На «Хивусе» по северному Байкалу
Просмотров: 5842
30 Марта 2007

ПРИТЯЖЕНИЕ БЕЛОГО БЕЗМОЛВИЯ

Северный Байкал

Зимние месяцы — самое сложное время для путешествий, поэтому удаленные от населенных пунктов уголки побережья Северного Байкала в это время совершенно пустынны, нет ни туристов, ни рыбаков.

Для своего 7-дневного путешествия мы выбрали хорошо зарекомендовавший себя по зимним экспедициям прошлых лет катер-амфибию «Хивус-10». Его преимущества перед автомобилем неоспоримы, он непотопляем, и даже при разрыве всех восьми секций надувных двухъярусных скегов остается на плаву, так как его корпус выполнен герметичным, как у лодки. Судно оборудовано шестилопастным тяговым вентилятором и двумя вентиляторами для наддува воздушной подушки, не боится трещин и открытой воды, особенно в этом году, когда из-за теплой зимы под лед стали одна за другой проваливаться автомашины.

Северный Байкал

Буддистская ступа на острове Огой

Свою первую ночевку мы провели на туристической базе «Фрегат» в Куркутском заливе, рядом с ледовой переправой на остров Ольхон. Рано утром за нами пришел «Хивус-10», и дальше путешествие проходило уже без дорог по льду, что сделать на автомобиле небезопасно. Около домиков «Фрегата» у оконечности мыса Улан-Хада вешками отмечен опасный участок льда для автомобилей, несколько недель назад капитан «Хивуса» решил проехать здесь напрямик, и катер внезапно проломил лед. Если бы это был автомобиль, он бы уже лежал на дне, для «Хивуса» это не опасно. В другом месте на тонком льду при буксировке на снегоходе сноубордистов «Хивус» попал на скорости в полынью с водой, водитель не растерялся и добавил газу, пройдя глиссированием открытую воду. Так что альтернативы «Хивусу» в неконтролируемых перемещениях по льду нет. Аренда в сутки обходится недешево — 18000 руб., но гарантирована безопасность и возможность проехать там, где на автомобиле и пробовать не стоит. Вот и сейчас мы, не обращая внимания на трещины, проходим их без остановки, взяв курс прямиком к острову Огой.

На небольшом серповидном острове, недалеко от мыса Хорогой, сохранились остатки курыканской

Северный Байкал

Официальная переправа на острове Ольхон

стены. Он стал известен после возведения на острове летом 2005 г. буддийской ступы, официально именуемой как Ступа Просветления, содержащей статую Матери всех Будд Трома Нагмо. Другими словами, эта ступа относится к типу ступ Просветления, в которую вложены различные буддийские реликвии и бронзовая статуэтка дакини Трома Нагмо, считающаяся в тибетском буддизме матерью всех Будд. Считается, что буддийские ступы предназначаются для растворения всех негативных препятствий в мире, благоприятно способствуют процветанию местности, где сооружены и приносят пользу людям, особенно тем, кто посещает эти ступы осознанно.

Остров Огой, протянувшийся узкой извивающейся полоской суши с юга на север на 6 км, с воздуха

Северный Байкал
сильно напоминает танцующую дакиню с распростертыми руками, устремленную на север: отчетливо читается контур головы с плечами в северной части острова и разведенные в стороны и согнутые в локтях руки. Контур острова можно еще сравнить с образом сказочного джина, высвобождаемого из лампы Аладдина. Ступа, сооруженная на самой высокой отметке острова (512 м), на высоте 60 м над уровнем Байкала, оказалась расположенной как раз в области груди, на месте сердца контура острова. Остров Ольхон находится в центре Байкала, остров Огой в центре Малого Моря. Для сооружения ступы шириной 5,8 м и высотой 6,35 м по воздуху с Ольхона на остров Огой вертолетами было перенесено 350 т цемента и песка. Проект ступы был разработан иркутскими архитекторами с учетом местных особенностей: частых туманов, сильных ветров и сезонных перепадов температуры. По их рекомендации для строительства был использован особо прочный железобетон, изготовленный на месте из специального влагостойкого цемента, применяющегося для заливки «тела «плотин гидроэлектростанций, и мраморный песок для внутреннего заполнения ступы, который был специально доставлен с мраморного карьера из Слюдянки. Построенная ступа была покрыта специальной светоотражающей и влагозащитной краской, и теперь белоснежная ступа видна на значительном расстоянии со всех близлежащих островов и берегов Малого Моря.

Сейчас, зимой, с вершины острова от ступы получается красивая панорамная фотография. Дальнейший наш маршрут был выстроен таким образом, чтобы заехать пообедать в Хужир на усадьбу к Никите Бенчарову и ближе к вечеру, когда солнце будет освещать западный берег острова, оказаться среди наплесков на мысе Саган-Хушун.

Этот мыс выделяется среди побережья своими мраморными скалами, покрытыми красным лишайником,

Северный Байкал

Ледовые наплески на скалах мыса Саган-Хушун

но особую красоту этому месту зимой придает сверкающий наплесковый лед на скалах, ежегодно образующийся при замерзании озера. В этом году высота наплесков была как никогда внушительной, на глаз мы определили высоту в 18-20 м. В маленькой бухте, полностью одетой в сверкающий ледяной панцирь с ветвистыми сосульками, я делаю фотографии, достойные сравнения с Антарктикой — царство льда и снега. Перед мысом набило много торосов, причем торчащие вертикально льдины поражали своей исключительной прозрачностью, эти льдинки оказались самыми прозрачными на всем нашем маршруте. Сквозь толстый лед прекрасно и без искажений можно было снимать портреты.

Вторая ночевка у нас запланирована на южном кордоне Байкало-Ленского заповедника в Анхалуе. Чтобы прийти к протопленному дому, пришлось накануне связываться по рации с лесником. Дальше наш маршрут будет проходить по местам менее посещаемым. Из-за удаленности и сложной ледовой дороги добираются до этих мест немногие. На Ушканьих островах наша группа оказалась в этом году вообще первой. Возле мыса Рытого в привычном месте мы встретили разорванные становые трещины и мощные надвиги льда на берег, которые к концу марта станут еще выше. В этом году из-за несмерзающих трещин редкие автомобили пробили временную дорогу прямо по галечным пляжам мысов, чтобы не выезжать в опасных местах на лед. Нам приходится искать проходы среди торосов, и уже в сумерках, буквально на прямой видимости места ночлега, на скорости бок нашего катера вспарывает, как лезвие ножа, острая льдина. При подобном мгновенном разрыве переднего колеса автомашины можно легко улететь в кювет, у «Хивуса», наоборот, происходит торможение и проседание на бок. Разрез верхнего скега обескураживает. Длина пореза около 1,5 метра, повреждено два отсека скега, ремонтироваться на сильном морозе, усиленном обжигающим ветром, когда от холода слезятся глаза, — экстремальное занятие. Нам повезло, что порез произошел рядом с местом нашего теплого ночлега, и мы можем для ремонта снять резиновый скег и отнести его в теплый дом.

Надувные скеги чрезвычайно чувствительны к острым льдинам, а так как зачастую обойти их

Северный Байкал
невозможно, всегда с замиранием сердца приходится преодолевать колотый лед и трещины с острыми краями.

Температура воздуха к утру упала до минус 25 градусов, а на мысе Елохине в эту ночь температура опустилась до минус 30. Так что зима на Байкала вполне сибирская. За время фотосессии восхода солнца моя шапка-ушанка покрывается заметной изморозью. Но на самом деле в унтах и в теплой собачьей шубе вполне комфортно, а если еще вовремя испить горячего чая, то мороз не помеха.

Следующее знаковое место — остановка на мысе Рытый, вокруг которого в последнее время слагаются мифы. Мыс Рытый относится к сакральным местам Прибайкалья. По старинным бурятским преданиям, Рытый является «страшным и священным местом», где живут сердитые Боги, сыновья божества Ухэр, посылающие сильные ветры. Это наиболее сухой участок на северо-западном побережье Байкала. Образован наносами р. Риты. Конус выноса вдается в Байкал на 2,5 км. На мысе есть следы подпорной стенки для дороги или, возможно, это остатки защитной стены. Побывавшие здесь москвичи рассмотрели в ней обсерваторию горизонтального типа, правда, это на уровне их необоснованных фантазий. Однозначно ответить о предназначении и времени возведения этой стены трудно. Если к загадке добавить наблюдения местных жителей о том, что все жившие на Рытом уходили оттуда через больницу, а медведи здесь ведут себя на удивление агрессивно, добавить к ним желание уфологов наблюдать здесь нечто необычное — вот и тема для статей по аномальным зонам. В этот приезд я также расспрашивал местных лесников и наблюдателей о Рытом, ничего аномального они пока здесь не видели, хотя гнетущее воздействие в ущелье Риты отмечается ими повсеместно. На всякий случай, мы тоже провели обряд приношений местным духам и не стали выходить на священную землю мыса.

Предварительная информация о проблемном льде между Ольхоном и Ушканьми островами оказалась ошибочной. Просто здесь никто не ходил до нас и о том, что лед здесь вполне проходим на «Хивусе», никто не знал. Опасение заблудиться среди торосов и попасть в тупик всегда оставалось, а это чревато пережогом топлива, столь дефицитного в этих краях. С собой мы везли шесть резервных канистр, и однажды, когда переливали топливо в основной бак, ветер покатил пустую канистру по зеркальному льду. Догнать ее удалось не сразу, а остановить — красивым «сэйвом» на живот. Кстати, ветер для «Хивуса» достаточно коварный враг. Из-за своей большой парусности и малого сцепления с поверхностью ветровое ограничение для катера составляет 15 м в секунду и устоять против шквального ветра «Хивус» на льду просто не может. На обратном пути мы попали в неблагоприятные метеоусловия и буквально всю акваторию Малого Моря были вынуждены проходить не носом вперед, а скользя поперек ветра боком, причем иногда эта скорость составляла около 50 км/час!

С учетом непрерывного блуждания в поисках прохода вокруг торосов приходится проходить в 1,5 раза большее расстояние, чем по прямой. Иногда кажется, что впереди сплошной непроходимый частокол льдин, и только приблизившись, видим, что есть участки чистого льда. Но это не гладкий озерный лед, а неровный смерзшийся битый лед с плотными наддувами снега. Участки относительно ровного льда чередуются с валами битого и частоколом непроходимых льдин, разорванными трещинами и ощетинившимися по краям льдинами, как противотанковыми заграждениями. Такие участки не то что переехать, пешком перейти невозможно. Около метеостанции на Большом Ушканьем острове такое нагромождение льда, что вплотную к поселку не подъедешь. Приходится бросать катер и долго идти по глубокому снегу к жилью.

Базовый лагерь мы сделали в бухте Заворотной. Территория бухты и прилегающий участок побережья, из-за некогда ведущейся здесь добычи микрокварцита, не вошли в территорию Байкало-Ленского заповедника, и сейчас здесь стремительно растет туристический поселок. Один из домов возводят москвичи. Пока он единственный подобный в этой части Северного Байкала. Побережье здесь из-за близко проходящего Байкальского хребта наиболее живописное на всем Байкале, нигде больше на его берегах нет таких высоких и близких к берегу вершин гор. На побережье большие массивы чистых кедровников и густой лес с кедровым стлаником. Идеальное место для панорамных фотографий со льда озера.

Севернее бухты Заворотной находится речка Ледяная, длиной около 5 км, которая впадает в Байкал по глубокому ущелью, куда мало проникает солнечного света, и образовавшийся за зиму лед иногда не успевает растаять. Эта река получила свое название из-за наледей и снега, встречающихся в ее долине и по берегам даже летом. Лед и снег в устье речки хорошо видны с озера. Толщина льда в устье достигает 4 м, вода стекает по блестящим ледяным уступам, и наледь напоминает собой замерзший водопад, подняться на который без кошек на ботинках или ледоруба местами невозможно. Мы поднялись по наледи в ущелье, цепляясь за кусты, обратно лихо съехали по мокрому льду, насквозь промочив варежки, а заодно и штаны. Особой зимней красотой в этом месте отличаются полностью обледенелые шапки над прибрежными валунами и полностью ледяные кусты с причудливо обледенелыми ветвями.

Собственно ради этого зимнего убранства, сверкающих ледяных наплесков и нагромождения прозрачных льдин и стоит ехать по льду озера. Увидеть колоссальные глыбы синего льда выше человеческого роста, гроты со свисающими гроздьями сосулек в золотых лучах восхода. Прозрачный байкальский лед, сильно искрящийся на солнце, достаточно сложный объект для фотосъемки. На фотографии не всегда удается передать феерическое сверкание байкальского льда. Наплесковый лед бывает как прозрачным, так и молочным, иногда он образует причудливые фигуры, напоминающие мифических зверей, иногда мощные цилиндрические колонны. Именно все это и можно назвать ледовым царством Байкала, увидеть которое мечтают многие путешественники.

Северный Байкал
Катер-амфибия «Хивус-10» оборудован малошумным воздушным винтом. В кабине шум примерно такой же, как в УАЗике. На шестиместном катере установлен «уазовский» двигатель мощностью 110 л.с., который работает на бензине А-92. При расходе 17 л./час и емкости топливных баков 120 л. дальность хода достигает до 500 км. На 10-местном катере установлен двигатель ЗМЗ-409 мощностью 149 л.с., с расходом топлива 20 л./час. По воде катер разгоняется до 60 км/час, а по снегу до 90-110 км/час. Водоизмещение катера — 1670 кг, полезная нагрузка — 800 кг. Длина — 7,55 м, ширина — 3,3 м. Количество мест — 9.

Катер-амфибия «Хивус-10» предназначен для круглогодичной эксплуатации. Он имеет просторный салон, в котором даже в сильные морозы поддерживается комфортная температура. Окна в салоне расположены по всему периметру, что дает прекрасный обзор и позволяет всем пассажирам любоваться природой. При необходимости катер на автомобильном прицепе после переезда по автодорогам общего пользования может легко быть переброшен в любой водный бассейн.

Сергей Волков

Автомаркет+Спорт № 13/2007

тут были комменты. RIP!






Поделиться ссылкой

Автофирмы Иркутска







Весь каталог