос­коль­ку скаль­ные ху­до­же­ст­ва как буд­то яв­ля­ют со­бой ос­тат­ки ги­га­н­тских мо­но­лит­ных ук­реп­ле­ний и ору­дия вой­ны. Не­ко­то­рые наг­ро­мож­де­ния име­ют «рисунки» в ви­де цвет­ной ка­мен­ной клад­ки, об­ряд­ные зна­ки как буд­то ис­ку­с­ствен­но­го про­ис­хож­де­ния вре­мен древ­них ре­ли­ги­оз­ных пок­ло­не­ний. Ве­ро­ят­но, на этих кар­ти­нах и рож­да­лись ле­ген­ды або­ри­ге­нов о ге­ро­ях-бо­га­ты­рях. К та­кой мыс­ли рас­по­ла­га­ет и сле­ду­ю­щий при­род­ный фе­но­мен, ко­то­рый по это­му марш­ру­ту предс­та­ет от Бар­гу­зи­на в 60 км и но­сит наз­ва­ние «Сад кам­ней». Ли­рич­но, но не сов­сем вер­но.

Восточное побережье Байкала

Рыбацкое счастье Чивыркуя вволю познал и наш кот

Ог­ром­ная рав­ни­на, сплошь усы­пан­ная ва­лу­на­ми ве­сом в де­сят­ки и сот­ни тонн. Ко­неч­но, мож­но по­ве­рить, что все это при­нес­ло сю­да с пос­лед­ним лед­ни­ко­вым пе­ри­о­дом, но что в том ин­те­рес­но­го? На­до ве­рить в дру­гое — это или клад­би­ще ми­фи­чес­ких во­и­нов-ве­ли­ка­нов с «надг­роб­ны­ми кам­ня­ми», или по­ле бра­ни, на ко­то­ром ос­та­лись сна­ря­ды осад­ных ору­дий или на­ко­неч­ни­ки бо­е­вых то­по­ров и па­лиц. Но да­же ес­ли в это не ве­рить, по­бы­вать здесь все рав­но сто­ит, хо­тя бы ра­ди под­нож­ных да­ров Бар­гу­зи­нс­кой до­ли­ны: для трав­ни­ков мес­та не­ве­ро­ят­но бо­га­ты.

Сра­зу пос­ле ка­мен­но­го пла­то до­ро­гу пе­ре­се­ка­ет пот­ря­са­ю­щая по кра­со­те ре­ка Ина, а за ней мож­но от­вер­нуть на мест­ный Ар­шан — не­боль­шое по­се­ле­ние с це­леб­ны­ми во­да­ми, ку­да при­ез­жа­ют под­ле­чить сус­та­вы, сердце, нер­вы и мно­го еще че­го. Есть да­цан, детс­кая ба­за от­ды­ха, ка­фе-сто­ло­вая. Вы­ше в го­рах ког­да-то жи­ли ша­ма­ны, и ту­да сей­час мож­но проб­рать­ся, но сде­лать это неп­рос­то. Нам повстре­чал­ся мест­ный стал­кер, ко­то­рый пред­ло­жил со­вер­шить ту­да по­ход, про­ве­рить чис­то­ту со­вес­ти. Од­на­ко на это нуж­но вре­мя, да и стал­кер, бу­ду­чи из­ряд­но вы­пим­ши, к об­ще­нию не рас­по­ла­гал.

Восточное побережье Байкала
По су­ти, к са­мым име­ни­тым ле­чеб­ным ис­точ­ни­кам до­ли­ны на­до бы­ло ехать даль­ше, но раз­вед­ка на мес­те вы­я­ви­ла, что марш­рут ту­да сей­час здо­ро­во раз­бит, а не­ко­то­рые мос­ты да­же снес­ло боль­шой во­дой. По кар­там эта до­ро­га долж­на со­е­ди­нить­ся с пра­во­бе­реж­ной в Улюн­ха­не, что при­мер­но в 175 км от Бар­гу­зи­на. Там и есть офи­ци­аль­ный «ко­нец» марш­ру­та по Бар­гу­зи­нс­кой до­ли­не. Ос­тав­ший­ся от­ре­зок до се­вер­ной ци­ви­ли­за­ции, до се­ла Ку­мо­ры с вы­хо­дом на БА­Мо­вс­кую трас­су, до­ро­гой не счи­та­ет­ся, но «про­лаз» сквозь бро­ды, го­ры и тай­гу все же есть. Прав­да, по­ка этот учас­ток из раз­ря­да свер­хэ­к­стре­маль­но­го off-road.

Нам же не «све­ти­ло» доб­рать­ся да­же до Улюн­ха­на. По­вер­ну­ли об­рат­но, что­бы к за­ка­ту ус­петь на Бар­гу­зи­нс­кий за­лив. За­па­ся про­ви­зию в Бар­гу­зи­не (це­ны в ма­га­зи­нах мо­гут раз­ли­чать­ся, но уро­вень нор­маль­ный) и к ве­че­ру доб­рав­шись до устья ре­ки, пе­ре­сек­ли пост гра­ни­цы на­ци­о­наль­но­го пар­ка. Въ­езд и пре­бы­ва­ние там плат­ное: 100 руб­лей с ма­ши­ны и по 30 руб. с че­ло­ве­ка за сут­ки.

Ос­та­но­ви­лись на за­ли­ве в ле­сис­той зо­не, где толь­ко на­чи­на­ет­ся пе­ре­ше­ек на Свя­той нос. Ре­ши­ли от­дох­нуть и наб­рать­ся сил пе­ред ре­ша­ю­щим эта­пом. Здесь по­вез­ло по­пасть в пик ано­маль­но­го про­из­рас­та­ния бай­кальс­ких бе­лых гри­бов — за пол­ча­са мож­но бы­ло на­со­би­рать при­лич­ную гор­ку круп­ных, креп­ких и аб­со­лют­но чис­тых гри­бов. Прав­да, за­од­но под­ве­рг­лись ата­ке кле­щей — ано­маль­но в этом го­ду бы­ло все!

СВЯТОЙ НОС

Восточное побережье Байкала

Отплытие из Монахово в Змеевую бухту. За штурвалом Вован, его раритетная лодка оснащена японским дизелем

Че­рез две но­чи дви­ну­ли на фи­ниш­ную точ­ку марш­ру­та, пла­ны о чем вы­на­ши­ва­лись с прош­ло­го го­да. По ис­ко­ре­жен­ной яма­ми и кам­ня­ми до­ро­ге Бар­гу­зи­нс­ко­го пе­ре­шей­ка доб­ра­лись до по­лу­о­ст­ро­ва. Сра­зу раз­вил­ка. На­ле­во до Глин­ки, от­ку­да лю­би­те­ли гор­но­го ту­риз­ма по тро­пе мо­гут под­нять­ся на хре­бет и ли­цез­реть весь за­лив как на ла­до­ни. Но мы едем нап­ра­во, в Мо­на­хо­во, где на­ме­чен наш «пе­ре­ва­лоч­ный» пункт для заб­рос­ки по Чи­выр­куйс­ко­му за­ли­ву «ку­да по­даль­ше».

Восточное побережье Байкала

Эпизод высадки «робинзонов» в безлюдную бухту полуострова

В прин­ци­пе, мож­но до­е­хать и до Кур­бу­ли­ка — от­ту­да по во­де (или че­рез тай­гу) бли­же все­го до за­вет­ной бух­ты, но до­ро­га к это­му по­сел­ку че­рез хре­бет для на­ших ма­шин мо­жет ока­зать­ся ро­ко­вой. Ре­ши­ли не рис­ко­вать и ос­та­но­вить­ся в Мо­на­хо­во. К то­му же, здесь име­ет­ся имп­ро­ви­зи­ро­ван­ная и плат­ная (50 руб­лей) сто­ян­ка — лес­ная по­ля­на под наб­лю­де­ни­ем мест­ных ста­ро­жилов. На ней уже «от­ды­ха­ло» нес­коль­ко ав­то­мо­би­лей, в том чис­ле джи­пы с ло­доч­ны­ми трей­ле­ра­ми.

Восточное побережье Байкала
Да, луч­ший ва­ри­ант — при­е­хать сю­да с собствен­ной мо­тор­ной лод­кой, нап­ри­мер, ре­зи­но­вой с японс­ким дви­га­те­лем, тог­да от­дых бу­дет ин­те­рес­ней, на­сы­щен­ней и мо­биль­ней. У нас же толь­ко ве­сель­ная «ре­зин­ка», по­э­то­му ма­ши­ны ос­тав­ля­ем на сто­ян­ке, а весь не­ма­лый скарб гру­зим в де­ре­вян­ную ры­бац­кую «ша­лан­ду», ко­то­рую пра­виль­но на­зы­вать бай­кал­кой — ста­рин­ный, на­деж­ный и до сих пор очень расп­ро­ст­ра­нен­ный тип суд­на у бай­кальс­ких ры­ба­ков.

О заб­рос­ке мы за­ра­нее до­го­во­ри­лись с мест­ным жи­те­лем Во­ва­ном (так он предс­та­вил­ся), ко­то­рый за 2000 руб­лей бе­рет­ся дос­тав­лять ту­рис­тов до ска­зоч­ных пре­лес­тей име­ни­той Зме­евой бух­ты. Те мес­та во­очию уда­лось уви­деть еще прош­лым ле­том в хо­де ко­рот­кой экс­кур­сии, а сей­час предс­то­я­ло по­бы­вать там с мно­год­нев­ным ви­зи­том.

Восточное побережье Байкала
Восточное побережье Байкала

Самая интересная встреча на баргузинском перешейке. Мистер Крис здесь проездом аж из самой Австралии! До континента добрался на корабле, а в России на тот момент уже пять недель. Путешествует на внедорожнике собственной конструкции, особенность которой — возм

По все­му, Во­ван ав­то­ри­тет­ный здесь че­ло­век — ко­сая са­жень в пле­чах, нем­но­гос­лов­ный, де­ло­вой, а в ка­че­ст­ве дви­га­те­ля на лод­ке ди­зель Toyota 2C. Это что-то зна­чит, пос­коль­ку на дру­гих по­доб­ных лод­ках при­хо­ди­лось ви­деть древ­ние оте­че­ст­вен­ные мо­тор­чи­ки. Японс­кий ди­зе­лек до­воль­но неп­ло­хо «гре­бет» эту тя­же­лую по­су­ди­ну, к то­му же, ту­да плы­ли, вер­нее ска­зать, ны­ря­ли навстре­чу вол­нам — раз­би­ва­ясь о проч­ный нос, они ос­ве­жа­ю­ще ока­ты­ва­ли нас ко­лю­чи­ми брыз­га­ми. В об­щем, с ад­ре­на­лин­чи­ком плы­ли.

Во­ван ока­зал­ся че­ло­ве­ком сло­ва и де­ла. Как и обе­щал, ров­но че­рез час нос лод­ки упер­ся в зо­ло­той пе­сок аб­со­лют­но без­люд­ной бух­ты, по­лу­ме­ся­цем про­тя­нув­шей­ся на доб­рый ки­ло­метр. Выг­ру­зи­лись, расп­ла­ти­лись за дос­тав­ку, до­го­во­ри­лись о вре­ме­ни возв­ра­ще­ния и поп­ро­ща­лись. С мо­ря бух­та ог­раж­де­на мы­са­ми, со сто­ро­ны су­ши гус­той лес и го­ры, есть по­лян­ка под па­лат­ки, а так­же сруб­лен­ные из бре­вен стол со скамь­я­ми. И ни ду­ши. Пол­ное ощу­ще­ние ро­бин­зо­на­ды. Здесь да­же подк­лю­чен­ный «Ме­га­фон» уже не действу­ет. Нас­то­я­щая изо­ля­ция от боль­шо­го ми­ра и от лю­дей. Вос­торг, эй­фо­рия!

Ко­неч­но, в Кур­бу­лик от­сю­да ве­дут лес­ные тро­пы, но это на са­мый край­ний слу­чай. К то­му же, здесь вы­со­ка ве­ро­ят­ность встре­чи с мед­ве­дем, без осо­бой на­доб­нос­ти в лес со­вать­ся не хо­чет­ся, и это то­же при­да­ет осо­бый шарм от­ды­ху. При этом в би­нокль мож­но наб­лю­дать «по­тус­то­рон­нюю» жизнь, «оп­ти­чес­ки» ощу­щать связь с ми­ром: вда­ли на про­ти­во­по­лож­ную сто­ро­ну за­ли­ва вре­мя от вре­ме­ни за­хо­дят ка­те­ра и ко­раб­ли с ту­рис­та­ми — как раз там и на­хо­дит­ся из­ве­ст­ный ис­точ­ник.

Не­по­да­ле­ку от не­го ба­зи­ру­ет­ся де­бар­ка­дер — пла­ву­чая гос­ти­ни­ца, рас­счи­тан­ная на иност­ран­ных лю­би­те­лей эк­зо­ти­ки. Мес­то в нем сто­ит 2600 руб­лей в сут­ки, да и обс­лу­жи­ва­ние не из де­ше­вых — за­ка­зать пи­рог из ому­ля бу­дет сто­ить 1000 руб­лей. На­нять ка­тер до Уш­кань­их ост­ро­вов обой­дет­ся до 23000 руб­лей. Дру­гие ви­ды прак­ти­ку­е­мо­го здесь ор­га­ни­зо­ван­но­го от­ды­ха свя­за­ны с ры­бал­кой — так­же мож­но на­нять мо­тор­ную лод­ку хоть на не­де­лю, и хо­зя­ин бу­дет ка­тать по са­мым клев­ным мес­там Чи­выр­куйс­ко­го за­ли­ва.

Мы же прек­рас­но до­воль­ство­ва­лись ста­ци­о­нар­ным уе­ди­нен­ным от­ды­хом, ор­га­ни­зо­вав свою знат­ную ры­бал­ку. Глав­ное в на­шем слу­чае — не прос­чи­тать­ся с за­па­са­ми, осо­бен­но что ка­са­ет­ся ог­нен­ной во­ды и та­ба­ка. Со­сед­ние бух­ты в это вре­мя то­же бы­ли прак­ти­чес­ки пус­ты, хо­тя по­го­да уже сто­я­ла от­лич­ная, и во­да вре­мя от вре­ме­ни да­же поз­во­ля­ла ку­пать­ся. Но вско­ре и в со­сед­ние бух­ты ста­ли при­бы­вать ред­кие ту­рис­ты. Они так­же «де­сан­ти­ро­ва­лись» с во­ды, а са­мые от­ча­ян­ные (сре­ди них в ос­нов­ном иност­ран­цы) приш­ли по тро­пам.

Кста­ти, сре­ди этих ро­бин­зо­нов бы­ли и спе­ци­аль­ные эко­ло­ги­чес­кие от­ря­ды, со­би­ра­ю­щие му­сор. Да, в пар­ке по­ря­док под­дер­жи­ва­ет­ся, день­ги как буд­то взи­ма­ют­ся не зря. А вот мест­ные жи­те­ли не очень до­воль­ны ны­неш­ни­ми по­ряд­ка­ми. Ес­ли ры­бал­ка еще при­но­сит ка­кие-то до­хо­ды, то охо­та пос­те­пен­но от­ми­ра­ет. Го­во­рят, за­ку­поч­ные це­ны на шкур­ки, в том чис­ле нер­пы, в пос­лед­нее вре­мя за­мет­но па­да­ют, а бо­еп­ри­па­сы до­ро­жа­ют, по­э­то­му про­мыш­лять охо­той ста­ло не­вы­год­но.

В наз­на­чен­ный день и вре­мя жда­ли Во­ва­на. На­ка­ну­не был день ры­ба­ка, ви­ди­мо, по­э­то­му он слег­ка за­дер­жал­ся. Од­на­ко оби­дел­ся, ког­да кто-то по­шу­тил в та­ком ду­хе: «А мы ду­ма­ли, уже не дож­дем­ся». Край­не от­ве­т­ствен­ный че­ло­век. За дос­тав­ку об­рат­но то­же зап­ла­ти­ли 2000 руб­лей, но путь об­рат­но ока­зал­ся очень ком­фо­рт­ным и быст­рым — шли уже по вол­нам, не бы­ло ни «прыж­ков», ни брызг. Кста­ти, весь свой му­сор мы соб­ра­ли в меш­ки и при­вез­ли с со­бой в Мо­на­хо­во, где ски­ну­ли в спе­ци­аль­но со­ору­жен­ные «за­го­ны». А ког­да за­би­ра­ли ма­ши­ны со сто­ян­ки, сто­рож по­ве­дал, как ны­неш­нюю ночь бо­ял­ся вы­су­нуть нос из из­буш­ки — на­ве­ды­вал­ся мо­ло­дой мед­ведь, ко­то­рый дол­го во­ро­шил по­мой­ные ку­чи. Ря­дом с Мо­на­хо­во сто­ял от­ряд МЧС, ре­бя­та чис­ти­ли дно, но о мед­ве­де том ни­че­го не зна­ли.

Уже по пу­ти до­мой вновь убе­ди­лись в раз­ма­хе на­ча­то­го до­рож­но­го стро­и­тель­ства по древ­не­му бар­гу­зи­нс­ко­му трак­ту. Но как по­том ока­за­лось, не­пос­ре­д­ствен­но учас­ток близ Улан-Удэ, ко­то­рый идет че­рез пе­ре­вал, по­ка так и ос­та­ет­ся раз­би­тым и бесп­ри­зор­ным. Так что, че­рез Та­та­у­ро­во ид­ти бы­ло не толь­ко ко­ро­че, но и ком­фо­рт­ней. Бы­ло 11 ию­ля, и навстре­чу уже «ва­лил» по­ток са­мых раз­ных ав­то­ту­рис­тов. А че­рез нес­коль­ко лет, оче­вид­но, здесь бу­дет лю­дей не мень­ше, чем на Ма­лом мо­ре.

Василий ЛАРИН
Фото автора

Автомаркет+Спорт № 31/2007

тут были комменты. RIP!






Поделиться ссылкой

Автофирмы Иркутска







Весь каталог